Активные боевые действия в Донбассе возобновятся, если будет геополитическая конъюнктура?
19.08.2016 | Алексей ТОПОРОВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Задержание вооруженных диверсантов на границе российского Крыма, покушение на главу ЛНР Игоря Плотницкого, пока официально не подтвержденная ни одной из сторон информация о перестрелке на границе между Харьковской и Белгородской областями и другие подобные факты позволяют некоторым экспертам в России и на Украине делать прогнозы по поводу возобновления горячей фазы противостояния в Донбассе. В то же время сами донбасские эксперты, исходя из опыта обоих «Минсков», более осторожны в своих предположениях.

Юбилей первого котла

По иронии судьбы нынешнее «обострение», кажущееся таким на фоне длительного вялотекущего позиционного противостояния последних месяцев, происходит в дни второй годовщины первого в истории войны на Юго-Востоке котла – южного, или изваринского (название дано по наименованию крупного приграничного населенного пункта, на котором и по сей день расположено одноименное КПП). Тогда, в августе 2014-го, эта операция по окружению и уничтожению крупной группировки украинских войск стала первой серьезной победой донбасского ополчения и первым крупным поражением Киева.

Августовские события стали логичным продолжением июньских, когда командование ВСУ начало крупномасштабную операцию, цель которой было окружение мятежных Луганской и Донецкой республик и восстановление контроля над границей с Россией. Примечательно, что именно тогда режим в Киеве для выполнения этой задачи решил впервые массово задействовать вооруженные силы страны, тогда как ранее в боестолкновениях с ополченцами ведущую роль играли добровольческие батальоны.

Продвижение колонн ВСУ шло с двух направлений – Амвросиевки, минуя Саур-Могилу, и Станицы Луганской. И уже 11 июля 2014 г. украинские войска потерпели значительное поражение, будучи атакованными «Градами» ополченцев под селом Зеленополье, где части ВСУ  разбили временный полевой лагерь. В результате этого массированного обстрела, по данным командования украинской группировки, погибли 19 человек, по информации же штаба Народной милиции Луганской народной республики – несколько сотен.

Поражение под Зеленопольем не позволило ВСУ достичь задачи полного контроля над украинско-российской границей, приблизительно 100 километров приграничной территории остались в руках ополчения. При этом из-за изматывающих позиционных боев украинская группировка оказалась сосредоточенной на примыкающем к границе участке на стыке ЛНР и ДНР, получившем негласные названия «южная клешня», «южная кишка», «южный мешок». Впоследствии этот «мешок» удалось завязать подразделениям ДНР, предпринявшим удачную операцию в районе города Торез, в результате которой в окружение попали 79-я аэромобильная, 24-я, 28-я, 51-я и 72-я бригады ВСУ, третий полк украинского спецназа и сводный погранотряд, а также добробаты «Шахтерск» (целиком) и «Азов» (частично).

Что примечательно, командир 24-й отдельной механизированной бригады генерал Александр Павлюк банально бежал, бросив своих подчиненных. Вооруженные подразделения Украины остались без еды, воды и топлива. Около 400-500 военнослужащим ВСУ и боевикам добровольческих батальонов удалось прорваться на территорию России, где им была оказана медицинская помощь, после чего они были экстрадированы на Украину. Крайне показательным на этом фоне выглядел налет авиации ВСУ, 6 августа отбомбившейся по позициям 79-й аэромобильной бригады.

Эксперты ДНР и ЛНР предполагают, что это было сделано для того, чтобы скрыть следы и уничтожить свидетелей разгрома украинской армии. Спустя двое суток изваринский котел был полностью ликвидирован. По данным штаба Народной милиции ЛНР, украинская армия потеряла от четырех до пяти тысяч бойцов убитыми, ранеными и пленными. Ополчению удалось захватить в качестве трофеев 67 единиц военной техники, в их числе танки, БТР, БМП, а также 18 установок «Град» БМ-21.

Через полмесяца вооруженным силам ДНР и ЛНР удалось устроить украинской вооруженной группировке, состоящей преимущественно из добровольческих батальонов, еще один котел – под Иловайском, в результате попытки прорыва которого, по оценке командира «Азова» Андрея Билецкого, украинская сторона потеряла более тысячи человек, и еще сотни человек были убиты до этого в ходе боев в самом городе.

А еще через полгода состоялся и дебальцевско-чернухинский котел, операция по ликвидации которого растянулась на полтора месяца и стоила республикам, по признанию многих ополченцев, больших потерь в людской силе, вследствие слабой подготовленности и организованности наступления (точное число погибших бойцов в провозглашенных государствах не называют и по сей день).

Старт войне дадут не в Киеве

«Не думаю, что если вооруженные действия возобновятся, то нам следует рассчитывать на победы, аналогичные «Изваринскому котлу», – считает луганский публицист, участник взятия луганского СБУ Тихон Гончаров. – Во-первых, украинская армия уже не та, она научилась воевать, с ней плотно работают инструкторы из НАТО и США, она получает новейшее вооружение и усиливается наемниками-профессионалами из западных стран. Во-вторых, вооруженные силы республик тоже уже не те. Да, по каким-то техническим параметрам они стали совершеннее, но из них, по ряду причин, ушли идейные бойцы, нынешний же состав во многом сформирован теми, кто пришел служить от безысходности, не найдя других средств для заработка. С другой стороны, по моим данным, украинские военнослужащие также не хотят воевать и умирать за Порошенко, но под рукой ВСУ остаются все те же идейно-мотивированные добровольческие батальоны, а также наемники-профессионалы».

Слова журналиста косвенно подтверждают и последние разведданные Народной милиции ЛНР о переброске сил наемников и националистических батальонов к линии разграничения. В частности, на днях в город Попасная для усиления 10-го батальона 59-й отдельной мотопехотной бригады ВСУ прибыли шесть бронемобилей с боевиками запрещенной в России организации «Правый сектор», там же, а также в Старобельске и Станице Луганской расположились националистический батальон «Азов» и чеченский батальон им. Джохара Дудаева, в районе села Болотенное Станично-Луганского района размещено подразделение турецко-чеченских наемников из организации «Серые волки», в город Счастье прибыло подразделение из 300 боевиков, одетых в черную форму с надписью «Север» – боевиков сформированного в Чернигове батальона, состоящего из членов движения «Русские за Майдан». Ну и в Новоайдарском районе замечены представители вооруженного формирования, шевроны на форме бойцов которого состоят из красно-белых полос, что позволяет предполагать то, что они прибыли из Польши.

«На мой взгляд, начало активных и масштабных военных действий на Донбассе зависит от внешнеполитического фактора, – убежден редактор аналитического сайта «Луганск Комментарии», до войны – председатель луганского горкома КПУ Максим Чаленко. – И мне кажется, что этого не случится. Прогнозирую медийное усиление данного направления в связи с новым витком геополитического противостояния в мире и Европе, а так же целым рядом избирательных кампаний: в РФ, а затем в США и весной следующего года – в Германии. Обострение ситуации на Донбассе связано в большей степени с политическими вопросами, нежели с реальным желанием тех или иных властных групп начать войну. По сути, геополитика победила не только прагматический внутриполитический расчет, но и личные счеты. Если же говорить конкретно о покушении на Плотницкого, тот тут вообще не следует искать следов Запада или Востока. Исходя из объективных причин и фактов, выявленных в ходе изучения места происшествия, можно говорить только о «местном следе», а, возможно, и об отсутствии покушения как такового».

С этим мнением созвучна и точка зрения главного редактора журнала «Новая Земля», преподавателя исторического факультета Донецкого национального университета, участника штурма администрации Донецка Артема Ольхина: «Украине нужна эскалация конфликта, чтобы отвлечь внимание населения от внутренних проблем, поэтому провокации стали происходить чаще, и выполнены они грубее. Но это совсем не означает, что быстрое обострение военного конфликта неминуемо, поскольку украинская власть ни одного решения не принимает самостоятельно. А вопрос о том, развязывать ли полномасштабное военное противостояние или нет, наверняка зависит от огромного количества факторов, в первую очередь, от событий, происходящих сейчас в Сирии. Давление на Донбасс и Крым – это, в первую очередь, инструмент воздействия на Россию со стороны Запада. И конфликт начнётся только в том случае, если это давление возымеет должный эффект, сможет стать предметом торга».

Резюмируя сказанное, можно сделать вывод, что Донбасс вновь замер в ожидании событий. И в этом состоянии для военного региона нет ничего необычного, он живет в нем последние два года.

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2332