Безопасны ли ГЭС в сейсмически активных районах Средней Азии?
01.09.2016 | Кирилл СОКОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Для Центральной Азии, располагающей благоприятными условиями для сооружения высокогорных ГЭС, вопрос безопасности строительства имеет не только экономическое, но и политическое значение и способен серьезно осложнить ситуацию в регионе. Именно этим проблемам была посвящена крупная международная конференция, состоявшаяся 26-27 августа в Душанбе.

В Средней (Центральной) Азии расположены пять государств, четверть века тому назад являвшихся союзными республиками бывшего СССР. Два из них – Таджикистан и Киргизия – расположены преимущественно в горных районах и контролируют стоки рек, в связи с чем именуются «верхними». К «нижним» странам, которые расположены ниже по течению Амударьи и Сырдарьи, относятся Казахстан, Узбекистан и Туркменистан.

Проблема заключается в том, что природные энергетические ресурсы между ними распределены крайне неравномерно. «Нижние» страны имеют довольно богатые запасы углеводородов, которые поставляются ими на экспорт, а «верхние» государства своих месторождений нефти и газа практически не имеют. Причем поставки углеводородов нередко использовались и используются как инструмент политического давления. Такую политику в отношении Киргизии и Таджикистана нередко практиковал, в частности, Узбекистан, поставлявший им природный газ. В свою очередь, «верхние» государства имеют возможность использовать в качестве хозяйственного, да и политического рычага воду.

Проблема рационального использования водных ресурсов в регионе весьма остра. «Нижним» государствам ЦА они нужны в весенне-летний период для орошения полей. В жарких климатических условиях Средней Азии урожай без ирригации вырастить невозможно. Особенно большое значение получение поливной воды имеет для Узбекистана, 3/4 населения которого проживает в сельской местности и тесно связано с сельским хозяйством. Прекращение или же существенное сокращение количества воды в трансграничных реках будет означать для него экологическую, экономическую, а затем и социальную катастрофу. «Верхние» же страны нуждаются в воде зимой, когда для полива она не нужна. Дело в том, что, не имея своих запасов нефти и газа, они вынуждены использовать для отопления электроэнергию. А для ее выработки приходится увеличивать интенсивность работы расположенных в верховьях ГЭС и сбрасывать воду, которая «нижним» государствам ЦА потребуется только летом.

Сложившиеся вокруг водно-энергетических проблем региона противоречия выглядят на сегодняшний день почти непреодолимыми. Решить проблему нехватки электроэнергии и пополнения государственных бюджетов за счет увеличения ее экспорта Киргизия и Таджикистан, которые относятся к беднейшим странам не только СНГ, но и мира, пытаются с помощью строительства крупных высокогорных гидроэлектростанций. В Таджикистане к ним относится проект Рогунской ГЭС, прорабатывавшийся еще в советский период. В Киргизии существует проект строительства Камбаратинской ГЭС-1 и Верхненарынского каскада ГЭС.

Все эти проекты вызывают резкое неприятие со стороны Узбекистана, который в случае их реализации окажется главной потерпевшей стороной. Напомним, что в сентябре 2012 г. президент Узбекистана Ислам Каримов во время визита в Казахстан выступил с резкой критикой проектов Рогунской и Камбаратинской ГЭС, заявив, что ситуация из-за распределения стока трансграничных рек может обостриться настолько, что в регионе вспыхнет война из-за воды.

Именно для обоснования того, что строительство ГЭС в горных районах является безопасным и никакой угрозы «нижним» странам не несет, в Душанбе и была организована международная конференция, в которой приняли участие ученые-сейсмологии из 16 стран мира, а также представители авторитетных международных организаций, таких как Всемирный банк, ООН, Швейцарский офис по сотрудничеству. По итогам конференции таджикские СМИ поспешили сообщить о том, что строительство каскадов ГЭС в горных районах признано сейсмологами безопасным. «Исходя из результатов проведенных и проводимых научных исследований, довести до сведения лиц, принимающих решения, и населения региона данные о том, что строительство гидроэлектростанций и их эксплуатация не представляют угрозу», – цитирует принятую по результатам конференции резолюцию таджикский веб-ресурс ASIA-Plus.

Правда, для Ташкента такие выводы аргументом в пользу строительства ГЭС вовсе не являются. Он продолжает настаивать на том, что проекты ГЭС в Киргизии и Таджикистане крайне опасны и представляют непосредственную угрозу для проживающего ниже по течению населения. В начале июля Таджикистан заключил соглашение по достройке Рогунской ГЭС с итальянской компанией Salini Impregilo S.p.A стоимостью 3,9 млрд. долл., что вызвало недовольство Ташкента. 17 августа на сайте узбекского МИД был размещен информационный материал под названием «Строительство крупных плотин – угроза для экологии и социального развития». Апеллируя к опыту Бразилии, где 5 августа было отменено разрешение на строительство крупной ГЭС на притоке Амазонки – реке Тапажос, Узбекистан призывает Таджикистан и Киргизию последовать ее примеру и отказаться от возведения больших плотин в верховьях Амударьи и Сырдарьи. Ташкент при этом ссылается на мнение ученых Оксфордского университета, которые подчеркивают огромные затраты, а также негативные экологические и социальные последствия возведения крупных ГЭС.

«Эксперты едины во мнении, что строительство гигантских плотин на трансграничных реках Центральной Азии вызовет необратимое ухудшение экологии и сложившейся системы природопользования региона, полностью изменит сезонное распределение и многолетнее регулирование основных водотоков, доведет до катастрофического уровня уже имеющийся здесь дефицит водных ресурсов, – говорится в пресс-релизе. – Для стран, лежащих ниже по течению Амударьи и Сырдарьи, это обернется системным летним маловодьем, сильнейшей многолетней засухой, катастрофическими зимними паводками, засолением и резким снижением плодородия земель. Значительное уменьшение водных потоков станет причиной еще большего ухудшения экологической обстановки, резкого снижения благосостояния местного населения, усугубления кризиса в регионе Аральского моря».

Ташкент указывает и на то, что обе ГЭС предполагается строить в местах крупных тектонических разломов с опасностью землетрясений, а в основании Рогунской ГЭС лежит мощный солевой слой, который со временем будет постепенно размываться.

Точно такие же аргументы четыре года назад во время визита в Казахстан приводил И. Каримов, пригрозивший Киргизии и Таджикистану войной. Учитывая, что они являлись участниками ОДКБ, которую Ташкент как раз в это время решил покинуть, ситуация принимала совсем неприятный оборот. В этом гипотетическом противостоянии Россия, как и Казахстан, была бы вынуждена выступить на стороны Киргизии и Таджикистана против Узбекистана. Но несмотря на то, что из состава ОДКБ Узбекистан все же вышел, конфликтовать с ним в планы Москвы совершенно не входило. Любая военная напряженность в регионе грозит взорвать и без того хрупкую стабильность, что обернется гигантскими волнами мигрантов и огромными затратами на поддержание экономики и военно-политической стабильности в регионе.

Примечательно, что от участия в проектах строительства крупных ГЭС в Таджикистане и Киргизии Россия предпочла дистанцироваться. Причем с Рогунской ГЭС это произошло еще в середине «нулевых» годов, а с Камбаратинской ГЭС-1 и Верхненарынским каскадом ГЭС – в декабре прошлого – начале нынешнего года, когда российско-киргизские соглашения об их строительстве неожиданно были денонсированы парламентом Киргизии с подачи президента Алмазбека Атамбаева.

Вопрос о том, безопасно ли на самом деле строить ГЭС в горных районах Центральной Азии, являясь как техническим, так и политическим, не будет, по-видимому, окончательно решен довольно долго. Даже в случае предоставления исчерпывающих доказательств того, что такие ГЭС безопасны, а в проекты внесены все необходимые корректировки, наличие в местах строительства тектонических разломов и солевых пластов позволит говорить о том, что прецедентов подобных сооружений ранее не было, а проверять их безопасность на практике слишком опасно.

Показательно, что, по оценкам экспертов, в строительстве таких ГЭС сегодня не заинтересована ни одна из великих держав, являющихся значимыми игроками на геополитическом поле Центральной Азии, поскольку портить отношения с богатыми углеводородами «нижними» странами никто из них не хочет. А значит, привлечь инвестиции в эти стройки Киргизии и Таджикистану будет непросто.

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:585