Трансграничное сотрудничество Украины с РФ: ломать – не строить
03.09.2016 | Ольга СУХАРЕВА | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Единственное, на что способна постмайданная Украина, это ломать и крушить то, что было создано предыдущими поколениями. Доведя до ручки экономику и ввергнув страну в гражданскую войну, хунта упорно продолжает уничтожать все возможности для восстановления экономики.

Очередной жертвой украинских «реформ» стало региональное и трансграничное сотрудничество с Россией. Правительство утвердило государственную программу развития трансграничного сотрудничества на 2016-2020 годы, где Россия не упоминается в принципе. По словам министра регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Украины Г. Зубко, «программа рассчитана на четыре года и предполагает реализацию 55 связанных с трансграничным сотрудничеством мероприятий и 25 проектов в Житомирской, Ивано-Франковской, Волынской, Одесской, Киевской, Черновицкой и Закарпатской областях». Подборка странная, если не сказать больше. В программу не попал целый ряд приграничных областей, включая абсолютно все, граничащие с Россией.

* * *

Региональное и приграничное сотрудничество оставалось долгое время после переворота сферой, где худо-бедно полуподпольным образом контакты между двумя нашими странами продолжались. Причиной неразрывности связей являлся как общий, оставшийся в наследство от СССР народно-хозяйственный комплекс, так и родственные связи, поскольку административные границы между республиками были проведены «по живому», проходя иногда через населенные пункты.

История регионального и трансграничного сотрудничества в новых условиях была начата после создания 28 июня 1993 г. в Харькове Совета руководителей приграничных областей, в который вошли представители 10 приграничных областей России и Украины. 28 января 1994 г. на первом собрании новой структуры в Белгороде было принято обращение участников к президентам двух стран, которое стало основанием для подписания в 1995 г. межгосударственного соглашения о приграничном сотрудничестве. Позже к объединению присоединилась Белоруссия. Работа межрегионального форума вылилась в создание еврорегионов «Днепр» (апрель 2003 г.), «Слобожанщина» (ноябрь 2003 г.), «Ярославна» (апрель 2007 г.) и «Донбасс» (октябрь 2010 г.). Кроме того, был создан Приграничный белорусско-российско-украинский университетский консорциум и Деловой совет торгово-промышленных палат.

Развитие трансграничного сотрудничества не оставалось без внимания и представительских органов власти. Во время 9-го заседания межпарламентской комиссии по сотрудничеству Верховной рады Украины и Федерального собрания РФ, которое состоялось 29 ноября 2010 г., было принято решение о создании депутатской подгруппы по развитию трансграничного сотрудничества. Как отметил на заседании председатель Совета Федерации С. Миронов, «в Геленджике прошел Первый межрегиональный российско-украинский экономический форум и по его итогам был подписан важный документ – Программа межрегионального и приграничного сотрудничества Российской Федерации и Украины на 2011–2016 годы». Аналогичные группы уже много лет действовали в региональных и муниципальных органах власти.

Сегодня от всего этого украинская сторона отказалась. На данный момент не совсем понятно, чем же недовольна «европейская» Украина, если это сотрудничество базировалось именно на европейской концепции еврорегионов. Так, регионы «Слобожанщина», «Ярославна» и «Донбасс» действуют при консультативной поддержке Ассоциации европейских приграничных регионов (АЕПР), а «Днепр» сосредоточил свою работу вокруг Конгресса местных и региональных властей Совета Европы. И явно по инициативе Киева, который на протяжении всей истории украинской «нэзалэжности» шарахался от СНГ и евразийских проектов как черт от ладана.

Между тем такой формат сотрудничества по сравнению с имевшимся в СССР опытом межрегиональных связей является явной деградацией. Как отмечает политолог В. Пироженко, определение еврорегионов так и не устоялось. Существует как минимум три концепции. Радикальная предлагает замещение идеи национального государства на модель Европы, выстроенной на двух уровнях – национального и регионального; концепция интенсификации предполагает горизонтальную интеграцию через упразднение границ внутри ЕС, а концепция трехступенчатой или трехуровневой Европы – союз национальных государств по представлению интересов регионов. В современном украинско-российско-белорусском межрегиональном сотрудничестве прижилась именно третья, самая гибкая форма взаимодействия. Но даже этот, кастрированный формат Киев пытается разрушить.

* * *

Первой жертвой происходящей только в больных мозгах майданных вожаков «войны с Россией» стала государственная граница. В течение нескольких дней после переворота на рубежах Украины и РФ были поставлены «комиссары майдана», блокирующие автомобили, грабящие пассажиров и выискивающие среди них «врагов народа» и «российских шпионов».

Хунта в одностороннем порядке ужесточила режим взаимных поездок, обязав граждан РФ пересекать украинскую границу исключительно по заграничным паспортам и запретив мужчинам моложе 50 лет въезжать на свою территорию. Кабинет министров в одностороннем порядке отменил договор о малом пограничном движении с Россией, закрыв 23 местных пункта пропуска. В свое время на его правовое оформление и обустройство пунктов пропуска были потрачены 10 лет совместной работы и огромные средства. Автор этих строк также была причастна к разработке этого договора. Перед ратификацией документа в Верховной раде десятки людей звонили в парламент, умоляя ускорить рассмотрение вопроса. Это фактически единственный случай в украинской истории заключения международных договоров, вызвавший подобный отклик граждан. За последовавшим в 2014 г. волюнтаристским запретом малого приграничного движения – тысячи людских судеб: разделенные семьи, невозможность ухода за больными родственниками, разлука с детьми и внуками.

Разрыв вековых связей между украинскими и российскими регионами тут же сказался на товарообороте и промышленном развитии. Например, по итогам 2008 г. внешнеторговый оборот Курской области с Украиной составлял 420 млн. долл. Только за первое полугодие 2014 г. он рухнул на 25%. Аналогичная ситуация в Харьковской обл. В 2014 г. все экспортные поставки товаров её предприятий и организаций составляли 1,8 млрд. долл., что на 8,3% меньше, чем в 2013 г. При этом объемы экспорта товаров в Российскую Федерацию уменьшились на 15%. Но даже в этом случае экспортные поставки товаров предприятий и организаций Харьковской области в РФ превысили экспорт в страны ЕС в 2,6 раза. К 2016 г. ситуация изменилась радикальным образом. Если ранее доля России составляла в структуре внешней торговли Харьковской обл. 45%, то по итогам первого квартала 2016 г. она упала до 25%.

Если посмотреть структуру экспорта, то предприятиями Харьковщины за пределы Украины поставлялись машины, оборудование и механизмы – электротехническое оборудование (28,9%), продукты растительного происхождения (13,5%), готовые пищевые продукты (11,4%) минеральные продукты (9,3%), средства наземного транспорта, летательные аппараты, плавучие средства (5,1%). То есть почти половину составляла продукция высокой степени переработки. Не нужно быть экспертом в экономике, чтобы понять, что её потребителем были Россия и страны СНГ.

Страдает и малый бизнес. Неоднократно бунтовавшие работники харьковского рынка «Барабашово» подчеркивают: «Торговли нет уже с января 2013-го, как только все это началось, торговля упала, потому что раньше нас выручала Россия, предприниматели которой закупали у нас товар и оптом, и в розницу. Нынешнее правительство, которое пришло к власти, наделало много гадостей и подлостей, это нелегитимное правительство, и эти выборы мы не признаем. Надеемся, что лучшие времена будут только с Россией».

Обращает на себя внимание и тот факт, что приграничные с РФ украинские области являются наиболее развитыми в экономическом отношении и имеют большой вес в экономике страны и валютных поступлениях в госбюджет. Так, до войны приграничные области Украины производили 27,7% украинского ВВП, в то время как российские пограничные регионы – лишь 7,7% ВВП России. При этом пограничные регионы РФ вырабатывают ВВП на душу населения приблизительно в 2 раза больше, чем пограничные регионы соседей. То есть наблюдается явное отставание в экономическом развитии украинских регионов. Невольно возникает вопрос, кому больше нужно трансграничное сотрудничество? И почему именно нуждающийся от него отказывается?

* * *

Впрочем, трансграничное сотрудничество – это далеко не только торговля. Альтернативно одаренные «кадры майдана» либо не понимают, либо под диктовку западных кураторов отказываются понимать, что транснациональное взаимодействие включает в себя весь спектр сотрудничества. Это и борьба с техногенными катастрофами, и экология, и противодействие преступности, и развитие инфраструктуры. Как говорит украинское законодательство, трансграничное сотрудничество должно стимулировать: модернизацию и развитие действующей трансграничной транспортной сети с целью увеличения ее пропускной способности, развитие пунктов пропуска через государственную границу; развитие производственной и социальной инфраструктуры регионов, направленной на стимулирование их экономического развития; повышение эффективности взаимодействия между субъектами и участниками трансграничного сотрудничества в предпринимательской деятельности, туристической отрасли; создание общей системы охраны окружающей естественной среды; активизацию трансграничного сотрудничества в сфере культуры, образования, науки и социальной сфере; углубление институционального сотрудничества; активизацию обмена информацией; повышение эффективности взаимодействия между территориальными общинами. А на деле?

Так, в рамках трансграничного сотрудничества харьковские предприятия открыли в Белгородской обл. подшипниковый завод. «Революция» прервала работу по созданию трансграничных производственных кластеров, которые должны были начать работу на границах Сумской и Курской, Донецкой и Ростовской, Харьковской и Белгородской областей, а также областей трех республик – Черниговской, Брянской и Гомельской.

Еще факт. Российско-украинскую границу пересекают 18 железных дорог, 6 магистральных автодорог, 18 других автодорог с выходом на границу. Как в свое время отмечалось на заседании украинско-российской парламентской комиссии, расширение приграничного взаимодействия предполагало модернизацию транспортной инфраструктуры в сопредельных районах. Вместо этого между странами в несколько раз сократилось железнодорожное сообщение, авиасообщение прекращено вообще, а на дорогах орудуют банды неонацистов, перекрывая транзит.

«Похоронена» и межрегиональная экологическая программа по охране и использованию вод бассейна реки Северский Донец для пяти смежных регионов. Украина на данный момент «поставляет» в Северский Донец только гниющие трупы своих солдат.

Ломать, как известно, не строить. Как и прочие художества киевской хунты, разрушение трансграничного сотрудничества с РФ несет проблемы, в первую очередь, самой Украине. И за это преступление инициаторам разрыва человеческих и семейных связей придется отвечать.

Рейтинг Ритма Евразии:
4
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1184