Как наши предки открывали Дальний Восток
11.09.2016 | Виктор ПОЛЕССКИЙ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Прошедший на днях во Владивостоке Восточный экономический форум показал, насколько быстро Дальний Восток превращается в эпицентр динамичных интеграционных процессов, в реальный мост, соединяющий бескрайнюю Евразию и Тихий океан. Рост промышленного производства, в пять раз превышающий среднероссийские показатели, привлечение только за последний год более 15 млрд. долларов инвестиций, сокращение миграционного оттока означают, что период стагнации этого богатейшего, но на долгие годы брошенного без внимания региона наконец-то закончился. И стала реальной амбициозная задача, о которой говорил на форуме Владимир Путин, – сделать Дальний Восток одним из центров социально-экономического развития нашей страны – мощным, динамичным и передовым.

И как в такой момент не вспомнить о наших предках, которые открывали этот суровый, но благодатный край, осваивали, приобщали к общероссийскому миру.

* * *

Присоединив во второй половине XVI в. Сибирь, русские землепроходцы двинулись дальше, к неизведанным рубежам Евроазиатского материка. Немногим более полувека оказалось достаточно, чтобы они достигли берегов Тихого океана. Уже в 1639 г. им открылось побережье Охотского моря, в 1644 г. они достигли Приамурья, в 1648 г. – Чукотки, а в 1697 г. настала очередь последней азиатской окраины – Камчатки.

Важные достижения связаны с именем сибирского казака Семена Дежнёва. Исходным пунктом его походов стал Якутский острог, откуда он в начале 1640-х годов направился в район Средней Яны и по р. Индигирке прошел до Северного Ледовитого океана (моря Студеного). Выйдя в открытое море, Дежнёв прошел до устья Алазеи, а затем, в 1643 г., – и до устья Колымы. Здесь он принял участие в создании Нижне-Колымского острога, ставшего новым опорным пунктом для дальнейшего исследования неизведанных земель.

В 1648 г. совместно с Федотом Поповым (Федотом Алексеевым) Дежнёв впервые в мире прошел Студеным и Анадырским морями (Северным Ледовитым океаном и Беринговым морем) от устья Колымы до северной оконечности полуострова Камчатка. Обогнув Чукотский полуостров, он своим походом за 80 лет до Витуса Беринга ответил на вопрос, соединяются ли Азиатский и Американский материки или их разделяет пролив.

На следующий год землепроходец основал Анадырский острог, исследовал и нанес на карту берега р. Анадырь. Впоследствии, между 1659 г. и 1669 г., он прошел по рекам Анюй (приток Колымы), Оленек, Вилюй, низовьям Лены, исследовав обширные районы азиатского Севера и Северо-Востока. Побывав в 1664–1665 гг. в Москве, Дежнёв лично доложил о результатах исследования этого столь отдаленного региона и получил высокую оценку центральной власти.

Карта-схема походов С. Дежнёва

Приоритет за русскими оказался и в проникновении – первыми из европейцев – в северную часть Тихого океана от мыса Дежнева до залива Анива на Сахалине. Помимо Берингова пролива, нашими соотечественниками открыты: Сахалин, Диомидовы, Командорские, Алеутские, Прибылова, Курильские, Шантарские и многие другие острова. Они же первые освоили Русскую Америку.

Движение на восток шло и по суше. В 1639 г. отряд казаков под командованием Ивана Москвитина вышел к Охотскому (Ламскому) морю в районе устья реки Ульи. Здесь был поставлен первый острог – «зимовье с острожком», и казаки начали осваивать новые земли, где, по описаниям одного из участников похода, «соболя и иного всякого зверя» было во множестве. Отсюда же Москвитин делал вылазки для исследования побережья.

Подвиг пионеров-землепроходцев трудно переоценить. Лишь много позднее, когда центральной власти стали очевидны исключительные богатства новых российских владений, их непосредственная близость к Японии и Америке, встал вопрос о крупных научных и хозяйственных экспедициях. При Петре I был осуществлен Большой камчатский наряд (1716-1720 гг.), а при его преемниках – Первая (1725-1730 гг.) и Вторая (1733-1743 гг.) экспедиции Витуса Беринга, Чукотская экспедиция Афанасия Шестакова (1727-1732 гг.) и другие.

Прямым результатом их многочисленных открытий стало дальнейшее расширение российских владений в водах Тихого океана и проникновение русских на побережье американского материка. Русскими промышленниками, пришедшими сюда по следам В. Беринга и его помощника Алексея Чирикова, за считаные десятилетия были открыты вся Алеутская гряда (острова Ближние, Крысьи, Андреяновские, Лисьи), дальние острова, прилегающие к Аляске (Шумагина, Кадьяк), и посещен ряд пунктов материкового побережья Америки.

К 80 годам XVIII в. относится начало деятельности фактического основателя Российско-Американской компании Григория Шелихова. На Дальнем Востоке он появился впервые в 1776 г. и развил энергичную деятельность по освоению русских земель на Тихом океане. Уже через пять лет Шелихов и его компаньоны организуют постоянную компанию для эксплуатации островов возле Аляски, в первую очередь острова Кадьяк, где, по слухам, были большие пушные богатства. Длительное трехлетнее путешествие предпринял и сам Шелихов. Он перезимовал на острове Беринга (группа Командорских островов), побывал на острове Уналашка, прожил два года на Кадьяке и положил начало русскому заселению дальнеаляскинских островов.

* * *

Начавшееся в XVII в. активное движение русских землепроходцев шло не только в северо-восточном и восточном, но и в южном и юго-восточном направлениях, чему благоприятствовали менее суровые климатические условия.

В 1639-1640 гг. отряд Максима Перфильева плавал вверх по притоку Лены Витиму до речки Цыпир (сегодняшнее название – Ципа). Через год этот путь повторил отряд во главе с Еналием Бехтеяровым.

Но решающее значение для решительного продвижения в Приамурье имел упомянутый выше поход Ивана Москвитина в 1639 г. к Охотскому морю. От аборигенов землепроходцу стало известно о реке Амур, относительно богатства которой ходили легенды. Эта информация дошла до властей Якутска, послужив побудительным мотивом к походам на Амур.

Иван Москвитин

15 июня 1643 г. под руководством якутского письменного головы Василия Пояркова в поход выступила экспедиция из 132 человек. Длительный путь сушей и водой был сопряжен с огромными трудностями. Сначала вниз по Лене, а затем вверх по Алдану, Учуру, Гонаму, через перевал Станового хребта экспедиция вышла к Зее – притоку Амура. От устья Зеи (в районе нынешнего Благовещенска) Поярков прошел по Амуру вплоть до его устья. Местных жителей руководитель экспедиции объявлял подданными русского царя и собирал с них ясак. После зимовки в устье Амура отряд весной 1645 г. вышел в Охотское море. Вторично зазимовали недалеко от устья реки Улья. Отсюда путь в Якутск по суше был известен от И. Москвитина.

После трех лет путешествия В. Поярков вернулся в Якутск. Он подробно описал, в том числе картографически, свой поход, зафиксировав возможность плавания по Амуру на всем протяжении его течения и наличие выхода в открытое море. Написанной им книгой «Расспросные речи» он значительно обогатил науку важными сведениями о быте и нравах местных народов, приведенных им в подданство русского царя, о богатстве края пашенными угодьями и лугами, пушным зверем и рыбой.

Ярчайший след в истории Приамурья оставил Ерофей Хабаров, совершивший в 1649-1653 гг. ряд походов к Амуру. На левом берегу в 1651 г. им была основана крепость Албазин. Активная деятельность Хабарова оборачивалась принятием местным населением русского подданства, возникновением постоянных русских поселений, располагавшихся вокруг Нерчинска, Албазина, Ачинска, Кумары и других, а также в устье Зеи и Уссури. Эти обширные земли Восточного Забайкалья и Приамурья получили название Русской Даурии, административным центром которой стал Нерчинский острог. Наряду с Нерчинским уездом основным центром деятельности русских на Дальнем Востоке стало также Албазинское воеводство. Весь Амур до Татарского пролива и территория к востоку от Аргуни до Большого Хингана вошли в состав России.

Памятник Ерофею Хабарову в городе, носящем его имя

* * *

Вскоре стали происходить столкновения с китайцами, настойчиво продвигавшимися на север и запад от Центральной Маньчжурии. Они стали оспаривать право России на Приамурье, хотя, как писал академик С.Л. Тихвинский, «Цинское правительство не располагало какими-либо удовлетворительными сведениями ни о географии этих внешних территорий, ни о населявших их местных племенах. Русские же знали Амур, знали людей, населявших его берега, знали, куда впадает Амур, знали путь по нему».

Китайские власти вводили войска на правобережье Амура, производили выселение местных жителей (дауров, эвенков, натков, гиляков и других), принявших российское подданство, с их исконных земель. В 80-е гг. XVII в. Цинская империя вступила в открытый конфликт с Россией. Особенно частым набегам маньчжуров подвергался город Албазин, расположенный примерно на полпути от Нерчинска до устья Зеи.

В историю вошла его героическая оборона в 1685-1686 гг. Первую осаду летом 1685 г. выдержать не удалось из-за явного неравенства сил: 450 человек с тремя пушками противостояли 15 тыс. маньчжурских солдат со 100 полевыми и 50 осадными орудиями. За три дня героической обороны русские потеряли убитыми 100 человек и израсходовали весь запас пороха и свинца. Сопротивляться в таких условиях было бессмысленно, и албазинский воевода А. Толбузин сдал крепость, добившись при переговорах свободного пропуска русских жителей в Нерчинск.

Город был разрушен, окрестные селения сожжены, местность обезлюдела, поскольку китайские власти не стали заселять земли по левому берегу Амура. Осенью, когда созрел урожай, русские, проведя разведку, вернулись. После уборки урожая началось восстановление Албазина и его защитных сооружений.

В середине следующего года маньчжуры вновь осадили город. Но теперь, несмотря на столь же значительное превосходство врага, защитникам удалось отстоять свои позиции. Они совершали смелые вылазки, наносили противнику заметный урон. После того как император Канси и русские цари Иван и Петр (дело было в период двоецарствования) обменялись письмами и согласились на переговоры, осада Албазина была снята.

Албазин (с гравюры XVII в.)

Отношения с Китаем Россия попыталась урегулировать дипломатическим путем. В Пекин отправилось посольство окольничего Федора Головина. Не имея возможности перебросить в Приамурье крупные военные силы, Россия была вынуждена в 1689 г. подписать навязанный ей Нерчинский договор. В соответствии с ним российские подданные покидали левобережное Приамурье. Но и в этих условиях Головин сумел отстоять последующие права Московского государства на Приамурье и Приморье. Точной границы между двумя государствами установлено не было. Следовательно, борьба за огромный край, успешно осваивавшийся почти 40 лет, не завершалась, а лишь вынужденно прерывалась до наступления более благоприятных времен.

Активное освоение северных берегов Тихого океана, исследования Курильских островов и Сахалина, интенсивное заселение Восточной Сибири подготовили основы для возвращения Приамурья, которое почти полтора века оставалось территориально не разграниченным и безлюдным.

Процесс возвращения региона в состав Российской империи был завершен заключением Пекинского договора 1861 г., в соответствии с которым левый берег Амура от реки Аргунь до устья признавался владением России.

К середине XIX в. процесс освоения Дальнего Востока приобрел планомерный характер. Росли новые города, прокладывались дороги, разрабатывались кладовые полезных ископаемых. Из Европейской России потянулись сотни тысяч крестьян-переселенцев, принесших сюда новую агрокультуру и резко поднявшие продуктивность сельского хозяйства. Дальний Восток обретал невиданную ранее и все более значимую роль в жизни России.

Теги: Россия  АТР 
Рейтинг Ритма Евразии:
3
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1652