Кадровые перестановки в Казахстане: причины, замыслы, последствия
17.09.2016 | Антон МОРОЗОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Отставка премьер-министра Карима Масимова была вполне ожидаемым событием. Причины этого находятся на поверхности. В последнее время критика правительства, надо признать вполне объективная, усилилась настолько, что реакция неизбежно должна была последовать.

Основными причинами критики стали девальвация тенге и последовавший за ней рост цен на все виды товаров народного потребления и коммунальные тарифы, неэффективность выполнения государственных программ, просчеты в работе с изменениями в Земельный кодекс. Активизация премьера в информационном пространстве не привела к росту его рейтингов, а, напротив, лишь подхлестнула критику.

Различались лишь варианты отставки. В экспертной среде звучали прогнозы о возможности выражения вотума недоверия правительству со стороны парламента. Назывались даже конкретные сроки – 9 сентября. Предполагалось, что на расширенном заседании правительства президент даст жесткую оценку работы кабинета К. Масимова и отправит последнего в отставку, тем самым канализируя социальное напряжение на фигуре премьера. Однако был реализован неожиданный вариант – экс-премьер занял кресло председателя Комитета национальной безопасности. Таким образом, президент Н. Назарбаев не только вывел К. Масимова из-под удара, но и продемонстрировал, что его доверие к экс-премьеру сохранилось.

Отставка К. Масимова дала старт кадровым изменениям в правительстве. Кабинет возглавил «очень опытный», по определению Н. Назарбаева, Бакытжан Сагинтаев, работавший ранее первым заместителем премьера.

Из других состоявшихся перестановок наиболее заметным является назначение Имангали Тасмагамбетова, который сменил мундир министра обороны на кресло заместителя премьер-министра, ранее занимаемое дочерью главы Казахстана Даригой Назарбаевой. Она, в свою очередь, стала депутатом верхней палаты парламента – сената. Это тоже знаковая перестановка.

Место И. Тасмагамбетова занял кадровый военный, бывший заместитель министра – начальник Генерального штаба Вооруженных сил Казахстана генерал-полковник Сакен Жасузаков. Бывший глава КНБ Владимир Жумаканов, не успев привыкнуть к креслу советника президента, был назначен секретарем Совета безопасности. Также сменился руководитель Министерства юстиции. Им стал Марат Бекетаев, который работал заместителем руководителя администрации президента. Берик Имашев, возглавлявший это министерство четыре года, назначен председателем Центральной избирательной комиссии.

Кроме того, произошла небольшая реорганизация в структуре правительства. Министерство по делам государственной службы преобразовано в Агентство по делам государственной службы и противодействия коррупции, которое теперь подчинено и подотчетно непосредственно президенту. Образовано новое Министерство по делам религий и гражданского общества с неясным пока функционалом.

Кардинальных трансформаций не последовало. Впрочем, они и не планировались. Выступая на расширенном заседании кабинета 9 сентября, президент Н. Назарбаев заявил, что «больших перемен» в правительстве после отставки премьер-министра не ожидается. Так и произошло. Большинство министров сохранили свои портфели.

Расширенное заседание правительства Казахстана под председательством главы государства

Мнения экспертного сообщества по поводу новых назначений разделились. Наиболее популярной является версия подготовки к транзиту власти. В ее пользу говорит переход Д. Назарбаевой в сенат, а также усиление силового блока «ястребами» – К. Масимов, К. Кожамжаров, Б. Имашев, В. Жумаканов, С. Жасузаков.

Надо отметить, что логика в этих рассуждениях, безусловно, есть. Если гипотетически предположить, что Д. Назарбаева станет спикером сената, то, согласно Конституции, именно она, опираясь на силовиков, возглавит страну, если действующий президент по каким-либо причинам не сможет исполнять свои обязанности.

Версия о транзите власти, безусловно, интересная, логичная и своевременная, но есть один существенный нюанс, который не позволяет полностью сосредоточиться на ней. Проблема в том, что в настоящий период любые перестановки в высшем эшелоне власти будут рассматриваться как подготовка к транзиту. Этому способствуют объективные причины – неизбежность этого процесса, преклонный возраст Н. Назарбаева, отсутствие у Казахстана опыта передачи власти и, что немаловажно, отсутствие официально озвученной модели транзита. Между тем очевидно, что тенденция подготовки к борьбе за властные рычаги в период после окончания президентства Н. Назарбаева будет оказывать определяющее влияние на развитие политического процесса. При этом ключевым вопросом остаются выбор формы правления (иначе говоря, определение центров силы в системе властных отношений) и определение механизма преемственности власти.

Бакытжан Сагинтаев провел первое заседание кабинета министров обновленного состава. Основной темой стало выполнение поручений Нурсултана Назарбаева 

Вторая версия: принятые кадровые решения – не более чем техническая перетасовка персоналий, продиктованная необходимостью придать динамику реализации антикризисных мер, при этом сохранив баланс сил внутри власти. Надо отметить, что этот вариант также вполне логичен и имеет аналогичные прецеденты. Подобные кадровые кульбиты казахстанцы наблюдали неоднократно, и к каким-либо серьезным политическим изменениям те не приводили. Раньше в подобных случаях говорили «о короткой скамейке запасных», но объективнее будет назвать их перестановками «в ложе политических тяжеловесов».

Таким образом разгадать замыслы Н. Назарбаева очень тяжело, тем более что сам он, комментируя кадровые перестановки, ограничился довольно общими фразами о необходимости адекватного реагирования на существующие вызовы. Президент в очередной раз продемонстрировал свой фирменный стиль – принял ожидаемое решение, но не дал ответа на главный вопрос, что будет потом. Напротив, с увеличением числа потенциальных преемников ситуация стала еще более запутанной. Также были решены несколько тактических задач: произошла реакция на критику правительства, выведен из-под критики ряд элитариев – К. Масимов, Д. Назарбаева, сохранен межэлитный баланс сил в вертикали власти.

Исходя из сложившихся условий, можно представить следующую схему развития событий. Вероятно, в сфере развития политического процесса сохранится принцип «контролируемой неясности». Решение ключевых вопросов политического реформирования будет отложено на неопределенный срок. До того момента в стране продолжит действовать режим существующих президентских полномочий. Не исключено, что будут приниматься законы, расширяющие полномочия и функции парламента и местных представительных органов власти, но властная компетенция президента останется прежней.

Знаковым событием стал переход дочери президента Дариги Назарбаевой из правительства в состав сената

То есть власть будет дозированно осуществлять процесс подготовки к транзиту власти, проявляя избирательность в отношении законов, способных повлиять на систему государственного устройства. Реализация этого сценария позволит сохранить контроль над ситуацией и избежать кризисных явлений в системе государственного управления.

На среднесрочную перспективу с большой долей вероятности можно прогнозировать следующее. Преемственность в осуществлении антикризисных мер сохранится. Правительство рассчитывает вывести страну из кризиса за три-четыре года. Как раз к 2020 г. ожидается рост цен на экспортное сырье и запуск новых индустриальных проектов, в том числе перенос полусотни производств из Китая. Что касается внешнеполитической сферы, то кардинальных изменений в ней не последует – Казахстан будет продолжать придерживаться т.н. многовекторной политики.

____________________

Фото – http://www.akorda.kz/; https://www.zakon.kz/

Теги: Казахстан 
Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1122