«Нормандский формат» как самоцель для Парижа и Берлина
23.09.2016 | Дмитрий ВЕРХОВЦЕВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Дипломатическая суета западных гарантов минского процесса – Франции и Германии в очередной раз активизировалась. Как сообщили главы МИД этих стран Ж.-М. Эро и Ф.-В. Штайнмайер по итогам визита в Киев 14 сентября, Украина должна выполнить свои обязательства и принять законодательство о проведении выборов в Донбассе и об особом статусе региона, а также осуществить амнистию всех участников конфликта.

Данные заявления в точности воспроизводят основные пункты политической части «Комплекса мер...». Повторив их, западные партнёры киевского режима фактически лишь в очередной раз призвали Киев выполнить свои обязательства по минскому протоколу.

На этом фоне знаменательно прозвучало заявление на пресс-конференции в Краматорске 19 сентября, которое сделала депутат Европарламента, член Парламентского комитета ассоциации между Украиной и ЕС Р. Хармс: выборов в Донбассе не может быть, пока там находятся российские военные. И никто не поправил г-жу Хармс: во-первых, наличие российских частей в Донбассе неоднократно опровергнуто, а во-вторых, никакими дополнительными условиями необходимость выборов в Минских соглашениях не оговаривается.

Что побудило глав МИД Германии и Франции именно сейчас приехать в Киев и предельно чётко напомнить киевскому режиму его политические обязательства по «Комплексу мер…», а также последовательность их выполнения? Скорее всего, вспомнить о своей роли гарантов минского процесса их заставила жёсткая российская реакция на крымский инцидент, когда диверсанты киевского режима пытались проникнуть на территорию РФ в Крыму.

Что в связи с этим обращает на себя внимание? Позиция Германии и Франции в отношении действий Киева в минском процессе с момента его запуска в 2015 г. несколько раз менялась в своих оттенках. Сначала она в точности повторяла требования «Комплекса мер», включая их политическую часть с особым статусом Донбасса и местными выборами в республиках Новороссии по украинским законам.

Но поскольку политическая часть должна была выполняться после обеспечения вопросов безопасности, т. е. после прекращения огня, установления перемирия и разведения сторон, то западные партнёры возлагали здесь особую ответственность на Россию. В этом вопросе они шли за Киевом, который, выстраивая тактику в отношении республик по предписаниям небезызвестного В. Горбулина, поддерживал непрерывными провокациями состояние вялотекущего конфликта, но сваливал всю ответственность на Москву.

Ближе к осени 2015 г. Берлину и Парижу стало понятно, что это Киев систематически срывает перемирие именно с тем, чтобы бесконечно откладывать выполнение своих обязательств по политическим вопросам – давать Донбассу особый статус и принимать закон о выборах хунта была не намерена. В итоге некоторого давления западных партнёров на Киев П. Порошенко кое-как продавил в первом чтении неряшливо и безграмотно составленный (видимо, специально) закон о конституционных поправках в части особых полномочий местного самоуправления в республиках. Никакой консультации с руководством ДНР/ЛНР, как того требовали Минские соглашения, при этом не проводилось. Голосование в Раде сопровождалось ожесточёнными уличными столкновениями нацгвардии с озверевшими нацистами из «Свободы», в результате чего погибло несколько полицейских.

Второе чтение так и не наступило в 2015 г. и, судя по всему, не готовится оно и в текущем году.

Осенью 2015 г. Берлин и Париж, видя, что Порошенко отказывается доводить до конца вопрос с особым статусом Донбасса, предложили несколько изменить пункты политической повестки «Минска-2» и начать с проведения местных выборов в Донбассе. От Киева требовалось принять соответствующий специальный закон. Алгоритм мирного урегулирования в этой ситуации формировал французский представитель П. Морель, по имени которого и был назван план. «План Мореля», однако, не сдвинул процесс с места: Киев снова выдвинул на первый план вопрос «безопасности», возобновив при этом обстрелы позиций ВС республик и требуя для проведения выборов восстановления своего контроля над всей территорией Донбасса.

Стало очевидно, что Киев под вопросом безопасности понимал не просто прекращение огня и устойчивое перемирие, но и установление контроля над всей неподвластной ему территорией, включая границу. Такой расширительной трактовкой хунта пыталась обосновать саботаж своих обязательств по политическим пунктам «Минска-2». Ясно, что вопрос контроля Киева над участком границы с Россией в ДНР/ЛНР, как и вопрос контроля над территорией республик Новороссии не относится к «безопасности», а является частью политической повестки минского процесса. Причём самой последней частью, как буквально следует из текста «Комплекса мер...».

Поскольку вопрос контроля над границей стоит на последнем месте и завершает процесс политического урегулирования, постольку Киев, требуя обеспечения такой «безопасности», неправомерно менял местами пункты Минских соглашений. Ни представители республик, ни РФ, как один из гарантов минского процесса, на такую подмену, разумеется, не соглашались. Кроме того, как только режим прекращения огня становился более-менее устойчивым, Киев очередным обстрелом (или несколькими, чтобы ВС Новороссии наверняка ответили), срывал его. Дело не доходило даже до устойчивого перемирия.

Это объясняет, почему Берлин и Париж в поисках компромисса предложили сторонам выполнять требования «Комплекса мер» по безопасности и политические пункты мелкими этапами и параллельно. «Как мы видим в последнее время, безопасность невозможна без усиления политического процесса. С другой стороны, продолжение политического процесса невозможно без безопасности. Так что нам необходимо работать над тем, чтобы мы это воплотили разумно и параллельно, то есть пакет безопасности и политический пакет», – заявил по итогам визита в Киев немецкий министр.

При этом, учитывая саботаж Киевом предыдущих компромиссных германо-французских предложений, в частности план Мореля, Берлин и Париж вернулись к первоначальному, буквальному тексту «Комплекса мер...», где от киевских властей требуется особый статус Донбасса, выборы в республиках и амнистия всем участникам вооружённого конфликта.

Преобладающая реакция киевских политиков – резкая критика самих Минских соглашений, действий Германии и Франции, которые-де нещадно давят на Киев, и требование к Порошенко не выполнять принятые на себя в Минске обязательства. Судя по этим выступлениям, Порошенко сможет и далее саботировать свои обязательства, прикрываясь отсутствием голосов в Раде за соответствующие законы. В реальности администрация главы режима при должном стимулировании со стороны может такое большинство без труда обеспечить: основная масса депутатов достаточно управляема. Может, но не хочет.

Депутат от БПП некто Денисенко озвучил, по всей видимости, ту позицию, которую в ответ на очередные уговоры германо-французской дипломатии займёт режим во главе с Порошенко: «Если же Киев «культурно» пошлет своих партнеров, то Украине остается только одно – снова тянуть время и требовать новых гарантий, новых договоренностей, новых меморандумов», а параллельно «готовится к войне».

Очередное изменение нюансов германо-французской позиции в отношении киевских обязательств по «Минску-2» показывает, что оно вызвано не появлением принципиальной решимости по-настоящему надавить на Киев и заставить режим выполнить свои обязательства – такой решимости как не было, так и нет, а опасениями, как бы «нормандский формат» не развалился.

Вот во имя его поддержания как самоцели, а не ради достижения конкретного результата приезжали в Киев Ж.-М. Эро и Ф.-В. Штайнмайер. Существование такого формата само по себе, действительно, является некоторой гарантией от возобновления активных боевых действий в Донбассе с распространением их на территорию всей Украины, что для Германии и Франции достаточно. А также позволяет показывать избирателям правящих в их странах партий свою внешнеполитическую активность, что принципиально важно как раз перед предстоящими в следующем году президентскими выборами во Франции и парламентскими выборами в Германии. Наиболее полно же реальные настроения в Берлине и Париже отражает, по-видимому, позиция Р. Хармс.

На днях МВФ в нарушение собственных писаных и неписаных правил всё-таки предоставил киевскому режиму очередной, хоть и сильно урезанный – 1 млрд. долл. – транш кредита в 17,5 млрд. долл., и это при наличии просроченного и неурегулированного долга Киева России. Это и есть реальное отношение Запада к действиям киевского режима по Минским соглашениям. Предоставление кредита стало фактическим поощрением хунты на дальнейший срыв минского процесса и уничтожение Донбасса.

Рейтинг Ритма Евразии:
3
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1081