Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 29.09.2020 |

Индустриализация Казахстана с китайским акцентом

Вице-министр по инвестициям и развитию Казахстана Ерлан Хаиров на брифинге в Астане 21 сентября заявил о планах реализовать совместно с Китаем 50 различных промышленных проектов. Программа форсированной индустриализации, которая является центральной идеей экономического развития Казахстана на протяжении последних шести лет, приобретает тем самым отчетливый «китайский» характер.

«Казахстанско-китайская индустриально-инвестиционная программа сотрудничества включает порядка 50 проектов, – заявил Е. Хаиров, комментируя результаты переговоров с китайской стороной. – Сумма этих совместных проектов – 26 млрд. долларов. Мы постоянно работаем с госкомитетом по реформам и развитию Китая, уже провели 9 совместных заседаний. Обсуждаем каждый проект…» Если учесть, что в переводе на рубли сумма заявленных инвестиций составляет 1,7 трлн., то программа индустриального сотрудничества Казахстана с Китаем выглядит более чем внушительно. Несомненным плюсом является и то, что у новых предприятий есть гарантированный рынок сбыта, поскольку их продукция будет поставляться в КНР.

Астана и Пекин планируют развивать проекты в горно-металлургической отрасли, машиностроении, энергетике, химии, нефтехимии, легкой промышленности. Примечательно, что нефтяную отрасль новая программа, как подчеркнул председатель правления национального агентства по экспорту и инвестициям Kaznex Invest Борисбий Жангуразов, не затрагивает. Связано это с распространенными в стране страхами по поводу того, что «нефтянку», приносящую в бюджет львиную долю доходов, поставят под свой контроль китайцы. Опасения эти не лишены оснований. После того как в прошлом году китайская государственная нефтегазовая компания CNPC приобрела за 5 млрд. долл. 8,33% акций крупнейшего в республике Кашаганского месторождения, доля контролируемой КНР казахстанской нефтяной промышленности, по некоторым оценкам, достигла 40%, а в скором будущем может увеличиться до половины. Поэтому новая программа сотрудничества с Китаем носит подчеркнуто не нефтяной характер.

Новые производства планируется разместить в Алма-Атинской, Акмолинской, Павлодарской, Западно-Казахстанской и Южно-Казахстанской областях. Причем заводы по производству полипропилена в Павлодарской области и сборке автомобилей в Кустанайской области уже работают. В этом году, по словам Б. Жангуразова, планируется начать реализацию четырех проектов: строительство транспортной системы в Астане, строительство завода по производству труб большого диаметра, организация производства растительного масла и организация мелкоузловой сборки автомобилей. Три крупных проекта должны стартовать в 2017 г. В будущем программа казахстанско-китайского сотрудничества может охватить практически все регионы страны.

Главный инструмент китайских инвестиций – Фонд сотрудничества производственных мощностей, соглашение о создании которого было подписано между Kaznex Invest и китайским фондом «Шелковый путь» в декабре 2015 г. Капитализация фонда составляет 2 млрд. долл. В свою очередь, фонд «Шелкового пути» объемом в 40 млрд. долл. был создан в 2014 г. вскоре после того, как Китай выступил с инициативой «Экономического пояса Шелкового пути», направленной на развитие транспортной инфраструктуры и экономическое сотрудничество с соседними странами Центральной Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона. В феврале 2016 г. председатель правления Kaznex Invest Б. Жангуразов на пресс-конференции сообщил, что программа двухстороннего сотрудничества между Казахстаном и КНР включает 52 проекта в агропромышленном комплексе, химической промышленности и машиностроении. В общей сложности эти проекты позволят создать 19 тыс. рабочих мест.

По данным Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР), Казахстан является лидером по привлечению китайских инвестиций среди стран СНГ. Из 27 млрд. долл. прямых инвестиций КНР, накопленных странами СНГ к 2015 г., на долю Казахстана приходилось более 87% – 23,6 млрд. Для сравнения: в Россию Китай инвестировал в 7 раз меньше – 3,4 млрд. долл. Однако почти все китайские инвестиции в Казахстане (98%) были связаны с топливно-энергетическим комплексом – добычей и транспортировкой нефти и природного газа. Так, китайская CNPC инвестировала в нефте- и газодобычу республики более 12 млрд. долл., а также 6,2 млрд. – в строительство магистральных трубопроводов для поставки углеводородов в Китай. Еще 1,4 млрд. в добычу казахстанских углеводородов вложила Sinopec, примерно по 0,95 млрд. – CITIC и China Investment Corp и 0,7 млрд. – нескольких мелких компаний. Китайские инвестиции в другие отрасли казахстанской экономики до сих пор были крайне невелики и определяющей роли в их развитии не играли.

Интерес к Казахстану со стороны КНР связан с географическим положением республики, которая может обеспечить западным китайским регионам выход на рынки СНГ, Европы и Ближнего Востока, а также большими запасами углеводородов. В условиях противостояния Китая с США, которое в последнее время становится все более острым, американцы, обладающие колоссальным военным превосходством на море, способны легко перекрыть Малаккский пролив и блокировать поставки нефти с Ближнего Востока. В результате получающий большую часть нефти из арабских стран Китай окажется в положении Японии 1941 г., которой англосаксы перекрыли поставки нефти и вынудили начать войну за обладание ее месторождениями. Осознавая это, китайцы всячески стремятся развивать трансконтинентальные транспортные коридоры, которые позволят им беспрепятственно получать нефтегазовые ресурсы из государств Средней Азии и России. Казахстану в этой стратегии отводится одна из главных ролей.

Не случайно одним из главных направлений новой программы китайско-казахского сотрудничества является транспортно-логистическое. Так, в ходе второго заседания казахстанско-китайского делового совета в декабре 2014 г. между АО «KTZ Express» и ООО «ГК Порт Ляньюньган» было заключено соглашение о перевозках через новый евразийский транспортный коридор. Документ, в частности, предусматривает создание совместного предприятия для строительства терминала в китайском порту Ляньюньган. Казахстанский железнодорожный монополист «НК «Қазақстан темір жолы» и «Китайские железные дороги» договорились о развитии перевозок между Китаем и Казахстаном, а также по железнодорожным транспортным коридорам Китай–Казахстан–Европа и Китай–Казахстан–Центральная Азия. В рамках этого соглашения планируется развитие пограничных железнодорожных переходов Достык – Алашанькоу и Алтынколь – Хоргос, а также совершенствование контейнерных перевозок.

Новым для КНР и Казахстана направлением является сотрудничество в сфере энергетики, где явный акцент сделан на атомную промышленность. Соглашение между «Казатомпромом» и Китайской генеральной ядерно-энергетической корпорацией (СGNPC) предусматривает создание совместного предприятия по производству топлива для атомных электростанций (тепловыделяющих сборок) на базе Ульбинского металлургического завода в Усть-Каменогорске, а также разработку действующих урановых месторождений на территории Казахстана. Китаю ядерное топливо необходимо для обеспечения работы его АЭС, которые он планирует активно развивать, а Казахстану это обеспечит гарантированный рынок сбыта высокотехнологичной продукции. Между двумя странами планируется развитие электросетевой инфраструктуры, есть проекты по сотрудничеству в гидроэнергетике.

В сельском хозяйстве Казахстан совместно с КНР реализует 19 различных проектов общей стоимостью 1 млрд. 735 млн. долларов. Места реализации большинства из них (12) расположены в граничащих с Китаем Восточно-Казахстанской и Алматинской областях, что удобно для китайцев с точки зрения логистики. «Это крупные и очень важные проекты и направления для нашей отрасли, – отметил министр сельского хозяйства Казахстана Асылжан Мамытбеков. – Для нас особенно знаковым является то, что китайские инвесторы заходят сюда по направлению производства и переработки томатов: предполагается, что на нашей территории будет построено три завода по переработке томатов в томатную пасту. Также к нам заходит частный инвестор, который имеет офис в Гонконге, которому предложен ряд проектов: из них отобран, в частности, проект по производству и переработке мяса баранины. Он предполагает экспорт баранины... в различные страны, в том числе и Китай, и страны арабского мира». Пока же основными статьями казахстанского продовольственного экспорта в КНР являются баранина, говядина, кондитерские изделия и мед.

В условиях экономического кризиса и снижения инвестиционных возможностей государства сотрудничество с Китаем может стать весомым вкладом в реализацию программы форсированного индустриального развития Казахстана.

Но есть у тесного сотрудничества с КНР и проблемные моменты. Китайские планы предусматривают перенос в соседние страны Азии, прежде всего, экологически вредных производств, что может негативно отразиться на окружающей среде. Вместе с предприятиями в Казахстан будут прибывать и китайские трудовые мигранты, число которых в этом году уже почти сравнялось с количеством трудовых мигрантов из государств ЕАЭС. Отношение к китайской иммиграции в стране настороженное, поскольку на фоне 1,4-миллиардной КНР Казахстан с его 17-милионным населением смотрится не очень внушительно. Притом славянское население продолжает Казахстан покидать.

Наконец, увеличение китайских инвестиций грозит усилением финансово-экономической, а затем и политической зависимости Астаны от Пекина. В таком положении сейчас оказался Таджикистан, что уже оказывает заметное влияние на его внешнюю политику.

____________________

Фото – http://total.kz/politics/kazakhstan/

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
6682
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика