Когда же нефтегазовые конфликты Белоруссии и России уйдут в прошлое?
17.10.2016 | Юрий ЗАСИМ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

На первый взгляд может показаться, что объявленные 10 октября белорусскими чиновниками решения по нефтегазовому спору Белоруссии и России ставят точку в противостоянии. Однако если более пристально всмотреться как в саму проблему, так и в обстановку, в которой эта проблема решается, становится ясно: говорить о том, что углеводороды перестают быть яблоком раздора между двумя нашими странами, к сожалению, преждевременно.

Действительно, как было заявлено руководством Белоруссии, сторонам удалось прийти к некому консенсусу, который, к слову, в Минске почему-то считают своей победой. И это даже несмотря на то, что официально пока не было подписано никаких документов, а Москва по-прежнему ждет выполнения от белорусов их обязанностей по контракту, в том числе погашения более 300 млн. долларов США долга «Газпрому». Официально главы правительств двух стран «подтвердили достигнутые договоренности, что на уровне коммерческих организаций на 2016 год сохраняется механизм формирования цены на природный газ для Белоруссии, аналогично прошлому году». При этом белорусская сторона «подтвердила готовность перечислить зарезервированные с начала года средства на счета поставщиков газа». Только после этого Москва будет согласна рассмотреть окончательный вариант будущего взаимодействия с Минском. В настоящий же момент ничего более определенного на официальном уровне не известно.

Планируется лишь до 1 января будущего года внести определенные изменения в межправительственное соглашение по ценам на газ от 2011 года и определить новую формулу для расчета стоимости с 1 июля 2019 года. Что конкретно будет вноситься в соглашение и сколько будет стоить голубое топливо для белорусов – пока достоверно неизвестно. Чиновники озвучили то, чего бы им хотелось. Так, министр энергетики РБ Владимир Потупчик во время своего выступления на открытии Белорусского энергетического и экологического форума заявил, что новая цена на российский газ открывает «прекрасную перспективу по дальнейшему снижению затрат и тарифов для реального сектора». А именно: «...с учетом проведенной работы при условии цены газа для белорусских энергетиков в 117 долларов за 1 тыс. куб. м мы можем обеспечить при сохранении предельно низких тарифов для населения абсолютно равные тарифы для реального сектора».

Конечно, это далеко не 70-80 долларов за 1 тыс. кубометров, как того хотели в белорусской столице на протяжении последнего года. Но это – та цена, которая действительно могла быть сформирована после окончания действия нынешнего соглашения даже без развернувшегося конфликта: так как стоимость газа на европейском рынке снизилась, «Газпром» в любом случае был бы вынужден пересматривать свои отношения с Минском.

Следует к тому же отметить, что все вышеперечисленное – лишь слова белорусских чиновников и их надежды. Российская сторона по-прежнему сохраняет жесткую позицию – сначала выплата долга, а затем все остальное. «Никакой корректировки не произведено, необходимо погасить задолженность для того, чтобы восстановить нормальные хозяйственные отношения. Надеюсь, это белорусские партнеры понимают», – заявил Дмитрий Медведев на совещании 10 октября с вице-премьерами в Горках.

Считается, что цена на газ для Белоруссии в следующем году может составить около 6 тыс. рублей за тысячу кубометров, а в нынешнем году республика получит некую скидку. Потери же «Газпрома», которые экспертами оцениваются в 600 млн. в нынешнем и около 800 млн. долларов в следующем году, должны будут компенсироваться из российского бюджета. Правда, каким именно образом это будет сделано, сегодня неизвестно. Как до конца неизвестно, за счет чего будет снижена цена на газ для белорусов, если до 2019 года старая формула – цена для Ямало-Ненецкого округа плюс транспортировка и хранение – сохраняется. Предполагается, что будет запущен механизм так называемой межбюджетной компенсации, но как это будет выглядеть также неизвестно.

Более того, все эти планы станут актуальными только после того, как белорусская сторона выплатит «Газпрому» причитающейся ему долг в сумме более 300 млн. долларов, с чем имеются серьезные проблемы – денег в казне нет. Разговоры о неких «зарезервированных» суммах со стороны местных чиновников носят, скорее, демонстративный характер. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что вице-премьер Владимир Семашко обмолвился, что страна готова оплатить сумму не до 20 октября, а до 29 октября или вовсе попросить отсрочку до конца года. Видимо, в Минске рассчитывают на очередной транш кредита от ЕАБР-ЕФСР, который может практически полностью закрыть долг перед Россией.

Таким образом, получается, что до 2019 года цена на газ для республики будет определяться по старой формуле, а размер компенсации будут выработан позже. Процесс должен будет идти в рамках постепенного сближения цен на голубое топливо на белорусском и российском рынках, чтобы с 2019 по 2025 год условия по цене на газ для всех потребителей в обеих странах оказались равными. После этого планируется запустить общий рынок электроэнергии. Проще говоря, для белорусско-российских отношений на ближайшую перспективу ничего кардинально не изменилось, а слова В. Семашко о том, что «мы получили одномоментное существенное снижение цены газа уже в этом году и другую поддержку со стороны России» и «наметили и протоколом обозначили траекторию снижения цены в последующие годы», по сути ни о чем прорывном не говорят.

Единственное, что действительно удалось белорусам, так это вернуть прежний объем поставляемой в республику нефти. Так, по словам официального представителя «Транснефти» Игоря Демина, «по поставкам на НПЗ «Мозырь» и «Нафтан», в соответствии с российско-белорусским протоколом, в четвертом квартале планируется прокачать по нефтепроводу «Дружба» 5 млн. тонн (2,6 млн. т и 2,4 млн. т соответственно)». Но и здесь есть один нюанс – потери от недопоставок за третий квартал и начало четвертого Москва компенсировать не будет, а, по разным подсчетам, потери белорусского бюджета от этого уже составили не менее 170 млн. долларов. Более того, Минск теперь будет обязан поставить на рынок России топливо в запланированных прежними договоренностями объемах вне зависимости от того, выгодно это местной нефтянке или нет. И при всем этом компенсировать потери за счет объявленного ранее повышения тарифов на транзит российской нефти через Белоруссию также не удастся, так как Минск обязался отменить свое решение в обмен на восстановление объема поставок черного золота на свои НПЗ.

К сожалению, нельзя исключать того, что нынешний конфликт не последний. Минск уже не раз заявлял о том, что устал от абсолютной зависимости от поставок углеводородов из России, которые якобы мешают стране диверсифицировать свою экономику. Об этом 11 октября заявил глава МИД Белоруссии Владимир Макей. Причем сделал он это не где-нибудь, а в проводящей антироссийскую линию Польше во время встречи со своим польским коллегой Витольдом Ващиковским и президентом Анджеем Дудой. По словам В. Макея, «мы хотим уйти от этой сильной зависимости (от России. – Ред.), быть менее зависимыми от одного государства, что особенно ущербно в периоды финансово-экономических кризисов… одновременно мы считаем, что в наших национальных интересах развитие нормальных добрососедских отношений с нашими западными партнерами, со странами Европейского союза, с Европейским союзом в целом, да и с другими геополитическими игроками...».

Несмотря на заверения В. Макея, что «мы не собираемся отрываться от России», не намерены «разорвать все связи с нашим главным союзником и партнером», общий посыл этого заявления очевиден: Москва, конечно, друг и партнер, но белорусам сегодня более интересен Запад. Стало быть, вопрос о поставках и транзите углеводородов с повестки дня в обозримом будущем не исчезнет.

Дело в том, что сегодня, по мнению большинства экспертов, цена на газ на европейском рынке будет только уменьшаться, что связано с появлением на нём новых серьезных игроков. Это означает, что у Минска может возникнуть соблазн избавиться от «излишней» зависимости от России при помощи тех стран, которые еще недавно называли Белоруссию «последней диктатурой в Европе» – Польши и Литвы. Именно эти два государства уже неоднократно намекали, что готовы начать поставки газа со своей территории. Варшава рекламирует свой новый терминал для хранения сжиженного природного газа (СПГ) в Свиноуйсьце, а Вильнюс – СПГ-теминал в Клайпеде. И если сегодня цена на СПГ в Европе все еще для Минска велика по сравнению с российской, то в будущем, в том числе и по политическим мотивам, ситуация вполне может измениться. Тем более что Минск уже когда-то пробовал провернуть похожую комбинацию с венесуэльской нефтью и поставками ее через Украину даже вопреки экономической целесообразности.

Попытка диверсифицировать как минимум часть поставок газа может обернуться выставлением Москве «рыночных» цен на транзит нефти по белорусской территории. Это становится тем более вероятным, что Белоруссия сегодня является главной страной-транзитером российской нефти, так как Россия окончательно решила отказать от транзита углеводородов по Украине. 12 октября Москва  прекратила действие соглашения с Киевом о взаимодействии при использовании магистральных нефтепродуктопроводов, что вполне вписывается в российскую стратегию диверсификации экспорта нефти и газа. И как бы нынешняя проблема с поставками нефти и газа в Белоруссию не стала началом нового этапа противоречий, от неразрешенности которых уже, откровенно говоря, изрядно устали оба братских народа.

Теги: Белоруссия 
Рейтинг Ритма Евразии:
1
1
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:850