Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 31.10.2020 |

ЕАЭС: от изменения торговых трендов – к индустриальной интеграции

Торговля между странами ЕАЭС испытывает на себе всевозрастающее давление изменившихся валютных курсов и транснациональных биржевых манипуляций. Точнее из-за этих факторов снижается рентабельность взаимной торговли. Об этом шла речь на недавнем российско-казахстанском Деловом форуме, причем данную проблему чётко обозначили главы обоих государств – Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев. Прямо скажем, её решение давно назрело и – что отрадно – вполне возможно.

Как отметил глава Казахстана, «объём нашей взаимной торговли в докризисный период достигал более 20 миллиардов долларов. Но сейчас снизился на 30%. Большинство причин – внешние. Это санкции (США и их союзников против РФ. – А.Б.), снижение стоимости биржевых товаров в торговле между нашими странами. Всё равно даже за первое полугодие наш товарооборот достигает почти 6 миллиардов американских долларов. По стоимости объемы торговли снизились, а по физическому объёму те товары, которыми мы торговали, продолжают умножаться. В этих условиях нам надо придать новый импульс повышению товарооборота».

Схожую оценку высказал глава России: «В 2015 году обоюдный товарооборот составил 15,5 млрд. долл. …Объёмы взаимной торговли, к сожалению, снизились. Спад вызван в основном конъюнктурными факторами – прежде всего, сохраняющейся нестабильностью на глобальных рынках, колебаниями валютных курсов, а также высокой волатильностью цен на сырьё. Но даже в столь непростых условиях с помощью делового сообщества обеих стран мы и дальше будем предпринимать усилия, чтобы вернуть взаимную торговлю на траекторию устойчивого развития».

Дело в том, что в товарной структуре взаимной торговли преобладает продукция нижнего и среднего переделов, т.е. неглубокой переработки сырья. Это примерно до 65% объема двухстороннего экспорта-импорта. Что изначально снижает стоимостные параметры торговли, поскольку такая продукция котируется на мировом и региональных рынках дешевле на 15, а то и на 50-80% и даже более в сравнении с продукцией высоких переделов.

Скажем, нефть или газ по своей мировой торговой стоимости самое меньшее в 2,5 раза дешевле, чем высокотехнологичная разнообразная продукция нефтегазохимии. Примерно та же ситуация с пропорциями по другим видам сырья и продуктам их глубокой переработки.

Но, понятное дело, товарная «начинка» торговли определяется спросом в странах импортерах/экспортерах. Следовательно, требуется ускоренное развитие высокотехнологичных производств, чтобы повысить рентабельность, по сути – взаимовыгодность обоюдной торговли. Что и стало, пожалуй, основной проблематикой упомянутого форума.

Однако сколько в объемах и какой конкретно продукции в динамике требуется обеим странам? Очевидно, что одинаковый ассортимент экспортно-импортных товаров, пусть и высокотехнологичных переделов, едва ли сработает на стоимостной рост взаимной торговли. Хотя бы потому, что в наших странах спрос на эту продукцию неодинаковый (да и не может быть одинаковым). Скажем, в РФ спрос на оборудование/технологии для перерабатывающих отраслей минимум вдвое больше, чем в Казахстане, в т.ч. на продукцию станко- и судостроения в 3-3,5 раза больше. Это обусловлено конкретными потребностями конкретных отраслей, уровнем географической и потребительской емкости внутренних рынков. Значит, целесообразно более активно развивать в обеих странах, в рамках их взаимной технологической кооперации, совместные производства по выпуску высокотехнологичной продукции, нацеленной и на другие рынки. Эти факторы отмечали многие участники форума.

Плюс к тому требуется ежегодно или ежеквартально формировать балансы взаимопоставок по всем основным товарам взаимной торговли с ценовыми «коридорами» их стоимости. Чтобы исключить (по крайней мере, минимизировать) дублирование взаимопоставок, взаимные обвинения в демпинге и т.п. Это давно и активно практикуется, например, в регионах АСЕАН, МЕРКОСУР, Совета сотрудничества арабских стран Персидского залива, Бельгийско-Люксембургском таможенно-экономическом союзе.

Вдобавок действует фактор санкций: при большем спросе в РФ на означенную продукцию ее импорт из стран, включившихся в западные санкции, особенно импорт современного оборудования, всё более проблематичен. Стало быть, объемы производства высокотехнологичных товаров в России и, соответственно, их экспортная стоимость, хотя в РФ и развивается импортозамещение, – пока ниже, чем могли бы быть. Это тоже одна из причин зависимости взаимной торговли и особенно российского экспорта (не только в Казахстан) от сырьевых котировок на зарубежных биржах.

Причем эти котировки – почти исключительно в долларах США, а резкая, и уже не первый год, волатильность курса этой валюты связана в том числе с традиционными ценовыми манипуляциями транснациональных компаний по различным видам сырья и/или его полуфабрикатов. Напомним в этой связи, что до 85% мировых цен на сырьевые и полуфабрикатные товары, причем уже которое десятилетие, определяется транснациональными биржами в ряде стран Запада (в основном в США, Великобритании, Бельгии, Голландии). По высокотехнологичным продуктам этот показатель – около 70% (здесь долларовая «доля» – примерно те же 70%).

Отсюда и зависимость подавляющего большинства стран от ценовой и в целом торговой политики тех же, образно говоря, «транснациональных эпицентров». И Н. Назарбаев неспроста упомянул о снижение стоимости товаров взаимной торговли на биржах.

Но подчеркнем: более частым манипуляциям (если не махинациям) на западных биржах подвергается именно сырьевая («неглубокая») продукция, так как это позволяет и политически влиять на большинство стран мира. Поскольку они являются производителями-поставщиками в основном сырья и его полуфабрикатов.

Между тем, еще в конце 1990-х в СНГ были начаты переговоры о создании бирж товаров и услуг в регионе Содружества, о ценовых котировках на таких биржах в нацвалютах, как и о биржах для бартерной торговли (в основном для торговли с наименее развитыми странами СНГ). Периодически эти переговоры возобновляются, но пока безрезультатно. Пожалуй, основной камень преткновения в таких проектах – это сохраняющаяся привязка нацвалют наших стран к доллару США.

Понятно, что резкие колебания долларовых курсов к другим валютам автоматически отражаются и во внешнеторговой платежеспособности стран и, естественно, в стоимостной динамике и товарной структуре их обоюдной торговли. Потому, повторим, и упали объемы российско-казахстанской торговли (где пока преобладают товары неглубокой переработки) в долларах, но в объемном (т.е. физическом) измерении – возросли. Стало быть, – это отмечалось на упомянутых переговорах – требуется такая инвалютная «корзина» привязки нацвалют, в которой более-менее равноценно были бы представлены все основные международные валюты. Но это, в свою очередь, зависит от того, какова роль, точнее доля других валют, в т.ч. национальных, во внешнеторговых расчетах.

По имеющимся оценкам (2016 г.), в регионе ЕАЭС доля долларовых внешнеторговых расчетов стран-участниц (т.е. со странами внутри и вне ЕАЭС) фактически достигает 75-80%, притом что в середине 1990-х данный показатель в целом превышал 90% (совокупно для нынешних стран-участниц ЕАЭС).

Динамика, как видим, есть, хотя и небольшая. Но и она вызывает отторжение у вполне определенных сил на Западе. Потому и учащаются манипуляции с сырьевыми ценами на западных, а если точнее – на прозападных биржах. В результате снижается уровень экспортных доходов, которые направляются в индустриализацию экономики и, значит, экспорта стран-производителей/поставщиков главным образом полуфабрикатно-сырьевой продукции.

С учетом всех вышеозначенных факторов без крупного государственного и межгосударственного инвестирования в высокотехнологичные отрасли товарная структура и стоимостные тренды торговли между странами ЕАЭС, в т.ч. между РФ и Казахстаном, вряд ли существенно изменятся, это во-первых. И во-вторых, вряд ли удастся должными темпами «уходить» от долларового измерения показателей и перспективных трендов во внешней торговле.

Для примера заметим в этой связи, что именно растущее государственное и межгосударственное инвестирование в несырьевые сектора в регионе АСЕАН в 1960–1970-е гг., несмотря на внешние и внутренние политико-экономические трудности в странах этого региона, позволило кардинально поменять вектор взаимной торговли, да и общеэкономического развития с полуфабрикатно-сырьевого на высокоиндустриальный.

Как следствие, общеблоковая экономика АСЕАН и нацвалюты стран-участниц стали более привлекательными для других стран – Вьетнама, Лаоса, Камбоджи, Бирмы (Мьянмы), вступивших в это блок сравнительно недавно. И почти одновременно – уже с расширенной АСЕАН - создали зону свободной торговли индустриально высокоразвитые Австралия, Япония, Новая Зеландия, КНР, Тайвань, Южная Корея.

К этому опыту целесообразно внимательно присмотреться странам ЕАЭС, в первую очередь лидерам ведущих экономик Союза – России и Казахстана.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
3091
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика