Иран вынашивает планы единой сети железных дорог со странами Центральной Азии
12.01.2017 | Кирилл СОКОВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Иран по итогам декабрьского среднеазиатского турне президента Хасана Роухани заявил о планах по созданию единой сети железных дорог с Казахстаном, Туркменией и Таджикистаном. Этот проект, который должен способствовать расширению транзитного потенциала Ирана и среднеазиатских государств, может иметь как позитивные, так и негативные последствия для России и ЕАЭС.

«Эти переговоры стартовали как следствие недавней поездки президента (Хасана) Роухани по среднеазиатским государствам», – приводит ТАСС со ссылкой на информационное агентство Mehr заявление заместителя начальника Иранской железнодорожной компании Мир-Хасана Моусави. По его словам, руководители профильных ведомств Ирана, Казахстана, Туркмении и Таджикистана уже провели переговоры на эту тему, а следующая встреча пройдет через полгода. Примечательно, что в конце прошлого года Х. Роухани посещал с визитами Казахстан и Киргизию. Но в заявлении М.-Х. Моусави Киргизия вообще не упоминается, зато речь идет о Туркмении и Таджикистане, которые прямого железнодорожного сообщения не имеют.

Различные проекты интеграции железнодорожных сетей Исламской Республики Иран (ИРИ) и азиатских стран СНГ выдвигаются достаточно давно. Но в начале прошлого года, когда с Ирана были сняты международные санкции, они получили новый импульс. Тегеран решил воспользоваться открывающимися возможностями для того, чтобы расширить торгово-экономические связи с расположенными к северу и северо-востоку от него азиатскими странами СНГ, а также Китаем. Предпринимавшиеся ранее Тегераном попытки закрепиться в Средней Азии особых успехов не принесли. Сказались конфессиональные различия (большинство жителей среднеазиатских республик исповедуют ислам суннитского, а Ирана – шиитского толка), ориентация стран СНГ на светскую, а не религиозную модель государства, а также отсутствие у Тегерана экономических возможностей, сопоставимых с теми, что имеет Пекин.

2 февраля 2016 г. посол ИРИ в Киргизии Али Наджафи Хошруди заявил, что в скором времени в регионе может начаться строительство железной дороги, которая свяжет Иран с Афганистаном, Таджикистаном, Киргизией и Китаем. «Центральная Азия занимает важное место в транзитной и транспортной сферах Ирана, – завил иранский дипломат. – Мы готовы предоставить странам ЦА возможность пользоваться нашими возможностями, портами, которых очень много в нашей стране. Подготовлены и рассматриваются стратегически важные проекты, в числе которых – развитие сотрудничества в сфере транспорта. Наиболее приоритетным из них я бы назвал строительство пятисторонней железной дороги, которая будет пролегать через Китай, Кыргызстан, Таджикистан, Афганистан, Иран… Мы считаем его очень важным и в скором времени… сможем стать свидетелями начала реализации данного проекта».

Проект железной дороги Китай – Киргизия – Таджикистан – Афганистан – Иран

Помимо политических интеграция железнодорожной инфраструктуры ИРИ с азиатскими странами СНГ сулит Тегерану и крупные экономические дивиденды. Благодаря своему выгодному географическому положению Иран может стать важным транспортно-логистическим центром для изолированных от Мирового океана среднеазиатских и закавказских государств, обеспечивая им доступ к портам Персидского залива и технологически развитым экономикам Азиатско-Тихоокеанского региона. Поскольку же до 40% всего транзитного грузооборота Ирана в настоящее время обеспечивают именно страны СНГ, его стремление закрепиться и упрочить свои позиции в этой сфере выглядит вполне понятным. Завязав на себя транспортные потоки республик бывшего СССР, ИРИ не только увеличит объем транзита, но и получит доступ к их внутренним рынкам. Отсюда же интерес к созданию зоны свободной торговли с ЕАЭС, которая откроет Ирану доступ к рынку с населением в 183 млн. человек.

В планах Тегерана по интеграции своих железных дорог со среднеазиатскими примечательно то, что если под этим понимать стыковку (соединение) путей, то они давно уже интегрированы. В 1993 г. началось строительство соединившей Туркмению с Ираном железной дороги Теджен – Серахс – Мешхед, которая была введена в эксплуатацию в мае 1996 г. В 2005 г. Иран ввел в эксплуатацию железную дорогу Бафк – Мешхед, благодаря которой путь к портам Персидского залива стал значительно короче. В 2014 г. было завершено строительство железной дороги Узень (Казахстан) – Гызылгая – Берекет – Этрек (Туркменистан) – Горган (Иран) общей протяженностью 934,5 км. Новая дорога, которая на 600 км короче, связала три страны, минуя территорию Узбекистана, через пограничный переход Этрек – Горган. Меморандум о ее строительстве был подписан в 2007 г. в Тегеране, однако из-за сложностей со строительством туркменского участка ввод в строй неоднократно откладывался.

Оба железнодорожных перехода, связывающих Иран с Туркменией, а через нее – с железнодорожной сетью всех государств СНГ и России, позиционируются как восточный маршрут международного транспортного коридора «Север–Юг». Соглашение о его создании было подписано в сентябре 2000 г. в С.-Петербурге Россией, Индией и Ираном. Впоследствии к ним присоединились Казахстан, Белоруссия, Армения, Азербайджан, Оман и Сирия, а заявки на присоединение подали Турция и Украина. Проект включает три основных маршрута. Первый из их должен пройти по западному побережью Каспия в направлении Астрахань – Махачкала – Астара – Решт, второй предусматривает перевозки грузов по морю между Астраханью и иранским портом Энзели, а третий пролегает по восточному берегу Каспия через Среднюю Азию. Дальше всех благодаря усилиям Астаны, Ашхабада и Тегерана продвинулся именно восточный маршрут. Поэтому заявление Ирана о создании единой сети железных дорог со странами региона, которая уже фактически существует, выглядит несколько странно.

Проблема создания Ираном единой с азиатскими республиками бывшего СССР сети железных дорог заключается в том, что они используют разную ширину железнодорожной колеи. В наследство от периода XIX- начала XX веков, когда страна находилась в полуколониальной зависимости от Российской и Британской империй, ИРИ достались три стандарта колеи. В приграничных с Азербайджаном районах она имеет «российский» стандарт 1520 мм, в районах, расположенных рядом с Пакистаном, распространена «индийская колея» шириной 1676 мм, а на большей части страны железная дорога построена по «европейским» стандартам и имеет ширину колеи 1435 мм. В Средней Азии же, как и других регионах бывшего СССР, действует «российский» стандарт колеи шириной 1520 мм. Для того чтобы товары попали из Туркмении в Иран, всем вагонам сегодня приходится менять колесные тележки. Это ограничивает пропускную способность железнодорожных переходов. Через переход Серахс – Мешхед, например, за сутки может проследовать всего 200 вагонов.

Тегерану гораздо удобнее было бы использовать собственный «европейский» стандарт колеи, который к тому же используется и в Китае. Это позволило бы не только увеличить пропускную способность железных дорог, но и создать прямое сообщение с КНР, сделав часть железнодорожной сети региона действительно единой. Добиться этого можно, построив железную дорогу Китай – Иран, которая имеет два основных варианта маршрута: через Киргизию, Узбекистан и Афганистан, либо же, минуя Узбекистан, через Киргизию, Таджикистан и Афганистан. Последний вариант привлекателен тем, что прямого железнодорожного сообщения с Ираном находящиеся в транспортном тупике Киргизия и Таджикистан не имеют и им можно попытаться навязать «европейский» стандарт колеи. С Казахстаном, Узбекистаном и Туркменистаном, располагающим развитой и притом значительно расширившейся после распада СССР железнодорожной сетью, сделать это гораздо сложнее.

Проект железной дороги, которая должна связать КНР, Киргизию, Таджикистан, Афганистан и Иран, был согласован министрами транспорта пяти государств еще в 2010 г. Дорога должна иметь «европейскую» колею и обеспечить «беспересадочный» транзит грузов между Китаем и Ираном. Однако реализация этого проекта до сих пор не сдвинулась с мертвой точки. Препятствием оказалась Киргизия, которая переходить на железнодорожный «евростандарт» не спешит.

В июне 2012 г. министр транспорта и коммуникаций республики Калыкбек Султанов неожиданно заявил, что Киргизия, скорее всего, не поддержит строительство железной дороги Китай – Иран по своей территории, чем вызвал несказанное удивление со стороны Душанбе. Дело в том, что параллельно Бишкек рассматривал вариант железной дороги через Узбекистан, у которого на тот момент с Таджикистаном были крайне напряженные отношения. К тому же в 2015 г. Киргизия вступила в ЕАЭС и обязалась соблюдать единые стандарты транспортных коммуникаций, включая ширину железнодорожной колеи.

Для России создание единой сети железных дорог Ирана с государствами Средней Азии может иметь неоднозначные последствия. Развитие транспортного коридора «Север–Юг» вдоль восточного берега Каспия, который открывает доступ к портам Персидского залива, однозначно выгодно и сулит большие перспективы. Однако «европейская» железная дорога между Ираном и Китаем будет способствовать отрыву среднеазиатских республик от России в транспортно-технологическом и торгово-экономическом отношении. К тому же такая дорога позволит быстро перебрасывать войска и военную технику, что приведет к росту геополитического влияния КНР. Неудивительно, что никакого восторга в Москве этот проект не вызывает.

_________________________

Фото http://e-center.asia/ru/news/view?id=3547

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1063