Сегодня: 18.10.2017 |

Укрепление южного фланга: Сергей Шойгу в Казахстане и Киргизии

Визиты министра обороны России в Казахстан и Киргизию в январе нынешнего года не вызвали особого интереса массмедиа. В принципе, интерес публики к киевским событиям вполне объясним, но не могу удержаться от «крамольного» замечания, что Ближний Восток и Средняя Азия с Афганистаном формируют, во всяком случае, не меньшее количество вполне реальных угроз и вызовов, нежели исход политического противостояния в Киеве.

Собственно, как это обычно и бывает, наиболее важные события, определяющие на ближайшие годы нашу «среднеазиатскую» политику и стратегию, прошли без особого пропагандистского шума. Буднично они прошли – как, в общем-то, и положено событиям солидным и значимым. Россия по итогам визита Сергея Шойгу де-факто взяла на себя ответственность за военную безопасность Среднеазиатского региона. Одновременно с этим она наполнила реальным содержанием военную интеграцию с членами Таможенного союза – как уже вступившими (Казахстан), так и готовящимися к этому шагу (Киргизия).

Наконец-то окончательно сформирована единая система ПВО на южном направлении, соглашение по которой готовилось около шести лет. Аналогичный документ Москва годом ранее подписала с Минском, и тем самым три страны Таможенного союза не только занимаются «притиркой» экономических систем в виде согласованного курса национальных валют, но и опережающими темпами углубляют интеграцию в военной области.

Рисунок этой интеграции, как стало понятным из итогов визитов С. Шойгу и направленности тех переговоров, которые он провел со своими коллегами из Казахстана и Киргизии, включает в себя два направления военно-политической и военно-технической активности.

Во-первых, Россия намерена работать над укреплением Единой системы ПВО по единым российским стандартам с перспективой создания не номинального, а вполне дееспособного Объединенного командования. Разумеется, при этом Москва всерьез намерена вдохнуть «вторую жизнь» и в объекты Войск воздушно-космической обороны, расположенные на территории союзных республик, такие как «Окно» в Таджикистане (оптико-электронный комплекс контроля космического пространства в Нуреке) и полигон «Сары-Шаган» в Казахстане (единственный в Евразии полигон для разработки и испытаний противоракетного оружия, расположенный на территории Карагандинской и Джамбульской областей).

На переговорах по «Сары-Шагану» с казахской стороной были, в частности, решены все вопросы по дальнейшему развитию находящейся там радиолокационной станции системы предупреждения о ракетном нападении «Днепр» и монтажу дополнительного российского оборудования средств военно-технической разведки – «епархии» принимавших активное участие в переговорах начальника ГРУ генерал-лейтенанта Игоря Сергуна и командующего Войсками воздушно-космической обороны генерал-майора Александра Головко.

Во-вторых, Москва приняла решение о переоснащении киргизских и таджикских вооруженных сил и доведении их боевого потенциала до современного уровня. Разумеется, на основе российских стандартов и исключительно российским же вооружением, что полностью блокирует усилия НАТО по внедрению собственных стандартов, которое лоббировалось Брюсселем в среднеазиатских республиках с 2002 года.

Параллельно с этим произойдет наращивание боевых возможностей российских военных баз – 201-й в Таджикистане и авиабазы «Кант» в Киргизии. По итогам переговоров в Бишкеке С. Шойгу объявил, что на эту авиабазу уже в ближайшее время поступят четыре модернизированных штурмовика Су-25СМ, оснащенных прицельно-навигационным комплексом «Барс», станцией радиотехнической разведки «Пастель», новой системой управления оружием и расширенной номенклатурой вооружения. Причем, что особо подчеркнул российский министр на совместной пресс-конференции, «четыре Су-25СМ – это только старт планомерного наращивания возможностей авиабазы».

Вполне очевидно, что подобная военно-политическая и военно-техническая активность предполагает достаточно серьезные затраты из российского бюджета. С 2006 года Таджикистану уже передано вооружений и снаряжения на 400 миллионов долларов, а в 2014-2015 годах будет поставлено еще на 200 миллионов долларов. Общий объем безвозмездных поставок Киргизии по программе перевооружения составляет 1 миллиард и сто миллионов долларов, все контракты по данной программе заключены еще в декабре 2013 года. Сюда входят поставки вертолетов, бронетехники, артиллерийских систем залпового огня «Ураган» и, разумеется, стрелкового оружия и средств связи.

Впрочем – и в этом еще одна особенность нового «среднеазиатского вектора» внешней политики России, который реализовывал в своих поездках Сергей Шойгу – о полной безвозмездности, на что, вероятно, рассчитывала часть политических элит той же Киргизии, речи не идет. Первоначально объявлялось, что вооружение в республику начнет поступать с лета 2013 года. Многим в Бишкеке слово «безвозмездные поставки» очень понравилось, и они рассчитывали, что сумма поставок будет включена в «плату за лояльность», широко распространяемую на Востоке практику Соединенными Штатами. Не получилось. Начало реализации оружейного контракта Москва привязала к контракту по продаже российскому «Газпрому» «Кыргызгаза», а также к получению от Алмазбека Атамбаева дополнительных (и, замечу, достаточно весомых) гарантий по дальнейшей судьбе авиационного центра транзитных перевозок «Манас». Есть определенные основания предполагать, что к концу года окончательно решится и вопрос о переходе в российскую собственность торпедного завода «Дастан», расположенного на Иссык-Куле.

…Визит Сергея Шойгу так и прошел бы мало замеченным, если бы не нашумевшее решение о безвозмездной передаче Россией Казахстану пяти дивизионов С-300. Особо подчеркну, что разговоры об этом шаге велись с 2010 года, когда главнокомандующий силами воздушной обороны Казахстана генерал-лейтенант Александр Сорокин впервые заявил о возможности безвозмездной передачи. Главной причиной четырехлетней паузы стало, как совершенно справедливо утверждают сегодня российские военные источники, отсутствие политического решения, которое давало бы поставкам «зеленый свет».

Напомню, что именно в 2010 году появился доклад пресловутого Игоря Юргенса из приснопамятного ИНСОРа. В этом 68-страничном докладе «ОДКБ: ответственность и безопасность» говорилось, что «ОДКБ может и должна стать инструментом достижения «оперативной совместимости» (в самом широком социально-политическом и экономическом смысле слова) стран-членов ОДКБ с другими ведущими державами и международными организациями планеты». Под международными организациями, разумеется, понималось, прежде всего, НАТО.

Подобный подход, главенствовавший в период «очарования перезагрузкой» российско-американских отношений, военно-политическую активность России на среднеазиатском направлении не то что не предусматривал, но и считал прямо непозволительной. Такая активность создавало бы конкуренцию тогдашней деятельности в регионе Североатлантического альянса, ставившего целью «привязать» к себе и Киргизию, и Таджикистан, и Узбекистан любыми способами, в том числе – и организацией «цветных революций», как принято ныне корректно называть банальные государственные перевороты.

Сегодня приоритеты поменялись. Те же российско-казахстанские отношения в сфере обороны демонстрируют позитивную динамику, например товарооборот военно-промышленной продукции между нашими странами в 2013 году увеличился до 140 млн. долларов, и это – только начало. Масштабные программы перевооружения таджикских и киргизских вооруженных сил не только наполняют реальным содержанием идею Сил быстрого реагирования ОДКББ, но и создают фундамент прочного военно-политического союза на нашем южном фланге.

Любая позитивная тенденция в российской внешней политике непременно вызывает волну критики. Так было и после того, когда местные политические элиты, ориентированные на Запад, осознали масштаб произошедшей военной интеграции, пусть пока и на первоначальном этапе. «Со всех сторон идет какое-то сближение: Таможенный союз, военная интеграция. Цель одна – политический союз. Сближение фактически бывшей колонии с метрополией меня настораживает и беспокоит», – заявил один из казахских политиков. А заместитель председателя общественного объединения «Совет генералов Казахстана» генерал Махмут Телегусов прямо обозначил угрозу: «При создании единой региональной системы ПВО Казахстана и России казахстанская система воздушной безопасности окажется зависимой от российской и перестанет развиваться».

С учетом того, что часть политической элиты, что в Казахстане, что в Киргизии, уже готовилась к участию в распределении финансов по программе военной «интеграции» с Брюсселем, разочарование её представителей вполне объяснимо. Интереснее реакция западных экспертов, которых дипломатический блиц С. Шойгу явно застал врасплох: «Это чисто символический шаг, важный, прежде всего, для Москвы… Да, некоторые американские военные атташе считают, что Москва строит что-то серьезное. Но я так не думаю», – считает глава программы международной безопасности в Женевском центре политики безопасности Грэм Хёрд.

Запад настолько свыкся с нашей пассивностью на постсоветском пространстве Средней Азии, что даже к очевидному и масштабному склонен относиться с изрядной долей скепсиса. Через два-три месяца скепсис наверняка сменится алармистскими рассуждениями о новом витке экспансии Кремля в Центральную Азию.

Разумеется, до нашего полноценного возвращения в регион, до реальной и эффективной военно-политической интеграции предстоит еще долгий путь. Но первые шаги в правильном направлении уже сделаны.

________

Игорь Панкратенкосоветник директора Института внешнеполитических исследований и инициатив, шеф-редактор журнала «Современный Иран»

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2007
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика