Сегодня: 21.09.2017 |

Моноязычие гибельно для Киргизии

Языковой вопрос – один из самых болезненных и политизированных в киргизском обществе. Поэтому Национальная программа развития государственного языка и совершенствования языковой политики, которая предусматривает полный переход делопроизводства на киргизский язык до 2020 года, встретила смешанную реакцию. О том, нужно ли опасаться вытеснения русского языка из-за укрепления позиций языка государственного, рассказал доктор филологических наук, профессор Киргизско-Российского Славянского университета Мамед Тагаев.

– Мамед Джакыпович, обрисуйте, пожалуйста, нынешнюю языковую ситуацию в Киргизии.

– Русский язык по-прежнему занимает лидирующие позиции в Бишкеке и в некоторых районах северной часть республики. Для кыргызстанцев – это основной язык торгово-экономических отношений, главный источник получения информации и средство доступа к качественному образованию. Бишкек как столица и торгово-экономический центр остается русскоязычным городом, несмотря на то что процент этнических русских значительно сократился.

Сейчас Киргизия разделена по языковому принципу на две части: с одной стороны – русскоязычный Бишкек и близлежащие к нему районы, а с другой – моноязычные регионы, в которых проживает большинство населения.

– Реально ли в этой ситуации реализовать Национальную программу развития государственного языка и совершенствования языковой политики в стране?

– В целом это – нужная инициатива. Но ее нужно осуществлять с учетом нескольких факторов. Во-первых, наладить разумное сосуществование двух языков, т.е. использовать язык в той сфере, в которой он проявляет наибольшую эффективность. Например, киргизский язык уступает русскому языку в научно-образовательной сфере. А значит переводить все образовательные процессы на государственный язык – недальновидно и проблематично.

Другое дело – делопроизводство. Оно в разной степени, так или иначе, присутствует и регулирует жизнь каждого гражданина. А подавляющее большинство жителей – это киргизы. Деловые бумаги, законы и нормативные акты на русском языке остаются недоступными для абсолютного большинства населения. Поэтому обоснования для ведения документации на государственном языке – железные.

В этой связи нужно оказать максимальную помощь тем, кто не владеет киргизским языком в достаточной степени. Но мне кажется, выучить государственный язык в том формате, какой предусматривает умение заполнять документы, не составит большого труда. Во всех учреждениях есть образцы, на которые можно опираться при заполнении документов.

– Не приведет ли это к очередной волне миграции русскоязычного населения из Киргизии?

– Пожалуй, нет. Те русскоязычные граждане, которые хотели выехать, уже это сделали. Остались те, кто уже не может или не хочет выезжать. Это пенсионеры и та часть креативного трудоспособного населения и молодежь, которая имеет здесь хорошую работу. При необходимости они легко могут овладеть навыками киргизского языка.

В целом убеждение, что киргизским языком русскоязычное население не владеет совсем – достаточно обманчиво. Благодаря обучению и общению сейчас у многих русскоязычных киргизский язык на уровне понимания, но пока нет активной киргизской речи.

– Если говорить о большом количестве трудовых мигрантов, а их в Киргизии, по данным ФМС, больше полумиллиона человек, то повлияет ли этот фактор на развитие официального языка?

– Конечно, это один из мощных мотивов изучения русского языка в регионах. Трудовой мигрант, пребывающий в России, чувствует дискомфорт из-за незнания языка и основ русской культуры. Его умонастроения передаются детям, родственникам и знакомым, которые убеждаются в том, что русский язык – это залог успешности и условие для гармоничного включения в российское общество.

В целом мотивов к изучению русского языка оказывается больше, чем к изучению, например, английского. Последний необходим для работы в международных организациях, но количество таких учреждений ограничено. А русский язык открывает достаточно широкие перспективы.

Киргизия – небольшое государство со слабо развитой экономикой, страна, у которой национальные научно-образовательные традиции имеют в своей основе русскую науку и неразрывно с ней связаны. Поэтому мы обречены на двуязычие. Другого пути нет.

– Что ждет Киргизию, если двуязычие не сложится?

– Моноязычие – гибель для страны, так как ни одна страна не может развиваться в изоляции. Чтобы получать информацию и владеть технологиями, нужно знать языки, на которых они создаются. Национальная ограниченность приводит к застою всей социально-экономической жизни, к росту национализма и самолюбованию, лишает страну динамики развития.

Запертая в рамки одного языка развития, Киргизия не сможет осуществлять международные торгово-посреднические операции, которые сейчас являются основой экономики страны. Не сможет осваивать новые технологии, а значит, осуществлять современное производство, лишится ресурсов для дальнейшего развития. Мы будем изолированы, а значит – обречены.

– Насколько важна экономическая составляющая в развитии языка?

– Киргизский язык используют только внутри республики, в торгово-экономических отношениях он остается на низших ступенях – это уровень торговли на базаре. И то не в Бишкеке, а в регионах.

Существует закономерность – чем выше уровень торгово-экономических отношений, тем выше вероятность использования русского языка. Поэтому для успешного развития киргизского языка необходимо признать объективную данность: он функционирует не сам по себе, а в активном взаимодействии с русским языком, который традиционно является экономической категорией. Он присутствует не только на уровне социально-экономических отношений, но и в сознании каждого гражданина страны как часть его бытия.

Поэтому реальность такова, что в Киргизии нужно готовить двуязычных специалистов, чтобы с помощью русского языка экономически продвигать страну, а посредством киргизского языка осваивать специфику и культуру страны.

– Языковой вопрос активно используется оппозиционными деятелями для политических спекуляций. Например, на презентации нового оппозиционного движения депутат парламента предложил лишить русский язык статуса официального, который закреплен в Конституции Киргизии…  

– Позиции русского языка в Кыргызстане поддерживаются не столько строчкой в Конституции об официальном его статусе, сколько его фактическим присутствием в экономике и социальной жизни республики: торгово-посредническими отношениями, обеспечением коммуникативных процессов в промышленности, в сфере образования и науки.

Скажем, для примера: Россия намерена осуществить в Кыргызстане ряд мегапроектов, связанных со строительством нарынского каскада ГЭС, с коренной перестройкой газовой сферы и др. Какой язык в первую очередь будет обеспечивать эти процессы? Ответ ясен.

Реалии таковы: русский язык – это часть существования киргизстанцев, он, так или иначе, присутствует в повседневной жизни.

Важное значение в языковом вопросе имеет влияние внешних факторов. В данной ситуации – это тесное сотрудничество с Россией в политической, экономической, культурной и научной сферах. Эти связи, судя по политике последних лет, будут только укрепляться.

Русский язык для Киргизии – экономический и социально-экономический вопрос. Поэтому что бы ни говорили оппозиционеры о лишении статуса официального языка, их сентенции не имеют значения.

– Поддерживает ли население их популистскую риторику?

– Политик, который кричит о том, что нужно полностью переходить на киргизский язык, придерживается двойных стандартов. С одной стороны, муссирование таких болезненных вопросов повышает его рейтинг и положительно влияет на имидж. Складывается впечатление, что человек заботится о развитии собственного языка и культуры, хотя это только видимость. Правда, для моноязычного населения, проживающего в регионах, такие тезисы являются притягательными. Ведь с переходом на киргизский язык некоторые услуги становятся доступнее, например получение образования.

Но, с другой стороны, политик, ратующий за моноязычие, понимает, что русский язык, по сравнению с киргизским, обладает большими ресурсами, и для получения качественного образования, для карьерного роста необходимо знать мировые языки. Такой политик никогда не отправит своих детей учиться в киргизскую школу.

– Как вы оцениваете работу Национальной комиссии по государственному языку?

– Нынешние методы ее работы оставляют впечатление, что она имеет характер излишней наступательности, ведется на эмоционально-патриотической волне, субъективно, без учета реальной ситуации. Все это вызывает ответную защитную реакцию русскоязычной части населения.

Мы должны понять одну вещь – киргизский язык не может развиваться и функционировать в вакууме. Реальность такова, что киргизский язык функционирует в окружении и во взаимодействии с другими языками. Поэтому нужна не «Комиссия по государственному языку», а «Комиссия по языкам», в деятельности которой, несомненно, приоритетной задачей явилось бы продвижение и расширение функций государственного языка в контексте его взаимодействия с другими языками, в первую очередь с русским языком.

– Как это скажется на результате?

– Пока результат работы комиссии – незначительный. Эмоционально-патриотическую волну нужно сменить на кропотливую работу по постепенному расширению функций киргизского языка и занятию им новых сфер бытования по мере укрепления национальной экономики и развития образования, науки и культуры. Все это должно учитывать объективную данность и мировые тенденции, касающиеся национальных и мировых языков. Но это должно произойти не за один день, а постепенно.

– Насколько существенным в вопросе изучения языка остается «человеческий фактор»?

– У некоторой части русскоязычного населения Киргизии остаются рудименты «имперского сознания», что проявляется в скрытом пренебрежении к киргизскому языку. Такое противодействие не высказывается открыто и прямо, но проявляется в таких отговорках, как «отсутствие условий для изучения языка»: мол, нет хороших учебников, методик и прочих формальных причин.

Но это чистой воды  лукавство. Необходимо культивировать понимание того, что киргизский язык – это неотъемлемая часть страны, где проживаешь. Для наиболее комфортного проживания государственный язык знать необходимо. Перевод делопроизводства на киргизский язык – это реальный шаг в сторону укрепления его позиций.

Ведь первые переселенцы, которые появились на территории современной Киргизии, очень быстро выучили язык, так как велико было желание общаться с местным населением.

– Какими методами можно изменить такое отношение к государственному языку?

– От «имперского сознания» необходимо отказываться, при этом разъяснительную работу нужно проводить терпеливо и постепенно. Необходимо пропагандировать успешность двуязычных людей через совместные культурные мероприятия и демонстрировать примеры русско-киргизского двуязычия.

Действовать насильственными методами бесполезно, ведь насилие ни к чему хорошему не приведет. Перспективной является политика государства, направленная на создание языкового сообщества, основу которого составили бы киргизский и русский языки. Не противостояние, а гармоничное взаимодействие в решении социально-экономических задач страны является основной целью союза киргизского и русского языков.

Кстати, мною подготовлена книга «Диалог языков и культур в Кыргызстане: пути формирования языкового сообщества». В ней анализируется языковая ситуация в Кыргызстане и рассматриваются пути взаимодействия киргизского и русского языков.

_________

Фото – http://bestglobalinfo.ru/society/trudovye-migranty-budut-vladet-russkim-jazykom-luchshe.html

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1093
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» 1025-летие Крещения Руси G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Бронзовый солдат» «Великое русское слово» «Волошинский сентябрь» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «НОВАТЭК» «Новая волна» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия бизнес Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дагестан Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киевская Русь Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ Олланд ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Санкции Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эквадор энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония Яценюк
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика