Сегодня: 21.11.2017 |

Будем понимать друг друга, пока будем говорить на одном языке

Основное назначение публичной дипломатии, как известно, состоит в прямом обращении государства к общественности других стран для разъяснения целей своей внешней политики, создании благоприятного образа страны за рубежом; разъяснительной работе правительства с общественностью других стран через НПО своей страны; непосредственном общении между гражданскими обществами и представляющими его НПО разных стран. Опыт показывает, что это – серьезный рычаг в продвижении интересов того или иного государства вовне. Правда, при умелой постановке дела.

К сожалению, в продвижении публичной дипломатии, той самой «мягкой силы», о которой активно заговорили  в последние годы, Россия проигрывает многим странам, прежде всего США. На это обратил внимание Дмитрий Медведев, еще будучи президентом, шесть лет назад. За минувшее время ситуация мало изменилась. На недавно прошедшем в Томске Форуме молодежи Сибири и стран Азии «Роль и место молодежи в публичной и научной дипломатии» больше говорилось о контактах студентов и молодых преподавателей разных стран в рамках европейских, американских, китайских проектов. Между тем студенты из Китая, Монголии, Киргизии, Таджикистана и России отмечали, что хотели бы больше узнавать друг о друге, чаще встречаться, реализовывать совместные проекты, но для этого не всегда предоставляется возможность.

Российская публичная дипломатия в странах Центральной Азии чаще всего сводится к пропаганде, для ведения которой используются российские средства массовой информации, представленные в информационном пространстве республик региона. И это – едва ли не максимум.

В то же время публичная дипломатия западных стран в Центральной Азии отличается динамизмом, хорошей организацией и куда более широким набором средств. Координируемая посольствами и филиалами зарубежных НПО в странах региона, она дает весьма положительный эффект, формируя положительный имидж западной модели развития, который, в свою очередь, успешно работает и на достижения официальной дипломатии.

А ведь у России есть огромный потенциал, отсутствующий у наших оппонентов по определению. Имеются в виду старые, наработанные еще в советское время связи между постсоветскими государствами. Многие политические деятели и эксперты по Центрально-азиатскому региону убеждены, что эти связи хотя и ослабли, но еще значительны, а экономические контакты, относительное отсутствие языкового барьера являются гарантами продолжения положительного взаимовлияния.

Нельзя не согласиться, например, с ректором МГУ Виктором Садовничим, который в недавнем интервью изданию «Вестник Кавказа»  сказал: «Мы будем понимать друг друга до тех пор, пока будем говорить на одном языке. Это наша скрепа. У нас нет другой скрепы, только менталитет и язык».

Правда, этот резерв не бесконечен. Пространство использования русского языка сужается в связи с оттоком русскоязычного населения из республик Центральной Азии. При этом, говоря о русскоязычном населении, я имею в виду не только этнических русских, представителей других славянских народов, но и татар, башкир, а также представителей титульных национальностей, хорошо говорящих по-русски. Сужению языкового пространства также способствует сокращение доли русскоязычных средств массовой информации. Немаловажный фактор – перевод преподавания на государственные языки, что зачастую не обосновано никакими объективными причинами и представляет собой всего лишь попытку властей заработать политические очки у националистически настроенных слоев общества и политических партий.

Россия тратит немалые финансы на деятельность таких организаций, как «Россотрудничество», Фонд «Русский мир», другие структуры. Трудно сказать, что именно мешает их эффективной деятельности – недостаток средств или неумение работать, нежелание подойти творчески к своей деятельности. Зачастую их деятельность, как отмечалось на упомянутом мной форуме, ограничивается поставками учебников для школ, гуманитарной помощью во время катаклизмов различного характера, организацией концертов и семинаров для учителей. На этом «джентльменский» набор внешнеполитической деятельности в сфере публичной дипломатии, увы, в абсолютном большинстве случаев исчерпывается.

Главная проблема видится в том, что отсутствует четкая программа развития публичной дипломатии, координация действий правительственных и общественных организаций. Как ни обидно, но в этом плане российская дипломатия проигрывает американской, создавшей эффективную систему поддержки публичной дипломатии.

Поясним на примере, приведенном на форуме. Группа журналистов подала проект в демократическую комиссию при посольстве США в Киргизии. Экспертам проект показался весьма интересным, они предложили авторам развить его. В результате бюджет превысил норму. Однако недостающие средства были получены от Фонда Сороса без каких-либо долгих переговоров и обсуждений условий софинансирования. Проект заработал. Такие государственные и общественные организации, как ЮСАИД, Фонд Сороса, Фридом Хаус, демократическая комиссия при посольстве действуют в единой связке, имеют как программы собственной деятельности, так и совместной. При решении больших задач, требующих больших финансовых средств, координации усилий финансируемых ими неправительственных организаций они выступают единым организмом.

Есть чему поучиться у американцев и в плане организации эффективной работы с прессой. Одна из задач публичной дипломатии – создание положительного образа страны. Да, конечно, какие-то акции проводятся и нашими медийными структурами, но освещаются они слабо, без должного умения, этой стороне проблемы явно не уделяется необходимого внимания. Достаточно сравнить штат пресс-службы российского посольства в Киргизии (от силы два человека, которые не владеют языком страны пребывания, то есть киргизским) и американского посольства, где в штате состоят до десятка высококвалифицированных специалистов – американцев и местных граждан. В связке с последними находятся ведущие информагентства, телевидение и газеты региона, так что о любой даже небольшой акции американцев широко информируется практически все население страны пребывания.

Приведу такой пример. Некоторое время назад по программе Зарубежной  гуманитарной, аварийной и гражданской помощи (OHDACA) для Чуйской областной туберкулезной клиники было закуплено имущества на 39 тыс. долларов. В это же время за счет беспошлинной поставки из России нефтепродуктов киргизский бюджет сэкономил порядка 300 млн. долларов. Казалось бы, что по сравнению с ними 39 тыс. американской помощи? Однако о российской акции сообщили только информационные агентства в коротких статьях. Телевидение, газеты не уделили этому факту должного внимания. И дело не в том, что киргизские журналисты больше любят американцев, чем россиян: просто американцы научились подавать товар лицом, российские же государственные и общественные организации в сфере пропаганды заметно пасуют.

Публичная дипломатия не сводится к деятельности внешнеполитических органов. Свою немалую роль играют НПО, общественные организации, отдельные личности, группы по интересам. В этой связи в той же Киргизии стоит отметить российский Фонд поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова, российско-киргизский фонд «Евразийцы – новая волна» – они довольно успешно действуют, стараются расширять поле своего влияния. Но в целом организации, чья деятельность отличается эффективностью, можно пересчитать по пальцам одной руки.  

Без государственного участия как фактора координации не обойтись. Центрами взаимодействия могли бы стать такие образовательно-научные центры, как, например, Киргизско-Российский славянский университет в Бишкеке и Таджикско-Российский славянский университет в Душанбе. Работа в сфере научной и молодежной дипломатии в этих совместных вузах ведется, но она могла бы стать более эффективной – есть кадры, общественные объединения в рамках данных вузов, энтузиасты, есть хорошие планы, но нет средств и координирующего органа. Кроме совместных с Россией вузов есть и другие организации, через которые возможно продвижение публичной дипломатии. Ведь именно для этого многие из них и созданы, например российские центры науки и культуры. Их только надо вписать в общую систему.

При объяснении низкой результативности публичной дипломатии часто ссылаются на недостаток финансов. Такая проблема есть, но надо ли говорить о том, что по сравнению с другими странами Россия имеет в регионе преимущество, позволяющее добиваться не меньших результатов, тратя при этом на порядок меньше – это общая языковая среда и родственный менталитет. Повторимся: пока мы будем говорить на одном языке, проблем в понимании друг друга у нас не будет. И это обстоятельство, несмотря ни на что, вселяет оптимизм, когда речь заходит о перспективах публичной российской дипломатии в Центральной Азии.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1061
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика