Сегодня: 23.11.2017 |

Приднестровье: как уменьшить зависимость от европейских рынков?

На днях появилась информация о том, что Европейский союз намерен подписать соглашение об ассоциации с Молдовой уже в июне нынешнего года, а не в конце лета или сентябре, как планировалось первоначально. Из-за ситуации с Украиной и Крымом европейцы «подстегивают» Кишинев и форсируют процесс.

Органическим элементом и следствием соглашения об ассоциации станет создание углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли (ЗСТ) «Молдова – ЕС». Для Приднестровья это, пожалуй, самая важная часть документа – она будет влиять на условия торгово-экономического обмена с Евросоюзом. Суть в том, что, если ПМР после 2015 года не присоединится вместе с Молдовой к режиму ЗСТ, она, как говорят эксперты, получит заградительные таможенные барьеры в 10-12%.

В европейскую ЗСТ Приднестровье, естественно, не вступит, поскольку оно выбрало другой вектор развития – Таможенный союз. Но дополнительные пошлины нанесут большой ущерб местным производителям – они приведут к тому, что продукция из Приднестровья из-за роста издержек может стать неконкурентоспособной на европейском рынке.

Здесь есть проблема, о которой, по моим наблюдениям, не очень любят вспоминать ни в Приднестровье, ни в России. Дело в том, что в последние 7-8 лет география приднестровского экспорта довольно сильно изменилась: поставки в ЕС и Молдову заметно выросли, в то время как в Россию – столь же заметно сократились. Мы пришли к тому, что экспорт в ЕС так просто уже не сбросишь со счетов. Совсем не сбросишь. И отрицать этот факт бессмысленно.

На изменение географии экспорта повлияли две вещи – автономные торговые преференции (АТП), предоставленные в одностороннем порядке Евросоюзом Молдове в 2008 году (ими с того времени успешно пользуются и приднестровские производители), а также финансовый кризис 2008-2009 гг., который тогда негативно сказался как раз на поставках из Приднестровья на восток, в страны СНГ. После этого кризиса многие предприятия, работавшие на Россию, или свернулись, или уменьшили объемы производства.

В результате в 2013 году мы, если верить данным таможенной статистики, имели следующую картину: в страны ЕС ушло почти 30 % приднестровских товаров, в Молдову – 40%, а в государства Таможенного союза – лишь 18 %. Для сравнения: в середине 2000-х годов экспорт из ПМР в Россию достигал 45-50 %.

Если обратить внимание на динамику, то доля стран Таможенного союза в приднестровском экспорте продолжала «идти в минус», в 2012 году составив 22,5 %. Следствием этого стал и рост отрицательного сальдо внешней торговли ПМР с государствами ТС в 2013 году. Оно на сегодня очень велико – импорт в 8 раз превышает экспорт.

В то же время Приднестровье в минувшем году увеличило поставки в ФРГ, Италию, Польшу, Болгарию, Словакию и Францию. Так, экспорт в Болгарию вырос в 6 раз, в Польшу – более чем вдвое.

Первые два месяца нынешнего года показали, что тенденция пока только углубляется: поставки из Приднестровья в страны ЕС составили 40,5 % от общего объема экспорта, в Молдову (которая совсем скоро намеревается тоже уйти в европейское пространство) – 35,2 %. На Россию же пришлось только 12,9 % . Удивительно, но это меньше, чем нынешняя доля в приднестровском экспорте даже Польши, составляющая почти 16 %.

Какой вывод из этого следует? С точки зрения экономики Приднестровье уже довольно давно попало в непростую ситуацию – три четверти его экспорта так или иначе будут зависеть от решений Евросоюза. У ЕС, таким образом, есть убедительные рычаги, чтобы повлиять и на политические позиции ПМР. И он вполне может ими воспользоваться.

Все мы помним знаменитую ленинскую формулу о том, что «политика есть самое концентрированное выражение экономики». В случае с экспортом из Приднестровья и его внешней политикой это, очевидно, не совсем так. Об этой коллизии хорошо сказал экс-министр иностранных дел ПМР Валерий Лицкай, отметивший на одном из круглых столов в конце 2013 года, что «голова» Приднестровья сегодня стремится в Евразийский союз, а «ноги», то есть экономика, бегут совсем в ином направлении – в Европу. «В этом и есть проблема. У нас были славные времена, когда примерно 50 % нашего экспорта шло на Россию. И наша ориентация на Россию соответствовала экономическим реалиям – куда ноги бегут, туда и голова. А потом они начали бежать в разные стороны», – обрисовал тогда картину бывший глава приднестровского МИДа. От этих реалий, очевидно, никак нельзя отмахиваться, если Приднестровье идет в Таможенный и Евразийский союзы.

*  *  *

Вне зависимости от того, как сложится ситуация, Приднестровью нужно сбалансировать свой экспорт, уменьшить зависимость от европейских рынков и расширить объемы поставок на восток. Это необходимо, даже если совсем не брать во внимание различные политические факторы.

Здесь нужны усилия как Приднестровья, так и России, и их результатом мог бы стать, например, совместный план действий по продвижению приднестровского экспорта в РФ. Приднестровским предприятиям, скажем, можно было бы дать определенные преференции на 5-7 лет для адаптации на российском рынке (в том числе и для внедрения технических требований Таможенного союза). То есть Россия могла бы сделать то, что сделал в 2008 году ЕС для молдавских (и приднестровских) производителей.

Теперь вновь вернемся к региональной политике. Если говорить о прогнозах, то, как и до событий на Украине, нужно по-прежнему рассматривать два варианта развития ситуации по отношению к Приднестровью – более жесткий и более умеренный. Более жесткий предполагает, что Молдова максимально сближается с ЕС, вводится новый торговый режим, Приднестровье к нему не присоединяется, начинает рассматриваться Евросоюзом как третья сторона, с начала 2016 года теряет режим АТП и получает европейские таможенные пошлины.

Здесь встает проблема превентивных мер и переориентации приднестровского экспорта на восток в достаточно сжатые сроки. Приднестровские эксперты считают, что, если все пойдет по негативному пути, необходимо будет перенаправить где-то около 300-400 миллионов долларов экспортных потоков. Это – ткани, швейные изделия, обувь, часть металлургической продукции, а также зерновые и технические культуры. Отдельный вопрос – с переориентацией поставок электроэнергии, которую ПМР сегодня направляет в Молдову и Румынию.

Звучат мнения о том, что при поиске новых рынков для приднестровской продукции не обойтись без поддержки России на административном уровне. Необходим будет серьезный российский госзаказ. По мнению экономистов и промышленников, нужно будет также помочь приднестровским предприятиям в оплате ввозного НДС при поставках товаров в Россию. Это само по себе могло бы стимулировать экспорт из ПМР на восток.

Сегодня поднимается вопрос и о том, чтобы в перспективе сделать приднестровскую экономику более независимой от факторов, связанных с пересечением границ (то есть менее уязвимой для блокад). Один из путей здесь – повысить роль туристической отрасли, а также сектора различных аутсорсинговых услуг, которые Приднестровье могло бы оказывать российским предприятиям. Но для того чтобы такой сектор был создан и стал значимым, тоже нужны акцентированные усилия.

Приднестровский экспорт можно, конечно, поддержать и по-другому – если Россия станет полностью или частично компенсировать предприятиям республики дополнительные издержки, которые возникнут после введения европейских таможенных пошлин. Компенсировать с тем, чтобы они все-таки продолжали поставлять продукцию на рынок Евросоюза, не теряя его. Почти все крупные предприятия Приднестровья – это предприятия с российским капиталом. Другой вопрос, что такой механизм компенсаций вряд ли может быть долгосрочным – не будет же РФ постоянно «подкармливать» европейские бюджеты.

В рамках нашего материала мы не рассматриваем крайний вариант, при котором Молдова и Украина при поддержке США и Евросоюза полностью закроют путь для приднестровского экспорта. Последние события, в том числе и характер текущих контактов между ведущими державами, дают надежду, что этого все-таки не случится.

Альтернативой резким решениям является упомянутый выше умеренный вариант, который реален при согласованной воле России и Запада. Суть его можно передать известными словами посла России в Молдове Фарита Мухаметшина, заявившего почти год назад на инвестиционном форуме в Тирасполе, что наш регион мог бы быть «уникальной площадкой для сотрудничества двух крупных интеграционных проектов – Европы и Евразии». Мы сейчас не говорим о том, каким мог бы быть политический статус Приднестровья в рамках такой площадки. Это уже другой вопрос. Речь об экономике – умеренный вариант мог бы означать, что на среднесрочную перспективу (скажем, на те же 5-7 лет) для региона установился бы особый режим экспорта товаров, предполагающий отсутствие политических ограничений и на западе, и на востоке. Он был бы закреплен как переговорным форматом «5+2» по молдо-приднестровскому урегулированию, так и, возможно, договоренностями на более высоком уровне. А уже в условиях отсутствия внешних угроз для экономики можно было бы двигаться дальше, к другим целям.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1362
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика