Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 06.08.2020 |

Крымско-татарское движение в Крыму в поисках вектора развития

Вчера в Симферополе и в ряде других городов Крыма состоялись традиционные памятные мероприятия, приуроченные к 70-й годовщине сталинской депортации крымских татар с территории полуострова. Подготовка к проведению памятных мероприятий в нынешнем году шла весьма непросто. Верхушка нелегальной организации «меджлис», которая на протяжении десятилетий выступала на Украине в роли антироссийской силы и союзника украинских властей в деле «усмирения» русского Крыма, оказалась не готова к новым политическим реалиям.

В ответ на провокационные заявления и действия экс-председателя «меджлиса» Мустафы Джемилева (накануне с украинской территории он открыто заявил о возможности столкновений в Крыму 18 мая) исполняющий обязанности главы Республики Крым Сергей Аксенов 16 мая запретил все массовые акции до 6 июня. 17 мая «меджлис» на внеочередном заседании был вынужден пойти на уступки. Он отказался от массовых акций в день памяти жертв депортации и принял предложение крымских властей ограничиться региональными митингами в памятных местах. На этой основе был найден компромисс. М. Джемилев заявил об отказе от планов приезда в Крым 18 мая. Эти планы представляли серьезную угрозу для утверждающегося межнационального согласия на полуострове. Ведь в первых числах мая г-н Джемилев уже пытался силой преодолеть запрет на въезд на территорию России в районе Армянска, склонив к нарушению закона несколько тысяч крымских татар, прорвавшихся через государственную границу России с Украиной. Но эта провокация была своевременно пресечена усилиями российских пограничников. Её повторение, конечно, было нежелательно.

Как и было решено накануне, 18 мая памятный митинг, посвященный 70-й годовщине депортации крымских татар, прошел в массиве компактного проживания крымских татар Ак-Мечеть, а не на центральной площади Симферополя. С учетом напряженной обстановки на Юго-Востоке Украины и заинтересованности киевской хунты в дестабилизации общественно-политической ситуации в Крыму, руководством Крыма были предприняты повышенные меры безопасности. Силовые структуры республики полностью перекрыли движение в районе площади им. Ленина, в центре Симферополя была размещена спецтехника полиции и несколько единиц бронетехники. Порядок в столице Крыма охраняли усиленные наряды полиции и ОМОНа. Над городом проносились вертолеты.

Но, в отличие от своих недавних союзников по евромайданному движению из числа украинских националистов, не признающих никаких компромиссов, крымские татары проявили способность договариваться. Вопреки надеждам киевской хунты и ее западных кукловодов, памятные митинги крымских татар в Симферополе, других городах и районах Крыма прошли спокойно.

Почтив память жертв депортации в привокзальном сквере Симферополя и в симферопольском парке «Салгирка», где расположен памятный знак в память о событиях 1944 года, участники мероприятий централизованно, на автобусах, проехали к месту проведения памятного митинга. Несколько крымских татар надели национальные одежды, политические активисты принесли так называемые «Кокъ байрак» («Голубое знамя») – национальные флаги с изображением родового знака династии Гиреев на голубом фоне. В районе Ак-Мечеть состоялись всекрымский траурный молебен (дуа), посвященный памяти жертв депортации, и памятный митинг.

Памятные мероприятия в этот день прошли также в Феодосии, Бахчисарае, Ялте и ряде других населенных пунктов. Они проходили мирно, если не считать выкриков отдельных сторонников «меджлиса», требовавших отменить запрет на въезд М. Джемилева в Крым и скандировавших его имя.

Участники всекрымского траурного митинга в Симферополе приняли резолюцию, в которой, в частности, заявлена линия на сохранение «приверженности крымско-татарского национального движения принципам ненасильственной борьбы». В принятом документе содержатся требования признания права татар Крыма на самоопределение, придания РК статуса крымско-татарской национально-территориальной автономии, восстановления исторических названий, подвергшихся изменению вследствие депортации, принятия законов, гарантирующих эффективное представительство «крымских татар, избираемых самими крымскими татарами», в органах законодательной и исполнительной власти республики, признания так называемого «общенационального съезда крымско-татарского народа» – курултая и формируемой им этнократической структуры национального самоуправления – «меджлиса» «представительными органами коренного народа Крыма».

Данные требования соответствуют повестке дня крымско-татарского национального движения, которая сформировалась на протяжении двух десятилетий пребывания крымской автономии в составе Украины. Однако условия развития этого движения резко изменились с воссоединением Крыма с Россией, и это крымско-татарским лидерам следовало бы учесть. Однако понимания новизны ситуации они пока не проявляют. Линия их поведения определяется, прежде всего, нежеланием верхушки «меджлиса» в лице Мустафы Джемилева и Рефата Чубарова (нынешнего главы «меджлиса») менять вектор политического развития  их этнократической (и, к слову, не зарегистрированной по закону) структуры с проукраинского на пророссийский.

В силу причин психологического характера и объективной зависимости от киевских властей (на Украине отбывает наказание сын М. Джемилева, совершивший убийство) Джемилев-старший позволяет себе жесткие выпады в адрес России. Не отражая мнения крымских татар и все дальше уходя от реальности, экс-председатель «меджлиса» оперирует русофобскими политическими штампами. Так, на фоне практически повсеместного получения крымскими татарами российских паспортов М. Джемилев позволил себе следующее оскорбительное для России заявление: «Крымские татары относятся к паспорту РФ, как к немецкому аусвайсу». Эта линия поведения на протяжении многих лет приносила ему политические дивиденды со стороны Киева.

Нынешний председатель «меджлиса» Р. Чубаров менее радикален, но и он не готов стать полностью законопослушным. В частности, он публично ставит под сомнение законность вхождения Крыма в состав России. Более того, руководство «меджлиса» озвучивает идею проведения среди крымских татар референдума о статусе полуострова.

Такая позиция противоречит перспективам политического развития крымско-татарского национального движения в новых условиях:

- называя руководство Крыма «оккупационным», руководители «меджлиса» требуют при этом гарантировать его «эффективное представительство» в органах законодательной и исполнительной власти Республики Крым;

- требуя вхождения во власть, «меджлис» не спешит зарегистрироваться в установленном российским законодательством порядке и интегрироваться в новую партийную систему на полуострове;

- критикуя руководство России, М. Джемилев и его соратники предпочитают не замечать системных шагов российского руководства, связанных с поддержкой крымских татар. Эти шаги определяются указом президента России Владимира Путина о мерах по реабилитации крымско-татарского и других народов Крыма, пострадавших от сталинских репрессий. В соответствии с указом увеличено финансовое обеспечение программ, связанных с обустройством крымских татар, развитием их национального образования и культуры. Согласно новой Конституции РК крымско-татарский язык стал одним из трех государственных языков на территории республики. Серьезное внимание проблемам крымских татар уделяет руководство Республики Татарстан во главе с Рустамом Миннихановым.

Отрадно, что антироссийская позиция верхушки «меджлиса» вызывает все большие возражения в крымско-татарском сообществе и внутри самой организации. В частности, на встрече президента России с представителями крымских татар в Кремле присутствовал экс-заместитель главы «меджлиса» Ремзи Ильясов (кстати, это возмутило г-на Джемилева). Вице-премьером Республики Крым стал один из главных спонсоров «меджлиса» Ленур Ислямов. Одновременно усиливаются и входят во власть оппозиционные «меджлису» организации, в частности – общественная организация «Милли Фирка», руководителем которой является Васви Абдураимов (в прошлом – один из лидеров Национального движения крымских татар  – НДКТ).

Очевидно, что крымско-татарское движение в российском Крыму находится в поисках вектора своего развития. Долгое время выполнявший функции «крымско-татарской дубинки» для русского Крыма «меджлис» и его руководство не готовы отказаться от сложившихся на протяжении десятилетий русофобских стереотипов. Сегодня для их выбора есть одна альтернатива: либо найти общий язык с властями и обществом России, либо сойти с магистрального пути развития крымско-татарского национального движения. Все больше крымских татар склоняются к первому.

_________

Фото – http://15minut.org/

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2468
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика