Сегодня: 22.09.2017 |

Ручка двери под названием НАТО

До подписания соглашения об ассоциации между Молдовой и Европейским союзом остаются считаные дни, и эксперты продолжают «вгрызаться» в многостраничный текст этого документа. В последние месяцы утвердилось мнение, что соглашение касается, прежде всего, экономики и торговли. Это верно – три четверти из более чем 400 статей документа регламентируют именно торгово-экономические вопросы, в частности создание углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли (УВЗСТ) между Молдовой и Евросоюзом. Но в соглашении есть также важные, отнюдь не «протокольные» моменты, определяющие европейскую внешнюю политику в регионе, и их нельзя игнорировать.

В статье 3 документа, например, сразу говорится о «сближении по внешним вопросам и вопросам безопасности». В этом авторы и инициаторы соглашения видят путь к «углублению политической ассоциации» с ЕС.

«Политика безопасности» как раз и заслуживает отдельного внимания. В статье 5 говорится уже о конкретных институциональных рамках: «Стороны должны усилить свой диалог и сотрудничество и способствовать постепенному сближению в области внешней политики и политики безопасности, включая Общую [европейскую] политику безопасности и обороны (CSDP, ОЕПБО)». В статье 7 идет речь о «практическом сотрудничестве по предотвращению конфликтов и управлению кризисными ситуациями, в частности, имея в виду возможное участие Республики Молдова в осуществляемых ЕС операциях по управлению гражданскими и военными кризисными ситуациями, а также в соответствующих учениях и тренингах». Статья 8 говорит о региональной стабильности, об «устойчивом решении приднестровского вопроса» и «совместных усилиях по постконфликтному восстановлению региона».

Стоит сказать, что политическая часть соглашения об ассоциации Украины с ЕС (которая уже подписана) оперирует аналогичными терминами – там тоже предполагается конвергенция в рамках ОЕПБО и участие в операциях ЕС. То есть Европейский союз будет создавать единую политику безопасности во всем регионе.

Что же имеется в виду под Общей европейской политикой безопасности и обороны? Кто фактически концентрирует полномочия в этой сфере? В Европе с 1948 по 2011 год существовал так называемый Западноевропейский союз (ЗЕС), который как раз предполагал сотрудничество в сфере обороны и безопасности. Однако на практике эта организация, в сущности, так и не заработала в качестве самостоятельной военно-политической структуры, потому что уже в 1949 году был заключен Североатлантический договор и создан блок НАТО. С тех пор, несмотря на то что, например, Германия и Франция выступали за большую автономию Западноевропейского союза по отношению к Североатлантическому альянсу, влияние ЗЕС неуклонно снижалось.

В конце концов, ЗЕС начал рассматриваться только как европейская платформа НАТО. Четкую связь между ОЕПБО и структурами НАТО подчеркивали и кадровые решения – бывший генеральный секретарь Североатлантического альянса Хавьер Солана, например, был в свое время назначен Верховным представителем ЕС по вопросам внешней политики и безопасности.

Теперь, когда ЗЕС не существует уже даже на бумаге, нужно осознавать: если говорят о европейской политике безопасности, а также об участии в разрешении гражданских и военных кризисов, то за этим обязательно стоит НАТО. Этот вывод в полной мере касается Молдовы и Украины.

* * *

Сказанное выше подтверждается и недавним визитом в Молдову заместителя генерального секретаря НАТО Александра Вершбоу. Именно он, а не какие-либо другие западные чиновники перед подписанием соглашения об ассоциации РМ–ЕС расставил акценты в том, что касается взгляда евроатлантического сообщества на проблемы региональной безопасности. А. Вершбоу (бывший довольно долгое время послом США в России, а затем занимавший пост заместителя министра обороны США по вопросам международной безопасности) сказал несколько важных вещей.

Во-первых, он пообещал Молдове всестороннюю кадровую помощь НАТО, развитие оборонной структуры и консультирование в области информационной безопасности. Во-вторых, он, дав понять, что Североатлантический альянс рассматривает молдавскую армию как союзника, фактически обозначил и противников – российский контингент в Приднестровье, а также вооруженные силы самого Приднестровья. «Следует опасаться комбинирования этих двух сил», – заявил А. Вершбоу в беседе с «Коммерсантом-MD». В-третьих, он отметил, что НАТО внимательно следит за ситуацией в регионе и «очень негативно отреагирует на попытки сблизить Приднестровье с Российской Федерацией». Это соотносится с другими тезисами натовского чиновника, прозвучавшими примерно в то же время, но уже не в Кишиневе: о том, что блок НАТО должен начать расценивать Москву как соперника и что он должен рассмотреть новые оборонительные меры и методы реагирования, чтобы «защитить свободу выбора соседей России».

Заявления заместителя генсека НАТО определенно говорят о том, что альянс будет стремиться усилить свое как военное, так и политическое влияние в регионе Молдовы и Приднестровья. Соглашение об ассоциации между РМ и Европейским союзом закрепляет юридические инструменты и возможности для такого усиления.

Несущественно, что прямого упоминания о Североатлантическом альянсе в документе нет. Этого и не требуется. Как признает командующий объединенными силами НАТО в Европе американский генерал Филип Бридлав, в руководстве блока в последние два месяца уже идут консультации о возможных вариантах развития событий в Молдове и ПМР. То есть региональная ситуация включена в повестку дня НАТО.

Нынешнее руководство Молдовы открыто связывает вопросы безопасности только с альянсом. По совсем недавнему заявлению министра обороны РМ Валерия Троенко, «блок НАТО стал гарантом стабильности и защиты интересов малых государств, и другой силы, способной противостоять России, нет».

* * *

Как, в свою очередь, заявил российский вице-премьер Дмитрий Рогозин, «ассоциация с ЕС – это момент, когда Молдова берется за ручку двери под названием НАТО». Если мы посмотрим на современную историю отношений различных стран с Европейским союзом и Североатлантическим альянсом, то увидим – членство в ЕС без предварительного членства в НАТО практически невозможно. А нынешние молдавские политики провозгласили своей стратегической целью именно членство РМ в ЕС.

За последние 20 лет альянс, как известно, расширялся трижды. Сначала в 1999 году туда были приняты Венгрия, Польша и Чехия. Затем, в марте 2004 года – Болгария, Румыния, Латвия, Литва, Эстония, Словакия и Словения. Наконец, в 2009 году – Хорватия и Албания. Если взглянуть на историю расширения Европейского союза, то здесь тоже были три волны расширения. В мае 2004 года членами ЕС стали 10 стран – Венгрия, Польша, Чехия, государства Балтии, Словакия, Словения, Мальта и Кипр. В 2007 году к европейской семье присоединили Румынию и Болгарию, а в 2013-м – Хорватию.

Как видно из этого, членство в НАТО и ЕС наступало либо почти синхронно, либо с перерывом в 3-5 лет, но вступление в Североатлантический альянс – всегда первый шаг, сколько бы Александр Вершбоу ни говорил о том, что «связь НАТО и евроинтеграции – это миф». Так, кстати, было не только в последние два десятилетия. Испания вступила в НАТО в 1982 году, в ЕС – в 1986-м. Греции пришлось ждать 29 лет для того, чтобы после присоединения к НАТО в 1952 году стать членом Евросоюза.

Что касается Молдовы, то А. Вершбоу заявляет, что Североатлантический альянс считается с ее нынешним нейтралитетом и речь о вступлении РМ в НАТО сегодня не идет. Здесь нужно отметить, что нейтралитет Молдовы – это уже давно и во многом фикция, особенно в условиях, когда страна сильно зависит от финансовой помощи западных доноров. Ровно 20 лет назад РМ присоединилась к программе НАТО «Партнерство ради мира», сегодня она имеет индивидуальный партнерский план сотрудничества с альянсом. За эти годы в Кишиневе был открыт Центр информирования и документирования НАТО, проводились многочисленные полевые и командно-штабные учения (на одном из них, проходившем 8 лет назад вблизи приднестровских границ, автору этих строк даже довелось побывать). Так что сохранен ли нейтралитет в полном смысле этого слова – это большой вопрос.

В условиях такого призрачного нейтралитета Молдовы Североатлантический альянс вполне успешно решает здесь свои задачи, нынешний формат его устраивает и в альянсе справедливо считают, что пока нет смысла ставить вопрос о членстве РМ. Тем более что, как показывают опросы, население Молдовы относится к НАТО очень настороженно. Предстоит изменить общественное мнение, чем А. Вершбоу, кстати, и пытался заниматься, посетив во время своей майской поездки не только Кишинев, но и «антинатовскую» Гагаузию.

А. Вершбоу (справа), будучи в столице Гагаузии Комрате, убеждал собеседников в необходимости сближения Молдовы с НАТО

* * *

Исходя из нынешней логики событий, вопрос о присоединении Молдовы к НАТО может быть поднят через 8-10 лет, после того как будут реализованы положения об УВЗСТ «РМ–ЕС», а Молдова еще больше сблизится с Румынией. Но угрозы для региональной системы безопасности возникнут, судя по всему, гораздо раньше. Ясно, что усиление позиций НАТО сильно усложнит процесс молдо-приднестровского урегулирования. Усилится также и давление на миротворческую операцию, которая проходит на Днестре с 1992 года при участии России и является одной из наиболее эффективных миссий по поддержанию мира.

У НАТО, как мы знаем, есть свой опыт миротворчества, он далеко не самый лучший, но не исключено, что Евросоюз и Североатлантический альянс будут пытаться продвигать его в регионе. В рамках того самого «практического сотрудничества по предотвращению конфликтов и управлению кризисными ситуациями», о котором говорится в соглашении об ассоциации «Молдова–ЕС».

_________

Фото – http://www.kommersant.md/node/29422

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2301
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» 1025-летие Крещения Руси G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Бронзовый солдат» «Великое русское слово» «Волошинский сентябрь» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «НОВАТЭК» «Новая волна» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия бизнес Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дагестан Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киевская Русь Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС Олланд ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Санкции Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эквадор энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония Яценюк
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика