Сегодня: 21.09.2017 |

Не нужно смешивать религию и политику

– Как вас правильно представить?

Когда-то на границе с Дагестаном Ахмад Кадыров давал интервью и на вопрос, от чьего имени он говорит, ответил, что говорит не как должностное лицо, а как чеченец, переживающий за свой народ, высказывающий свое мнение и отвечающий за себя. Духовный центр мусульман Крыма (я был его руководителем до начала перерегистрации религиозных организаций)  пока не перерегистрирован, а потому я отвечаю как крымский татарин и мусульманин Ридван Велиев.

– Основная часть крымских мусульман подчиняется Духовному управлению мусульман Крыма (ДУМК) – структуре, полностью подконтрольной т.н. меджлису крымско-татарского народа, в целом не принявшей воссоединение Крыма с Россией. Сколько общин входит в руководимый вами альтернативный ДЦМК? Какую часть мусульман в процентном отношении вы контролируете? 

На данный момент достаточно сложно ответить на этот вопрос, так как процесс перерегистрации мусульманских общин только начался. Однозначно можно сказать, что их количество и состав не будут прежними, так как большинство были зарегистрированы 10-15 лет назад, когда такой структуры, как ДЦМК, еще не существовало, а многие мусульманские общины существовали формально. В девяностые годы и в начале двухтысячных была необходимость организовать в каждом населенном пункте, где проживают крымские татары, общину (для открытия молельного дома, получения земли под мечеть и т.д.). Многие такие общины никакой активной деятельностью не занимались и существовали только на бумаге. Сейчас, когда идет процесс перерегистрации, каждая община уже формируется более осознанно. Конечно, большое влияние оказывает и состояние тревоги, в котором живет крымско-татарское сообщество. В такой ситуации люди часто ищут, на кого опереться. Будь обстановка иной, выбор многих был бы более взвешенным.

– Как можно охарактеризовать основные различия между ДУМК и ДЦМК? Должны ли крымские мусульмане быть представлены одним муфтиятом?

ДЦМК – организация не политическая. Я никогда не вмешивался и не вмешиваюсь в политические интриги, не агитирую никого. Я считаю, что всех крымских мусульман должна объединять вера. Еще в 2011 г. я, как глава Духовного центра, обращался к разным организациям, в том числе и к ДУМК, с призывом вместе бороться с появившимися на крымском полуострове течениями. Собственно, в этом и заключается основная моя работа – просвещать людей, чтобы они могли отличить плохое от хорошего, традиции и веру наших предков от каких-то опасных влияний извне, для этого мы и открыли ДЦМК. И я до сих пор считаю, что нужно сотрудничать с теми, кто хочет мира и добра и крымским мусульманам, и всем жителям Крыма.

В первый день месяца Рамадан, 29 июня, Духовный центр мусульман Крыма организовал в Симферополе ифтар – вечер разговения

 – ДЦМК прочно связывают с хабашитами, негативно воспринимаемыми в России (см., например, высказывания главы Чечни Рамзана Кадырова) в качестве одной из исламских сект. Согласны ли вы с таким подходом? Что представляют собой хабашиты, можно ли говорить о прямой связи между ними и ДЦМК? Как вы намерены встраиваться в сложившееся в России мусульманское поле? 

Хабашитами называют учеников шейха Абдуллаха Аль-Харари (уроженца местности Хабаша, отсюда и название). Учениками шейха Абдуллаха в свое время были многие современные ученые, многие из них преподают в университетах, являются муфтиями разных стран и регионов. У великих ученых всегда много учеников. На что опираются те, кто называет этих людей сектантами? На доказательства, что они отступили от религии Пророка, мир Ему?! Я таких доказательств не встречал, потому что их нет. То, чему учат ученики шейха Абдуллаха, не противоречит тому, чему меня, например, учили мои бабушка и дедушка. Обвинения в адрес учеников шейха Абдуллаха я часто слышу как раз из уст тех, чьё учение отличается от того, что мне передали мои предки, от того, чему меня учили в моем родном доме.

Я в свое время получал религиозное образование в разных странах: и в Крыму, и на Украине, и в Башкирии, и в Турции, и в Египте, и в Тунисе. У меня было много учителей, среди моих учителей был и шейх Ахмед Тамим, и я об этом говорю с гордостью. Я ведь говорю о религиозных знаниях, и только это для нас должно быть мерилом. Если шейх Тамим сейчас мешает чьим-то политическим амбициям, то это не значит, что я из солидарности с кем-то, пусть даже из своих соотечественников, откажусь от своего учителя или буду порочить его учителя. Одну из проблем я вижу в том, что не только обычные мусульмане плохо знают свою религию, а потому не могут защитить себя от новых веяний, но и многие чиновники и политики, а вслед за ними и журналисты, не разбираясь в тонкостях многих вопросов, опираются на мнения, а порой и целые исследования плохо информированных или, возможно, ангажированных исследователей.

– Как вы оцениваете религиозную ситуацию в Крыму? Можно ли говорить о том, что ДУМК и ДЦМК вместе, но каждый «по своей линии» полностью контролируют ситуацию в духовной (мусульманской) сфере? Насколько заметно в Крыму иностранное (западное, арабское, турецкое, иранское...) влияние на этом направлении? 

Я хочу заметить, что в наше время при современных средствах массовой коммуникации полностью контролировать ситуацию не может, наверное, ни одно государство на территории своей страны. Влияние сект, конечно, заметно, но я бы не стал делить его на турецкое, или иранское, или какое-либо другое. Эти секты не представляют интересы какого-либо государства в вопросах религии. Если же вы спрашиваете о политическом влиянии, то этот вопрос к политикам и аналитикам. 

– Контактировали ли вы с представителями Совета муфтиев России и ЦДУМ, начавшими активную работу в Крыму?

Лично я не встречался ни с представителями СМР, ни с представителями ЦДУМ и никого от своего имени к ним не направлял.

– Москва в целом одобрила выдвинутые СМР идеи создания в Крыму мусульманского вуза и детского лагеря толерантности. Оба проекта, безусловно, позитивны, весь вопрос лишь в формате их реализации. Кто и что именно должен преподавать в этом мусульманском вузе? Допустимо ли участие в учебной деятельности граждан иностранных государств (Саудовской Аравии, Турции, Кувейта, Ирана и т.д.)? Кто и как должен организовывать лагерь, кого и зачем туда приглашать? 

Мне кажется, что такие важные вопросы, во-первых, не должны решаться между делом. Сама идея прекрасная, я сам выступал с такой инициативой, однако необходимо тщательно обдумать эту идею, наполнить её смыслом. Во-вторых, мне кажется, такой глобальный проект не может быть отдан на откуп какой-то одной организации или структуре, чтобы исключить возможность манипуляций, в том числе тем, что в этом вузе будет изучаться. Должен быть общественный контроль за деятельностью такого вуза, возможность влиять на то, кто и что там преподает. В таком случае приглашенные из других стран ученые только усилят местный преподавательский состав. Такой же тщательной оценки требует и любая идея относительно детского лагеря. Любая монополия на подобные проекты делает их уязвимыми. 

– Крымские «хизбы» заявили о продолжении своей деятельности в Крыму (хотя «Хизб ут-Тахрир» уже много лет запрещена в России как террористическая организация), в то время как высказывания муфтия Аблаева о дальнейших перспективах этой организации можно назвать скорее примиренческими. Активно действует местное подразделение «Братьев-мусульман» и т.д. Как бороться с исламским радикализмом?

Мой путь – путь просвещения. Человек, который может отличить правду от неправды, добро от зла, а ложь от истины, кто знает, что одобрено, а что запрещено в религии, кто придерживается умеренности – тот не опасен для общества. Мы можем рассказывать о религии, о прекрасных одобренных традициях и обычаях наших предков, наполняя сердца крымских мусульман верой и добром. А в наполненный сосуд ничего уже не добавишь.

– Политика и ислам – вместе или врозь? Какое место должны занять мусульмане в жизни крымского и всего российского общества в целом? 

Я считаю, что не нужно смешивать религию и политику. У крымских татар есть представительный орган, он принимает политические решения, если его решения не нравятся, можно выразить недоверие, переизбрать его и т.д. Религиозные вопросы должны оставаться религиозными, а не политическими. Обязанности верующего не зависят от политической обстановки, слова духовных лидеров также не должны от неё зависеть. Мудрость состоит в том, чтобы говорить правду, но в самое подходящее время, и мы должны поступать так, чтобы народ не пострадал от нашего неправильного выбора.

– Как бы вы описали особенности жизни мусульманского меньшинства в среде немусульман? Что могут и должны делать духовные лидеры ислама и православия, чтобы совместно противостоять захлестывающей общество волне бездуховности, порока, извращений?

Больше 20 лет назад началось массовое возвращение моего народа на родину, в Крым, и за все это время у нас не было серьезных межэтнических или межконфессиональных конфликтов. Что я хочу сказать? Горячие головы, так же, как и пустые, есть везде, в том числе и в Крыму. За все эти, считайте, 25 лет ситуацию в Крыму раскачивали много раз, поверьте мне. Но, слава Богу, крымчане научились жить вместе, научились беречь мир в нашем общем доме. Об этом нам не нужно забывать, как и о том, что Крым стал домом для многих народов – и коренных, и некоренных, и от всех нас зависит, будем ли мы жить в мире.

Беседовала Яна Амелина

___________

Фото – http://dcmk.org/novosti/v-simferopole-proveli-perviy-iftar; http://www.milli-firka.org/storage/sections/mf-inform/050311/ridvan_veliev.jpg

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1575
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» 1025-летие Крещения Руси G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Бронзовый солдат» «Великое русское слово» «Волошинский сентябрь» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «НОВАТЭК» «Новая волна» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия бизнес Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дагестан Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киевская Русь Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ Олланд ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Санкции Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эквадор энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония Яценюк
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика