Через сто лет в Россию, которую мы потеряли
10.08.2014 | Александр ПОЖАРСКИЙ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Он на сотню лет опередил время. Химик, изобретатель, член Императорского Русского географического и Императорского Русского технического обществ, пионер цветной фотографии. До сих пор спорят, был ли Сергей Прокудин-Горский учеником Менделеева. Но важней другое: этот дар, это техническое открытие, пришедшее к русскому фотографическому гению как озарение, позволили запечатлеть в цвете наше Отечество, сохранить его для будущих поколений.

С.М. Прокудин-Горский адресовал нам любимую Родину как канувшую Атлантиду, словно прозревая грядущие страшные времена, которые провидец Лермонтов указал в своем знаменитом «Предсказании»: «Настанет год, России черный год, Когда царей корона упадет; Забудет чернь к ним прежнюю любовь, И пища многих будет смерть и кровь...»

Прокудин-Горский своей умной и любящей фотокамерой накануне страшных времен остановил нам прекрасные мгновенья России в период с 1909 по 1913 год, когда Российская империя достигла наивысшего благополучия. В 1911 г. был, к слову, канонизирован как святитель епископ Иоасаф Белгородский, и как яркое свидетельство величайшего празднества, прошедшего тогда в Белгороде, остались снимки Прокудина-Горского.

Вид с колокольни Белгородского Свято-Троицкого во время торжеств прославления святителя Иоасафа Белгородского. 4 сентября 1911 г.

Сергей Михайлович остался не только в русской, но и мировой истории создателем необычного способа фотографирования в цвете – задолго до рождения цветной фотографии. Мастер придумал, что можно одну и ту же сцену снимать в течение очень короткого временного промежутка (чтобы объект не успел измениться) на три различных фотопластинки, при этом используя светофильтры – красный, зеленый и синий. После химической обработки пластинок все три изображения при суммарном проецировании на экран с использованием тех же фильтров давали цветное изображение! Ныне в мировой науке и технике этот принцип известен как аддитивная система цветообразования RGB, и сегодня на нем основаны цветное фото, цветное телевидение и цифровые матрицы.

Самое пристальное внимание к трудам Прокудина-Горского проявилось у специалистов всего мира после бурного развития вычислительных машин. Наследие русского фотографа, эмигрировавшего из России во Францию после Октябрьского переворота 1917-го, было приобретено американцами у его сыновей в 1948 г. и лишь в 2003 г. отсканировано и переведено в цифровой формат. В результате компьютерных совмещений тройственных комплектов Прокудина-Горского были получены оригинальные цветные изображения. Затем они были опубликованы на интернет-сайте библиотеки конгресса США в рамках выставки «Чудеса фотографии». С тех пор началось воистину взрывное шествие этих уникальных снимков по всему миру. Они во множестве републикуются сайтами разных стран и уже давно шагнули на страницы бумажных изданий. Уже не обойтись без них монографиям и энциклопедиям, связанным с историей русского православия, нашей храмовой архитектуры, русского портрета, быта и т.д.

В воспоминаниях самого автора названы такие условные тематические направления съемок: Волга от истока до Нижнего Новгорода; местности, связанные с воспоминаниями об Отечественной войне 1812 г.; памятники, связанные с 300-летием дома Романовых; Урал в отношении промыслов; Мурманский железнодорожный путь; вся река Чусовая от истока; Мариинский водный путь; Туркестан; старая Бухара; Муганьская степь; Кавказ и Дагестанская область; Финляндия; Малороссия; красивые места природы.

Девушка с земляникой. 1909 г.

Наблюдатели уже отметили, что великий «фотоглаз» эпохи Прокудин-Горский родился там же, где и великий «видеоглаз» человечества В. Зворыкин, изобретатель телевидения. Это – древний городок Муром, памятный тем, что там покоятся бок о бок святые мощи благоверных супругов – князя Петра и княгини Февронии, и оттуда же Илья – богатырь «из города из Мурома из села из Карачарова», русский святой, упокоенный в Ближних Пещерах Киево-Печерской лавры. В этом городке хранится частица св. мощей богатыря-подвижника – палец. Уж не этим ли «небесным перстом» был сподоблен нажимать на затвор своего фотоаппарата и Прокудин-Горский?

В Муроме было родовое имение дворян Прокудиных-Горских – Фуникова Гора. Отсюда – приставка к фамилии Горский. Учился Сергей не в простом заведении, а в Императорском Александровском лицее – том самом, который закончили Пушкин, Дельвиг, Горчаков... После лицея – Санкт-Петербургский технологический институт. Молодой человек также брал уроки живописи в Академии художеств, увлекался игрой на скрипке, однако в химической лаборатории повредил руку и занятия музыкой оставил. Фотографией молодой химик занялся в Берлине, будучи на стажировке в лаборатории Адольфа Мите.

По возвращении на родину он женился на Анне Лавровой, дочери известного русского металловеда, одного из основателей отечественного сталепушечного производства, директора Товарищества гатчинских колокольных, медеплавильных и сталелитейных заводов генерал-майора артиллерии А.С. Лаврова. И был директором правления на предприятии тестя.

На рубке парохода «Шексна». Рыбинск, 1909 г.

С. Прокудин-Горский стал мировым авторитетом в фотографии, владельцем фотографической и фототехнической мастерской в Санкт-Петербурге, издателем популярного журнала «Фотограф-любитель», председателем ИРТО. К слову, фотографический отдел в ИРТО был создан стараниями Д.И. Менделеева.

Просветительство и желание поделиться запечатленной красотой своего Отечества были основными движителями ученого, фотографа, путешественника, отправившегося снимать бескрайние пределы империи. Считают, что первое путешествие с целью цветной фотосъемки Прокудин совершил в сентябре-октябре 1903 г., когда запечатлел природу Карельского перешейка.

К 1909 г. мастер уже был удостоен лауреатских лавров на выставках в Париже, Ницце, Антверпене. Уверяют, что сделанный им в 1908 г. цветной фотопортрет Л. Толстого был известен всей просвещенной России.

Портрет Л.Н. Толстого. 23 мая 1908 г.

Уместно вспомнить о приглашении мастера с выставкой, полученном от государя Николая II, который и сам был фотолюбителем. Прокудин-Горский рассказал в воспоминаниях: «Для этой первой демонстрации Государю мною были выбраны снимки с натуры исключительно этюдного характера: закаты, снежные ландшафты, снимки крестьянских детей, цветы, осенние этюды и т. п... Каждая картина вызывала не только шепот одобрения у царственных зрителей, но даже громкие восклицания».

По указанию монарха министр транспорта С.В. Рухлов стал всячески содействовать в перемещениях по стране мастеру, коему было монаршее дозволение пребывать и снимать в любом месте. Технически это выглядело весьма внушительно: для поездок был выделен специальный вагон. «Работа моя была очень трудна, – вспоминал Прокудин-Горский, – требовала огромного терпения, знания, опыта и часто больших усилий. Делать снимки приходилось в самых различных и часто очень трудных условиях, а затем вечером надо было снимки проявить в лаборатории вагона, и иногда работа затягивалась до поздней ночи, особенно если погода была неблагоприятна и нужно было выяснить, не окажется ли необходимым повторить съемку при другом освещении прежде, чем уехать в следующий намеченный пункт. Затем с негативов там же в пути делались копии и вносились в альбомы».

Поездки энтузиаст осуществлял тем не менее за свой счет. И планировал сделать 10 тысяч фотографий.

Прокудин-Горский на реке Скурицхали. Орто-Батум, 1912 г.

В 1922 г. в Ницце Прокудин-Горский вместе с братьями Люмьер создал фотолабораторию, где стали работать его сыновья. Скончался он во время немецкой оккупации Франции, похоронен среди земляков на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Когда в США было решено издать «Историю русского искусства», парижский представитель Рокфеллер-центра выкупил у сыновей Сергея Михайловича 1600 пластин.

До сих пор остается непроясненным, в частности, был ли создан специальный «Альбом для царевича»; какова судьба личного архива Прокудина-Горского, остававшегося в России; действительно ли погибли все 400 негативов, составляющих разницу между общим числом попавших во Францию (2300) и приобретенных библиотекой конгресса (1902), а там были снимки Вязьмы, Минска, Литвы; снимал ли мастер августейшую семью, в частности на торжествах по случаю 300-летия дома Романовых?

Сохранилось довольно обширное, но, как уверяют, неполное наследие фотографа, состоящее из 2 тыс. цветных фотографий. Кроме американских специалистов к кропотливой и сложной цифровой работе подключились и компьютерщики России. Сегодня русские энтузиасты фотографии разыскивают пластины мастера по всему миру. В частности, на сайте проекта «Наследие С.М. Прокудина-Горского» в оригинальном разрешении выложено около 500 реставраций братьев Ходаковских.

Уже в эмиграции Прокудин-Горский писал: «Единственный способ показать и доказать русской молодежи, уже забывающей или вообще не видевшей своей Родины, всю мощь, все значение, все величие России и этим пробудить столь нужное национальное сознание – это показать ее красоты и богатства на экране такими, какими они действительно и являлись в натуре, т.е. в истинных цветах».

Деревянная церковь Спаса и Покрова Богородицы. Село Анхимово. Вытегорский погост, 1909 г. Сгорела в 1963 г.

Мастер в меру возможного через сто лет возвращает нам Россию, которую мы потеряли.

_____________

Фото – http://prokudin-gorskiy.ru/

 

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:725