Сегодня: 24.11.2017 |

Консорциум по переброске западносибирских рек не получится

В начале 2000-х годов и немного позже в РФ, Казахстане, Киргизстане, Таджикистане на правительственном уровне заявлялось о предстоящем создании регионального водно-энергетического консорциума (РВЭК). Как и о том, что с его помощью удастся решить все основные проблемы водного хозяйства и электроэнергетики Центральной Азии. Но в последующие годы эта тема как-то «ушла» из информационно-аналитического и, можно сказать, из межгосударственного пространства.

 Похоже, связано это не только с известными разногласиями Ташкента с Бишкеком, Душанбе и в меньшей степени с Астаной по водно-хозяйственным проблемам. Но также и с тем, что едва ли не главный акцент в плане российского участия в той структуре был сделан в ряде стран региона на том, что России придется финансировать основную часть расходов по решению водных и энергопроблем в регионе. И, скорее всего, поделиться частью своих водных ресурсов с наиболее «страждущими» странами Центральной Азии. Но Москва не стала форсировать реализацию проекта.

Отметим в этой связи, что в конце 1990-х и в начале 2000-х гг. в этих странах на правительственном и экспертном уровнях не только вспоминали прежние проекты советских времен по переброске части стока западносибирских рек в Центральную Азию, но и предлагали вернуться к ним в рамках РВЭК.

Проект переброски части западносибирского речного стока (начало 1970-х гг.)

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев еще в 2003 году предложил всем странам региона – в целях «равномерного распределения и взаимовыгодного использования водоресурсов» – создать водно-энергетический консорциум с возможным участием России. Но практических шагов для осуществления этого проекта не последовало.

В конце марта 2008 г. вице-премьером Казахстана Умирзаком Шукеевым было заявлено, что его страна «будет продолжать последовательно убеждать наших партнеров по Центральной Азии в необходимости водно-энергетического консорциума. Начиная с 2006 года, в рамках ЕврАзЭС проводится работа по согласованию позиций стран этого региона по использованию водно-энергетических ресурсов бассейнов рек Амударья и Сырдарья. Однако до настоящего времени сторонами не согласован даже проект концепции водно-энергетического консорциума. В этой связи, решением Межгоссовета ЕврАзЭС поручено продолжить работу над концепцией с привлечением международных независимых экспертов».

Но и после этого никаких энергичных действий не последовало. По сути, вопрос де-факто был спущен на тормозах.

Действующая в Центральной Азии водно-энергетическая система (ВЭС) устроена таким образом, что страны региона должны договариваться об отпускаемых и/или принимаемых объемах воды. В частности, от объемов вырабатываемой Токтагульской ГЭС (Киргизстан) электроэнергии во многом зависит сброс воды с одноименного водохранилища в ВЭС региона. Схожая зависимость у Узбекистана от Таджикистана и Киргизстана. Напомним в этой связи, что именно в Киргизстане и Таджикистане сосредоточена основная часть региональных гидроресурсов и, соответственно, основные мощности – действующие и проектируемые – по выработке гидроэлектроэнергии. В советский период вопросы передислокации водных и гидроэнергетических потоков оперативно решались центральным руководством СССР, но после распада Союза согласовать интересы стран по решению данных вопросов в должной мере пока не удаётся.

Российский проект единой водохозяйственной и энергосистемы всего региона с участием РФ (конец 1990-х гг.)

При этом Туркменистан изначально отказался от участия в РВЭК, считая, что в решении этих проблем нужно рассчитывать не на «внешние воды», а опираться на собственные ресурсы и достичь взаимопонимания с соседями.

По мнению эксперта Центра постсоветских исследований МГИМО Ксении Боришполец, «России удалось избежать прямого участия в разрешении водно-энергетических противоречий в Центральной Азии. И благодаря реализации проекта строительства в Киргизии каскадов Нарынской ГЭС, в котором принимает участие наряду с РФ и Казахстан, Россия смогла усилить свои политико-экономические позиции в Киргизстане».

А если точнее, то, как небезосновательно полагает К. Боришполец, «произошла консервация конфликтного потенциала водно-энергетических отношений центральноазиатских стран. Фактически после 1991 г. произошло своего рода «расфокусирование» традиционной конфронтации между «горными» и «равнинными» странами по водным вопросам». По данным эксперта, «Узбекистан, например, обратился к тактике массированной критики экологических последствий «водной» политики своих соседей по СНГ. И хотя узбекско-таджикские и узбекско-киргизские противоречия по водно-энергетическим вопросам сохраняются на высоком уровне, их развитие постепенно переходит в русло поэтапного урегулирования».

Не исключено, что эксперт имеет в виду нынешние центральноазиатские проекты «импорта» воды западносибирских рек, от чего РФ пока смогла дистанцироваться.

«Казахстан не планирует менять русло трансграничной реки Иртыш, но изучает возможность увеличения в будущем забора воды из нее для переброски в вододефицитные регионы страны», – недавно заявил директор Астанинского филиала АО «КазНИИСА» (Казахский научно-исследовательский и проектный институт строительства и архитектуры) Минрегионразвития Казахстана Турлыбек Мусабаев. До этого казахстанские СМИ сообщали, что в упомянутом ведомстве подготовили генеральную схему развития страны до 2030 г., в которой, в частности, предусматривается возможное изменение русла реки Иртыш и направление её течения в Центральный Казахстан. И кстати, Т. Мусабаев отметил, что в долгосрочной перспективе (т.е. после 2030 г.) той генсхемой «предполагается рассмотреть вопрос переброски части стока реки Иртыш в вододефицитные регионы страны при наличии глубокой научной проработки, рассмотрения вопросов межгосударственного вододеления с сопредельными государствами, а также различных аспектов жизнедеятельности, затрагивающих социальные, экономические и эколого-климатические вопросы».

СМИ в этой связи сообщали о мнении замдиректора Института географии Казахстана Саята Алимкулова: «Наименее затратный способ – это повернуть Иртыш до русел рек Аркалыка и Торгая, направив на Юг». Речь идет о водном канале примерно в 400 км. Более того, С. Алимкулов считает, что «можно бы еще раз поднять вопрос по перебросу воды из Западной Сибири в Центральную Азию». Впрочем, «требуется тщательное исследование о влиянии такого проекта на экологию, даже если этот вопрос политически будет полностью согласован с Россией».

Заметим, что, протекая сперва по территории Китая, затем Казахстана, иртышская вода «приходит» в РФ, по многим имеющимся оценкам, всё более загрязненной. Вдобавок продолжается обмеление Иртыша из-за поворотов его верхнего течения в Китае в конце 1990-х – начале 2000-х гг.

Эксперт Омского государственного аграрного университета Анастасия Кадысева уверена, что «если Казахстан будет забирать больше иртышской воды, то, естественно, река в российской ее части обмелеет». Этот проект в случае положительного по нему решения должен, по мнению А. Кадысевой, контролироваться специализированным российско-казахстанским Обь-Иртышским объединением. Причем, по оценке эксперта, «если в Казахстане новый водозабор будет построен раньше, чем Красногорский гидроузел под Омском, то мы попросту останемся без воды, уровень которой и так падает с каждым днем».

Впрочем, некоторыми центральноазиатскими политиками и экспертами реанимируется и проект переброса части вод Волги в казахстанское русло реки Урал. В конце 2013-го в Саратовском госуниверситете имени Н.Г. Чернышевского была созвана конференция по этому вопросу. Вот мнения, можно сказать, ключевых участников форума. Председатель Саратовского отделения Русского географического общества Владимир Макаров: «Дельта Волги только один раз в 6 лет нормально увлажняется, а водность Волги с каждым годом уменьшается. Осадков у нас выпадает недостаточно. Напрямую дать канал "Волга–Урал" мы не можем, поэтому стороне, предлагающей такой проект, надо выискивать свою воду и возможности её сохранности, как и доставки».

Кандидат географических и технических наук Юлий Чижов: «Если бы мы не качали воду из Волги в реки Большой и Малый Узень (протекают вблизи нижнего течения Волги. – Ред.), они бы давно пересохли. На казахском участке Урала нет ни одного гидротехнического сооружения для сбережения воды. У них естественный сток, они привыкли не вкладывать крупных собственных средств в сохранение и пополнение водных запасов. Считая, что Россия всегда поможет. Необходимо, чтобы казахские власти включили в свой перечень водных объектов особого государственного значения реку Урал, которой в том перечне нет, и начали финансирование своих программ по оздоровлению нижней, т.е. своей части Урала».

Ведущий научный сотрудник сектора освоения рыбных запасов водохранилищ регионального отделения ФГБНУ ГОСНИОРХ Владимир Ермолин: «Для наполнения Волги ежегодно необходимо вбрасывать в нее по 120 куб. км воды, мы же вбрасываем только по 80-90 куб. км. А в Урал вбрасывается до 23 кубокилометров, но чтобы восстановить водный баланс в Урале, необходимо ежегодно с Волги перекидывать туда по 10 кубокилометров. Но у нас и так большой дефицит волжской воды, и он будет еще больше; многие районы страдают от обезвоживания. Этот проект явно губителен для нас».

Управление водными ресурсами в Центральной Азии: состояние на начало 2000-х годов

Словом, профессиональные, да и политические разногласия, связанные с этими давними проектами, вполне могут быть главной причиной стагнации проекта РВЭК. Во всяком случае, требуется комплексная долгосрочная программа по воспроизводству и рациональному использованию всех водных источников в регионе. Конечно, с участием России – хотя бы потому, что не только реки, но также водные проблемы большей части Казахстана и, подчеркнём, обширных соседних регионов РФ исторически, географически и технологически взаимосвязаны.

_______________

Фото – http://www.arbuz.uz/aral/kanal.jpg;  http://www.dissers.ru/avtoreferati-dissertatsii-ekonomika/images1/clip_image004_0807.gif ; http://www.cawater-info.net/aral/i/upr-vod-res-ca-r.gif

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1167
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика