Сегодня: 24.10.2017 |

Как ЕАЭС будет сближаться с Китаем

Совместное заявление РФ и КНР о сотрудничестве между ЕАЭС и китайским проектом Шелкового пути, которое некоторые обозреватели уже объявили едва ли не началом их объединения в рамках общего таможенного союза, на деле означает начало переговоров о более глубоком уровне экономического сотрудничества.

Создание общего таможенного союза в тексте заявления присутствует лишь как долгосрочная цель. В третьей части документа, в частности, говорится, что «стороны поддерживают запуск между ЕАЭС и Китаем диалогового механизма по сопряжению евразийской экономической интеграции и строительства Экономического пояса Шелкового пути. Они также будут способствовать обсуждению с участием экспертного сообщества вопросов взаимодействия в интересах формирования общего экономического пространства». С этой целью будет сформирована рабочая группа, которая и займется проработкой конкретных вопросов взаимодействия. Реальный же смысл достигнутых договоренностей заключается в том, чтобы исключить конкуренцию между проектами Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути, придав взаимодействию между ними более тесный характер.

Суть совместного заявления по итогам московских переговоров В. Путина и Си Цзиньпина сводится к следующему. Москва и Пекин поддерживают интеграционные проекты друг друга и рассматривают ЕАЭС и Экономический пояс Шелкового пути в качестве конкурирующих проектов. Между ЕАЭС и КНР планируется начать переговоры о более тесном торгово-экономическом сотрудничестве в целях согласования интересов двух проектов, для чего будет использована, прежде всего, площадка ШОС. В качестве основных направлений сотрудничества определены: расширение взаимных инвестиций, развитие логистики и транспортной инфраструктуры, сближение правил и норм торгово-экономической политики, увеличение расчетов в национальных валютах и сотрудничество по линии финансовых институтов, таких как Фонд Шелкового пути, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Межбанковское объединение ШОС.

И Москве, и в других столицах ЕАЭС прекрасно понимают, что создать ЗСТ с Китаем в настоящее время практически невозможно. Вхождение КНР в зону свободной торговли с Евразийским союзом, а тем более  полная отмена таможенных границ приведут к тому, что дешевые китайские товары рекой хлынут на внутренние рынки участников объединения. В результате Россия и ее партнеры по ЕАЭС в течение буквально нескольких лет могут лишиться критически важных для них отраслей промышленности, и прежде всего в сфере машиностроения.

Одним из преимуществ ЕАЭС для России является усиление позиций на рынках других участников союза за счет поднятия ввозных таможенных пошлин. Благодаря этому продукция российской промышленности становится более конкурентоспособной, и рынки ее сбыта расширяются. Терять это преимущество Россия не хочет, поскольку именно машиностроение во многом определяет облик современной технологически развитой державы, к чему в последние годы все более настойчиво стремится Москва.

Предполагаемый договор о взаимодействии между ЕАЭС и КНР, как отмечает «Коммерсант», будет отличаться от торгового соглашения в рамках ВТО отказом от масштабного сокращения импортных пошлин, более полной реализацией принципов, обычно закладываемых в соглашения о поощрении взаимных инвестиций, а также акцентом на кооперационных инвестпроектах. Именно на них был сделан основной акцент в подписанных по итогам московских переговоров лидеров двух стран соглашениях, включая предварительное соглашение по скоростным железным дорогам, а также меморандум о поощрении инвестиций в технопарки, свободные экономические зоны и производственные кластеры. Тем самым Китай получает дополнительные юридические гарантии своих инвестиций на территории ЕАЭС, а Россия, Белоруссия и Казахстан – столь необходимые им инвестиции в крупные инфраструктурные проекты.

Наблюдатели обращают внимание на то, что ранее переговоры по заключению аналогичных или схожих соглашений Россия вела с ЕС и США. Однако переговоры о соглашении между РФ и Евросоюзом были заморожены еще в 2013 г., а неофициальные переговоры между вице-премьером Аркадием Дворковичем и торговым представителем США Майклом Фроманом по поводу возможности заключения схожего договора с США на предмет американских инвестиций в российскую инфраструктуру, состоявшиеся в январе 2014 г. в Давосе, оказались безрезультатными. Планируемое соглашение с КНР закрепит наметившийся после начала украинского кризиса разворот России на восток, означающий переориентацию на экономическое и политическое сотрудничество с азиатскими государствами. Тем более что перспектива заключения таких соглашений с Евросоюзом и США в настоящее время вообще не просматривается.

Необходимость согласования проектов ЕАЭС и Шелкового пути во многом обусловлена пересечением интересов Москвы и Пекина в Центральной Азии. Две из трех стран региона, с которыми непосредственно граничит КНР, уже являются участниками ЕАЭС. При этом экономическое влияние Китая за последние 10-15 лет в государствах ЦА существенно возросло. По оценке одного из самых влиятельных американских «мозговых центров» Rand Corporation, к 2012 г. доля КНР в общем внешнеторговом обороте стран региона достигла 20% и превысила удельный вес России (15,7%).

Ситуация в отдельных странах может существенно отличаться. Так, во внешней торговле Таджикистана и Киргизии первое место в прошлом году занимала Россия, тогда как основным экономическим партнером Туркмении после запуска в 2009 г. трансконтинентального газопровода стал Китай. Тем не менее значительный рост экономического присутствия КНР в регионе налицо и не считаться с этим нельзя. В условиях, когда рынки государств ЕАЭС становятся менее доступными для китайских товаров, отношения между Москвой и Пекином требуют согласования.

Не стоит забывать и о том, что в концепции З. Бжезинского, которая во многом определяет внешнюю политику США, Центральная Азия является частью Евразийских Балкан – огромной дуги нестабильности, тянущейся от Ближнего Востока до Синьцзяна. Дестабилизация этого региона может стать действенным инструментом давления как на Москву, так и на Пекин, которые, естественно, в появлении очага нестабильности у своих границ отнюдь не заинтересованы. По мнению Rand Corporation, политика Китая в этом регионе определяется четырьмя факторами: обеспечением стабильности в Синцзян-Уйгурском автономном районе, поддержание стабильности светских правительств Центральной Азии, непосредственным ростом китайского влияния при помощи ШОС, а также продвижением своих экономических интересов и обеспечением экономической безопасности. Поскольку все они тесно связаны с экономикой, без сотрудничества с ЕАЭС реализация этой политики столкнется с большими сложностями.

Потенциальной проблемой в отношениях России и КНР может стать, например, интеграция в ЕАЭС Киргизии, которая долгое время была перевалочной базой для реэкспорта китайских товаров в страны СНГ. Вступление Бишкека в Евразийский союз явно задевает интересы КНР, которая может столкнуться с сокращением своего экспорта на этом направлении. Не случайно, по-видимому, в совместном заявлении по итогам московских переговоров говорится об «укреплении взаимосвязанности в сферах логистики, транспортной инфраструктуры и интермодальных перевозок», а также о «создании механизмов для упрощения торговли в тех сферах, где для этого созрели условия». Возможные экономические противоречия лучше попытаться предотвратить заранее, чтобы допустить их перерастание в стадию конфликта.

По оценкам наблюдателей, сроки, в течение которых ЕАЭС и КНР могут выйти на соглашение о зоне свободной торговли, составляют не менее 10-15 лет, хотя сами переговоры должны начаться уже в июле-августе этого года. Так что перспектива создания ЗСТ между двумя объединениями пока явно относится к числу долгосрочных.

_________________

Фото – http://www.kompstar.com/info/itnews/2014-12-31/104486.html

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1412
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика