Сегодня: 18.11.2017 |

Тигран Хачатуров: «Воплотить бы невостребованное...»

«К сожалению, наша экономика давно идет в пучину такого кризиса, который вполне может завершиться распадом СССР». Это слова, сказанные в 1981 г., а если точнее – пророчество академика-экономиста Тиграна Сергеевича Хачатурова (1906–1989). Многие его произведения, взгляды, прогнозы и инициативы были, видимо, столь нежелательными для «горбачевского» и «догорбачевского» руководства, что академику даже не позволили упокоиться на Новодевичьем кладбище (похоронили Хачатурова в армянском отделении Ваганьковского кладбища). И после этого нет ни одной монографии, даже ни одной сколько-нибудь значительной статьи в память об этом выдающемся ученом.

Т.С. Хачатуров, 1946 г.

Автору этих строк в 1980-е годы довелось работать с Т.С. Хачатуровым, быть его соавтором в ряде научно-аналитических изданий («Всесоюзная научно-практическая конференция «Совершенствование природоохранной работы в народном хозяйстве», Тбилиси, 24–26 июня 1985 г.», М., 1985 г.; «Доклады Всесоюзной конференции «Экологические и социально-экономические критерии в системе управления охраной окружающей среды», Самарканд, 24–27 апреля 1987 г.», часть I, Самарканд, 1987 г.) и, конечно, учиться у него. Так что и эти обстоятельства позволяют рассказать об очень важных и одновременно малоизвестных сторонах деятельности Тиграна Сергеевича.

Почему же в последние годы СССР Хачатуров фактически пребывал в «официальной опале»? Его позиция по большинству вопросов социально-экономического развития и внешнеторговой политики СССР примерно с середины 1960-х всё больше расходилась с линией высшего руководства СССР.

В течение 20 последних своих лет он был главным редактором журнала «Вопросы экономики», руководителем Экономического отделения АН СССР, в 1980-е годы возглавлял основанную им кафедру экономики природопользования МГУ им. М.В. Ломоносова. А в 1954–1959 гг. Хачаутров был директором основанного им научного Института комплексных транспортных проблем при АН–Госплане СССР. Ученый возглавлял также Международную ассоциацию экономистов-экологов (с 1980 г.) и Ассоциацию ученых-экономистов социалистических стран (с 1976 г.), в которой по настоянию Хачатурова участвовала и Югославия.

Кстати, глава ассоциации не единожды предлагал допустить в эту структуру представителей экономической науки и Китая, Албании и Северной Кореи, но в Кремле отвечали отказом. Потому что среди этой «тройки» внутри- и внешнеэкономическая политика, прежде всего Китая, была продолжением той, что проводилась в СССР в послевоенные «сталинские» годы. А эта линия радикально отличалась от экономической политики в СССР с середины 1950-х.

В 1940–1970-х гг. Хачатуров был советником Л.М. Кагановича, М.З. Сабурова (председателя Госплана СССР в 1950-х гг.), А.Н. Косыгина. Тигран Сергеевич был, можно сказать, основоположником теории экономической эффективности капитальных вложений в СССР. Ее суть, если вкратце, состояла в том, что оценивать их эффективность нужно не по критерию только минимума расходов, как это практиковалось с середины 1950-х, а с обязательным учетом роста товарных объемов производства продукции/услуг благодаря капиталовложениям. И если рост производства продукции/услуг даже минимально перекрывает связанные с этим ростом суммарные расходы (включая, естественно, капиталовложения), тогда именно этот проект надо выбирать и соответственно реализовывать. Такой подход одобрили в большинстве своем и ученые, и власти, но он так и не осуществился.

С конца 1970-х Хачатуров настаивал и на том, что при оценке экономических результатов работы предприятий и отраслей надо обязательно учитывать уровень ущерба окружающей среде, включая показатель мало- или безотходности производства, или, наоборот, уровень благоприятного воздействия на окружающую среду благодаря конкретному предприятию/проекту. А именно: «Стремление к получению «сиюминутной» выгоды недопустимо, оно означает, в частности, хищническое отношение к природе. Комплексный анализ эффективности использования природных ресурсов не должен ограничиваться расчетами только «на сегодня». И требуется расчет эффекта не только от добычи ресурсов, но и от их переработки и применения продуктов ресурсопереработки».

Эту позицию ученого одобрили, но тоже не осуществили. Советская экономика с 1960-х гг. постепенно становилась всё более затратной и всё более зависящей от экспортно-сырьевых, особенно нефтегазосырьевых, доходов. Вдобавок государство становилось заложником высокозатратных, экономически сомнительных, а то и вообще «липовых» проектов, успешно лоббируемых в Политбюро ЦК КПСС и Госплане СССР (но не в косыгинском общесоюзном Совмине) национально-республиканскими властями. И, как следствие, государство всё в меньшей степени контролировало и использование капиталовложений, и статистику, и цены, да и общеэкономическую ситуацию в стране.

Кроме того, Хачатуров и его коллега академик-экономист Н.Н. Некрасов – председатель Совета по изучению и развитию производительных сил при АН–Совете Министров СССР,  а также бывший руководитель общесоюзного Госплана М.З. Сабуров совместно выступили в 1976 г. против развития промышленно-сырьевой базы только в Сибири и Средней Азии. Они резонно полагали, что такой крен, во-первых, существенно закрепит экспортно-сырьевую ориентацию экономики и экспорта СССР, усилив и без того развивающиеся межрегиональные диспропорции в стране, во-вторых, приведет к социально-экономической деградации обширные территории СССР, прежде всего в РСФСР, превратив их в заложников как сырьевой политики других союзных республик, так и финансовых «подачек» со стороны «центра». А в-третьих, резко усилится и политическое влияние в СССР властей и отраслевиков из «приоритетных» регионов. Хачатуров, Некрасов и Сабуров выступили за равномерное, причем комплексное социально-экономическое развитие всех регионов страны, в том числе их сырьевой базы.

По имеющимся данным, предсовмина СССР А.Н. Косыгин и министр газовой промышленности С.А. Оруджев в принципе одобрили такие предложения, но «брежневское» большинство отстояло, что называется, свои приоритеты. Вдобавок эта дискуссия совпала по времени с ростом закупок Западом советских нефти и газа. А это преподносилось «брежневцами» как фактор долгосрочного повышения экономического веса СССР в мире и, стало быть, правильности проводимой внутри- и внешнеэкономической политики.

Хачатуров и Некрасов были среди инициаторов проекта (1968–1969 гг.) развития алюминиевой отрасли на юге Архангельской области – на базе крупных запасов высококачественных бокситов. Хотя реализация проекта началась в 1968-м, Москва вскоре предпочла... наращивать импорт бокситов из дружественной в тот период Гвинеи. Но тот же проект с 2011 г. снова обсуждается – уже в постсоветских экономических ведомствах.

В реализации проекта участвовали Венгрия, Болгария и Югославия, которые планировали взамен получать алюминий с завода в Северороссийске – городе, создание которого планировалось на 1974-1976 гг. Но вскоре работы здесь прекратились, и миллионы рублей оказались затрачены впустую:факторы внешнеполитической конъюнктуры оказались важнее. То есть было решено увеличить помощь Гвинее путем роста импорта оттуда бокситов. А для их переработки завод построили в Николаеве на Украине. В результате политические приоритеты привели к колоссальному экономическому просчету – в плане, во-первых, сохранения сырьевой экономической специализации большей части Архангельской области и соседних с ней территорий европейского Нечерноземья России. А во-вторых, Николаевский завод теперь за границей, а Гвинея вывозит бокситы в основном на Запад и в Китай.

Тем временем не без настойчивости Хачатурова и поддержки со стороны Косыгина, в СССР впервые, хотя и малым тиражом, была издана книга советских и восточноевропейских экономистов об экономических реформах не только в «просоветской» Восточной Европе, но и в Югославии, Китае, Албании, Северной Корее, Вьетнаме и на Кубе («Планирование, организация и управление экономикой и промышленностью в социалистических странах», М., «Наука», 1974). В этой книге иносказательно давалось понять, что сворачивание назревших экономических преобразований, предложенных Косыгиным, а также извращение экономической науки и экономико-регулирующей роли социалистического государства приведут экономику, да и весь СССР к катастрофе. Вдобавок в этом издании не осуждались, в отличие от официальных советских клише тех лет, а косвенным образом пропагандировались экономическая политика и экономическая наука Югославии и, особенно Китая, Албании, Северной Кореи.

Хачатуров был в числе тех, кто поддерживал «выход» из многолетнего забвения в СССР методов комплексного экономического прогнозирования на базе текущих и перспективных межотраслевых балансов. Эти методы впервые разработаны еще в 1920-х гг. в СССР и успешно апробированы за рубежом отечественными учеными, впоследствии эмигрантами – Василием Леонтьевым и Семеном Кузнецом. Хотя эти методы так и не были востребованы «официальным» советским планированием, такая наука – экономическое прогнозирование-моделирование – благодаря усилиям Хачатурова, Косыгина и их единомышленников стала развиваться в СССР с середины 1960-х. Заметим, после короткого периода ее «легальности» в начале 1950-х гг., когда в СССР были проведены дискуссии по хозрасчету, общеэкономической проблематике и первое международное экономическое совещание с участием глав государств и правительств почти 50 стран. И, кстати, И.В. Сталин опубликовал осенью 1952 г. последнюю свою экономико-аналитическую работу «Экономические проблемы социализма в СССР», в которой подробно рассматривал, в частности, те же вопросы реформирования экономики, которые впоследствии выдвинули-«повторили» Косыгин, Хачатуров и Некрасов.  

Т.С. Хачатуров, 1966 г.

Эта линия продолжилась... только через 30 лет. В 1983–1984 гг. по поручению К.У. Черненко проводилась работа по подготовке комплексной программы экономических реформ, подчеркнем, с акцентами на упомянутые мероприятия и планы начала 1950-х и на ту же книгу Сталина. Хачатуров участвовал в такой работе. Подтверждением этого являются, например, публикации молодых ученых-экономистов в журнале «Экономические науки» при ЦК КПСС–Экономическом отделении АН ССР, которое, повторим, возглавлял Хачатуров. Причем в № 11 того журнала – впервые после 30-летнего забвения (!) – впрямую было сказано о научно-практической необходимости изучения и упомянутой работы Сталина, и экономических дискуссий в стране в конце 1940-х – начале 1950-х гг. Известно, что без поддержки со стороны Хачатурова такие публикации вряд ли бы появились.  

Тем временем по мере роста объемов капиталовложений и одновременного снижения их эффективности в СССР Хачатуров предложил оформлять и предоставлять инвестиции (исключая оборонные отрасли) в качестве возвратных инвестиционных кредитов без процентных ставок или с минимальным их уровнем. При этом он ссылался на успешный опыт в этой сфере Венгрии и Югославии. Ибо, по его мнению, все большее число получателей капиталовложений и отраслевых ведомств в СССР – впрочем, как и в современной России – фактически не контролируют использование выделяемых средств и лишь формально ответственны за их эффективное использование.

Упомянутый инвестиционный механизм для советских предприятий Хачатуров с Некрасовым предлагали использовать, прежде всего, в особых экономических зонах в ряде приграничных и приморских «точек» СССР: создание этих зон намечалось в рамках косыгинских экономических реформ в конце 1960-х – первой половине 1970-х гг. Но и эти инициативы были отвергнуты, а сами реформы де-факто прекратились.

Но Хачатуров с Некрасовым продолжали отстаивать эту идею. А в 1988 г. Тигран Сергеевич подсчитал и публично заявил: ежегодные потери от происшедшего за 1970–1980-е гг. снижения эффективности капиталовложений превысили почти на четверть среднегодовые материальные потери от Великой Отечественной войны! Официальной реакции на это не последовало.  

Несмотря на уже преклонный возраст и болезни, Хачатуров организовывал в СССР и за рубежом важные научно-практические мероприятия. Так, под его руководством была успешно проведена в Москве в 1979 г. международная конференция «Транспорт на дальние расстояния», в ходе которой им впервые было предложено приарктическим странам разработать совместную долгосрочную программу освоения Арктики. На том же форуме он, опираясь на свои тщательные расчеты, предложил возобновить прерванное в 1950-х годах строительство железных дорог, призванных существенно улучшить транспортное обеспечение экономики, социальной сферы Советского Севера и повысить его «доступность» для других регионов СССР: «Заполярного Транссиба» (Салехард – Надым – Норильск – Игарка – Якутск – Магадан с ответвлением на Чукотку с Камчаткой) и БЕЛКОМУР (Архангельская область – Коми – Пермская область – Урал). В те же годы он настаивал на реализации других межрегиональных транспортных проектов, частично осуществлявшихся в 1940–1950-е гг., утверждая, что иначе может распадаться единое транспортно-экономическое пространство СССР. Но и такие идеи не были восприняты в Кремле.

Сегодня большинство этих проектов, подчеркнем, восстанавливается, дорабатывается или уже осуществляется – по тем же причинам.

Т.С. Хачатуров на конференции в Госплане СССР, 1960 г.

Самарканд и Тбилиси, Рига и Ереван, Баку и Ашхабад, Кишинев и Астрахань – это неполная география научных командировок и личных поездок по профессиональным надобностям Хачатурова в последние годы его жизни. Но, пожалуй, последним «аккордом» в неутомимой деятельности Тиграна Сергеевича стали неоднократные попытки помочь урегулировать нагорно-карабахский конфликт и, соответственно, армяно-азербайджанские отношения на экономической основе.

Хачатуров, в свои 82 года, почти весь 1988 г. по собственному почину просчитывал и научно доказал целесообразность комплексных мер по социально-экономическому развитию Южного Закавказья, и в частности строительству сквозной южнокавказской стальной магистрали Баку – Нагорный Карабах – Лачин (Азербайджан) – Южная Армения (Зангезур) – Нахичеванская автономия Азербайджана – Турция. Как считал Тигран Сергеевич, такого рода проекты сведут к минимуму социально-политическую составляющую конфликта; к тому же с помощью этой магистрали Советское Закавказье станет главным транзитным плацдармом в обширном Черноморско-Каспийско-Среднеазиатском регионе. С ее же помощью в Нагорном Карабахе, Зангезуре, Нахичеванском и Лачинском регионах Азербайджана будут наконец-то разблокированы крупные ресурсы железной руды, руд многих цветных металлов, нефти, урана, золота, серебра, бокситов, угля, сланцев, ртути, минвод, лечебных грязей.

Эту магистраль планировалось построить последовательно в 1950-х, 1960-х и 1970-х годах, но уже в те годы усугублялись разногласия между Ереваном и Баку, что оставляло проект в архивах. Весной 1989 г. этот проект в числе других социально-экономических мер в последний раз предлагала в Баку, Ереване и Степанакерте группа ученых-экономистов и транспортников, сформированная и руководимая академиком Хачатуровым. Он в свои 83 года денно и нощно доказывал местным властям и «подвластным» экспертам долгосрочные выгоды от таких проектов. С ним вроде бы соглашались, обещая вскоре дать официальное согласие. Но в конце концов Хачатуров услышал на Старой площади в Москве лишь сетования на «несогласованность действий ученых и государственного руководства».

Скончался Тигран Сергеевич 14 сентября 1989 г., так и не дождавшись обещанного вроде бы согласия...

На круглом столе в Вольном экономическом обществе России, посвященном 100-летию со дня рождения академика Т.С. Хачатурова, 4 октября 2006 г.

________________________

Фото – http://miit.ru/content/458002.jpg?id_wm=458002; http://www.veorus.ru/hachaturov.html

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1433
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика