Политика «третей»: выход или ловушка для диверсификации белорусского экспорта?
14.07.2015 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 07.10
A
A
A
Размер шрифта:

О необходимости диверсификации внешней торговли в Белоруссии говорят уже не первый год, рассчитывая не только найти новые рынки сбыта, но и переориентировать всю структуру экспорта. Руководство республики неоднократно заявляло, что готово пожертвовать прежними партнерами, если этого потребует необходимость и позволит республике двигаться дальше. Однако за подобными заявлениями скрывается огромный пласт проблем внутри- и внешнеэкономической деятельности республики, который решить одним мановением руки или административными методами, как это бывало прежде, попросту невозможно.

Как известно, новой концепцией белорусской внешней торговли сегодня приято называть так называемую политику третей, о которой в нынешнем году неоднократно упоминалось высшими государственными чиновниками. Так, выступая 1 июля на торжественном собрании, посвященном Дню Независимости, президент республики заявил о готовности резко изменить географию рынка сбыта местной продукции. По словам А. Лукашенко, новый подход к экспорту состоит в том, что треть продукции должна отправляться на рынки ЕАЭС, треть – в Евросоюз, а еще треть – в страны так называемой дальней дуги: на Ближний Восток, в Латинскую Америку, Азию и Африку.

Эта концепция диверсификации экспорта на следующую пятилетку была официально предложена в июне нынешнего года Министерством экономики и предполагает выход на положительное сальдо внешней торговли уже к 2020 году. Хотя начало реализации программы сегодня оставляет желать лучшего, что было отмечено и самим А. Лукашенко. Проводя недавно совещание по политическим вопросам, он выразил крайнее неудовлетворение тем, что рост товарооборота наблюдается только с азиатским регионом и с Африкой, и потребовал более активно работать на других рынках и ужесточить спрос с соответствующих должностных лиц.

Сами по себе попытки диверсификации экспорта начались с конца прошлого года, когда основной рынок сбыта белорусских товаров – российский перестал быть для местных предприятий привлекательным. Правда, начало переориентации сопровождалось словами о том, что перемены не должны проходить в ущерб традиционным направлениям, а в правительстве прекрасно понимают, что рынок России в ближайшем будущем нельзя будет ничем заменить. В то же время, по словам премьер-министра А. Кобякова, работа на российском рынке не должна ограничивать республику в возможности наращивания производства и тормозить ее экономический рост. Необходимо заметить, что подобное заявление выглядит довольно странным, так как именно Россия долгие годы не только не мешала белорусской промышленности и сельскому хозяйству, но, по сути, являлась практически единственным покупателем местной продукции, спасая экономику братской страны от коллапса.

Действительно, нынешняя экономическая модель Белоруссии экспортно ориентирована так, что более 50% ее продукции продается за рубеж. Однако структура экспорта белорусских товаров весьма специфична и свидетельствует о невозможности ее быстрого изменения, о котором мечтают в правительстве. Тем более что сегодня и вовсе не ясно, за счет чего белорусы планируют это сделать как с точки зрения географии поставок, так и производственных мощностей страны, которые за последние два десятилетия не претерпели никаких существенных изменений.

К 2015 году Белоруссия смогла организовать экспортно-импортные операции со 197 странами мира. При этом товары поставлялись на рынки 159 государств, а импортировались из 182. Казалось бы, уже только в этом скрыт серьезный потенциал для белорусской торговли – остается лишь перебросить часть усилий на другие направления и проблема диверсификации экспорта будет решена. Однако, если взглянуть глубже, оказывается, что ситуация не так проста. Дело в том, что при такой максимально широкой географии экспорта около 74% сделок приходится на долю всего лишь пяти стран, а на 20 стран – и вовсе более 90%. Это свидетельствует о высокой степени зависимости белорусского экспорта не просто от конъюнктуры мирового рынка, но и от состояния экономики стран – основных партнеров республики.

Например, около 86% экспорта сельскохозяйственной продукции, оборудования и транспортных средств, товаров легкой промышленности ориентировано на Россию, из которой в республику поставляется нефть, дающая основные показатели белорусской торговли со странами Запада. К слову, последнее также является определяющей стороной нынешней белорусской торговли: страна имеет сугубо положительное сальдо торговли с ЕС только благодаря поставкам туда продукции нефтепереработки и калийных удобрений. Все остальное, что производится в республике, на Западе абсолютно не нужно. И, к сожалению, белорусам так и не удалось за все время независимости переломить сложившуюся ситуацию – структура товарооборота страны со странами Евросоюза за последние годы абсолютно не изменилась.

Основой белорусского экспорта в европейские страны, как и прежде, являются сырьевые товары (более 90%). При этом 70% из них в последние годы приходилось на энергетические товары, такие как нефтепродукты, нефть и сжиженный газ. В ЕС экспортируется и другое сырье: черные металлы, древесина и изделия из нее, калийные удобрения, а вот остальные товарные группы практически незаметны. В качестве примера можно привести показатели товарной структуры белорусского экспорта в Германию, которая на протяжении долгих лет является одной из главных торговых партнеров Белоруссии. Сюда, кроме нефти, которая занимает около 70% от общего объема экспорта, поставлялись лесоматериалы (2%), приборы и устройства, применяемые в медицине (1,5%), проволока из нелегированной стали (1,5%) и прочее. Подобная ситуация наблюдается и в отношении еще одного европейского партнера Нидерландов – в 2014 году более 70% белорусского экспорта занимали продукты нефтепереработки (в 2013 году цифра была и вовсе 97,5%). Даже в соседнюю Польшу белорусы поставляли больше всего нефтепродукты, сжиженный газ, калийные удобрения, необработанные лесоматериалы и немного тракторов и седельных тягачей.

В целом же в ЕС в прошлом году было поставлено 29,5% общего экспорта товаров, при этом доля минеральных продуктов в экспорте в эти страны составила 67,5%. На продовольственные же товары и сельскохозяйственное сырье пришлось всего лишь 15,2%, продукцию химической промышленности – 11,8%, машины и оборудование – 7,5%, транспортные средства – 7%. Таким образом, абсолютна вся внешняя торговля Белоруссии с ЕС основана лишь на получении по льготным ценам углеводородов из России, что позволяет Минску уже не первый год иметь положительное сальдо в торговле со странами Запада.

Что касается торговли с СНГ и – за его пределами – со странами Азии, Африки и Латинской Америки, то и здесь, к сожалению, белорусы уже давно приблизилась к максимуму своего потенциала. В настоящее время удельный вес стран Содружества в общем объеме товарооборота республики составляет около 60%, из которых на долю России приходится более 40%. На этот рынок белорусы традиционно экспортировали продукты питания, телевизоры и холодильники, медикаменты, обувь, шины, металлообрабатывающие станки, грузовые автомобили и трактора, металлы, нефтепродукты и т.п. При этом за последние годы вторым партнером на постсоветском пространстве после России стала Украина, куда в прошлом году были осуществлены самые значительные поставки нефтепродуктов – 32% от общего объема.

На долю же третьих стран, которые по официальной статистике являются поставщиками трети от всей валютной выручки страны, приходятся поставки все тех же нефтепродуктов, калийных удобрений, сырой нефти и черных металлов, а также незначительное количество молока и молочных продуктов. При этом даже Китай, который занимает пятое место в рейтинге внешней торговли республики, не является в этом плане исключением. Его удельный вес в экспорте Белоруссии в 2014 году составил 1,8%, а в импорте – 5,8%. Но и здесь более 53% занимали калийные удобрения, а, например, машины и механизмы для уборки и обмолота сельхозкультур – всего 3,9%.

Все остальные направления, о которых сегодня говорят в белорусском правительстве, если и перспективны, то в весьма далеком будущем. Например, суммарный товарооборот с Черногорией, Гватемалой, Македонией, Тунисом, Афганистаном, Новой Зеландией, Алжиром, Камеруном, Боснией и Герцеговиной за первый квартал нынешнего года составил всего 166,87 млн. долларов, или 2,8% от товарооборота с Россией и 0,6% от общего объема внешней торговли республики. При этом в торговле с некоторыми их них вырос только импорт. Экспорт в Панаму, Перу, Колумбию, Индию, Кению, Камерун, Аргентину так же составляет не более 1% от общего объема, но и здесь белорусы, как правило, больше покупают, чем продают. Да и структура экспорта в эти страны практически идентична поставкам в ЕС – это продукция нефтехимической отрасли и удобрения.

 Как не трудно догадаться, практически вся невостребованная на мировых рынках белорусская продукция поставляется в последние годы в Россию, которая является главным спонсором экономики Белоруссии. Так, в прошлом году 42,2% общего объема белорусского товарного экспорта пришлось именно на российский рынок, куда в основном осуществлялись поставки продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья (30,6% от общего экспорта в Российскую Федерацию), а также транспортных средств, машин и оборудования (24,8%). Проще говоря, все то, что не находит себе покупателя, но массово производится в Белоруссии, направляется восточному соседу. В этом и заключается одна из причин, почему белорусскому руководству вряд ли удастся изменить географию экспорта: для этого необходимо изменить его структуру, что, учитывая неповоротливость и консервативность управления экономической моделью республики, сегодня сделать практически невозможно.

Современная экономика не работает в том стиле, который сегодня присутствует в Белоруссии и от которой давно отказались в большинстве стран мира, когда президент лично куда-то едет, берёт с собой большую делегацию, договаривается, подписывает какие-то контракты и фактически сам продает продукцию своей страны. Как правило, в том числе и в России, главы государств могут взять с собой в поездку бизнесменов, чтобы те самостоятельно налаживали связи, в то время как президенты решают вопросы политико-дипломатического характера. Однако, к сожалению, белорусские чиновники по-прежнему остаются безынициативными исполнителями указаний главы государства. При этом в стране, даже несмотря на вхождение в ЕАЭС, все еще не создано комфортного климата для ведения экономической деятельности, что серьезным образом тормозит развитие экономики и, как следствие, делает диверсификацию экспорта практически невозможным.

Формально можно в ближайшие годы заявить, что удалось переломить ситуацию и найти новые рынки сбыта. Тем более что политика «третей» по большому счету ничего особенного от белорусских властей не требует. Как уже указывалось выше, РБ и так поставляет в ЕС треть от своего общего объема, более 40% в Россию, а остальное в третьи страны. Но в этих условиях из-за продолжающегося экстенсивного пути развития белорусской экономики, основанной на государственном капитализме, при котором главными экспортными товарами, приносящими стране валюту, остаются продукты нефтехимического комплекса, а также калийные удобрения, рассчитывать на экспансию на иных рынках Минску абсолютно не стоит. Это связано в том числе и с низкой конкурентоспособностью собственной продукции, что серьезным образом вредит и самой белорусской экономике – в погоне за валютной выручкой страна вынуждена предлагать свои товары либо по себестоимости, либо ниже ее, компенсируя разницу за счет высоких цен на внутреннем рынке. При этом количество выпускаемой продукции из-за политики сохранения трудовых коллективов продолжает оставаться довольно высокой, а внутренний рынок давно не в состоянии потребить все, что производит местная промышленность.

Очевидно, что административные ресурсы, на которые сегодня надеются в Минске, не могут обеспечить постоянную стратегическую диверсификацию экспорта. Она может строиться только на настоящей конкурентоспособности товаров и их привлекательности для потребителя, на что сегодня, в отличие от партнеров по ЕАЭС, в Белоруссии все еще не ориентируются. Исходя из этого, можно предположить, что при неизменном макроэкономическом курсе руководства не только не удастся изменить структуру и географию экспорта в лучшую сторону, но и наоборот – возможны потери старых рынков, в том числе и российского, где программа импортозамещения только набирает обороты. Поставки же белорусской продукции в страны Азии и Африки, по всей видимости, будут носить спорадический характер и не принесут серьезных дивидендов экономике.

В подобной ситуации у белорусского руководства есть немного путей выхода, среди которых, вероятно, основным остается работа в рамках ЕАЭС. В данном интеграционном объединении у белорусов гораздо больше шансов безболезненно провести модернизацию своей экономики с минимальными потерями и, соответственно, начать диверсификацию экспорта. В одиночку сделать это будет крайне сложно, что к тому же чревато и серьезными социально-экономическими потрясениями.

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1120