Сегодня: 18.11.2017 |

Алтыну еще предстоит родиться

Президент Межгосударственного банка СНГ Игорь Суворов в ходе банковского форума «ЕАЭС: вопросы взаимодействия банков и регуляторов» в Минске 25 сентября заявил, что страны Евразийского экономического союза пока не готовы к введению единой валюты. Тем самым он фактически подвел черту под дискуссиями о введении в ЕАЭС общей валюты, которые активизировались на протяжении последнего года.

«Введение общей валюты в странах ЕАЭС пока не планируется», – отметил банкир, подчеркнув, что в экспертной среде и в руководстве союзных государств «много сомнений относительно целесообразности введения единой валюты». Поэтому в настоящее время государства-участники Евразийского экономического союза только обсуждают необходимость валютной координации.

Перспектива введения общей валюты ЕАЭС изначально выглядела слишком радикальной для объединения, которое было создано Москвой, Астаной и Минском буквально за несколько лет. Экономически страны ЕАЭС, которые едва только выработали правила работы в общем таможенном пространстве и стали постепенно продвигаться к снятию различных торговых барьеров и ограничений, были очевидным образом не готовы к этой мере. На эти обстоятельства и обратил внимание И. Суворов, отметивший, что союзные государства пока находятся в самом начале интеграционного процесса и должны создавать его экономическую базу. Введению единой валюты отнюдь не способствует и девальвация национальных валют, неоднократно происходившая во всех странах ЕАЭС с конца прошлого года.

Единую валюту ЕврАзЭС, являвшегося предшественником ЕАЭС, в 2003 г. предложил учредить «главный интегратор» постсоветского пространства президент Казахстана Н. Назарбаев. Причем ввести ее предполагалось к 2011 г. как раз на базе Межгосударственного банка СНГ, который должен был стать оператором единой платежной системы. Вначале Н. Назарбаев предложил назвать общую денежную единицу «алтыном», а спустя несколько лет, в марте 2009 г., – «евразом» или «евразией». Правда, все эти предложения были выдвинуты еще до создания ЕАЭС, который начал функционировать в 2010-2011 гг. С началом украинского кризиса, спровоцировавшего в результате снижения цен на нефть, западных санкций и целенаправленной атаки на рубль резкое падение его курса в конце прошлого года, главным инициатором введения общей евразийской валюты стала Россия.

Падение курса рубля привело кому, что конкурентоспособность российской продукции заметно повысилась, а казахстанской и белорусской – упала. Ценовой перекос породил торговый дисбаланс, когда экспорт из Казахстана и Белоруссии в РФ, ставший слишком дорогим, упал, а спрос на российские товары в этих республиках, особенно в их приграничных регионах, напротив, резко вырос. Никакого восторга в Астане и Минске, привыкших, что дела обстоят противоположным образом, эта ситуация не вызвала. А. Лукашенко в конце прошлого года потребовал вести взаиморасчеты в рамках ЕАЭС в твердой валюте и найти новые рынки сбыта для белорусской продукции. Первая из этих идей почти сразу же была признана экспертами нереальной, так как рассчитываться с РФ Минску с его финансовыми проблемами пришлось бы из своих золотовалютных ресурсов. Неважно обстояли дела и с новыми рынками сбыта, которые искал и столкнувшийся с российскими санкциями Евросоюз.

Что касается Казахстана, то, будучи не в силах бороться с российским экспортом, он вынужден был прибегнуть к введению временных запретов на поставку товаров из РФ. Первыми под них попали российские нефтепродукты, ввоз которых на территорию республики 5 марта был запрещен сроком на 45 дней. А в начале сентября было объявлено о ведении временного запрета на поставки некоторых продовольственных товаров из РФ, таких как плавленый сыр, глазированные сырки, йогурты, сладкие сгущенные сливки, сосиски и вафли. Кроме того, в середине августа Национальный банк Казахстана отказался от поддержки тенге и перешел к политике плавающего курса, что вызвало падение его стоимости сразу на 20%. Все эти меры должны были поддержать резко снизившуюся в течение последнего года конкурентоспособность казахстанской продукции на рынках ЕАЭС.

К введению единой валюты все эти шаги финансово-экономических властей союзных государств, предпринимавшиеся разнонаправлено, отнюдь не приближали. Валютно-финансовые и кредитно-денежные политики, определяющиеся конкретными нуждами и потребностями национальных экономик, пока не только не сочетаются, но подчас и противоречат друг другу. Россия, например, перешла к политике плавающего курса рубля почти на год раньше Казахстана, сознательно пойдя на его девальвацию в условиях падения цен на главные статьи своего экспорта – нефть и природный газ, и как следствие, объема валютных доходов. Астана же долго от этого шага воздерживалась, пытаясь ограничиться частичной «управляемой» девальвацией тенге, осуществленной в феврале 2014 г. Унифицировать валютно-финансовую политику в условиях существования в России и Казахстане двух независимых друг от друга центральных банков крайне проблематично, если вообще возможно.

Российское руководство в этих условиях сознательно подняло вопрос введения единой валюты ЕАЭС с целью избежать обвинений в конкурентной девальвации рубля и поддержания тем самым высокого уровня экспортных доходов, положительного платежного баланса и финансовой устойчивости. Собственно говоря, другого выхода в той ситуации у Москвы, находившейся под жестким политическим и экономическим давлением Запада, не было. Введение общей валюты в этих условиях действительно могло стать выходом из положения, хотя реально, конечно, все понимали, что за короткий срок сделать это практически нереально. Перед глазами к тому же был не слишком удачный пример ЕС, который, введя общую валюту, особых экономических успехов с ее помощью пока не добился. Поэтому вопрос введения единой валюты служил скорее для обозначения общего политико-экономического курса, определявшего перспективные цели развития Евразийского союза.

Показательно, что в Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), которая выполняет функции наднационального регулирующего органа ЕАЭС, к идее введения единой валюты изначально относились крайне осторожно, хорошо представляя себе все ожидающие на этом пути риски. В марте этого года не спешить с общей валютой призвала министр по интеграции и макроэкономике ЕЭК Татьяна Валовая, по словам которой вначале необходимо создать общий рынок и приступить к координации финансовой политики. О том, что объективных причин для создания единой валюты на территории ЕАЭС нет, заявил в апреле и еще один член коллегии ЕЭК (министр) по экономике Тимур Сулейменов: у стран-участниц низкий уровень макроэкономической координации, доля общего товарооборота, разные бизнес-циклы и высокая сырьевая зависимость.

Против поспешного введения единой валюты неоднократно высказывался председатель коллегии ЕЭК Виктор Христенко. Не далее как вчера, 6 октября, в кулуарах международного форума «Евразийская экономическая перспектива» в Астане он заявил, что вопрос о переходе на единую валюту в рамках ЕАЭС пока даже не обсуждается. «Этот вопрос, если и возникнет, то возникнет только после того, как мы завершим ту программу, которая сейчас в договоре (о ЕАЭС. – Ред.) намечена. Я думаю, что не раньше 2025 года вообще обсуждение этого вопроса может возникнуть», – сказал В. Христенко. По его словам, начата работа по согласованию валютных политик стран-членов союза. «Это означает более тесную работу центральных банков, министерств финансов, министерств экономического развития. Такая работа началась, и я надеюсь, что здесь укрепление взаимодействия между финансовыми властями должно создавать более благоприятную обстановку, даже в случае сложных экономических ситуаций, которые мы сегодня переживаем», – добавил он.

К перспективе введения единой валюты крайне настороженно относятся Минск и Астана, которые, несмотря на активное участие в евразийской интеграции, опасаются потери национального суверенитета. Президент Белоруссии А. Лукашенко, например, в январе этого года заявил, что единая валюта ЕАЭС не будет введена до тех пор, пока он возглавляет республику.

Поскольку создание единых рынков стран ЕАЭС может потребовать до 10 лет и более, введение общей валюты может быть перенесено на еще более поздний срок. Так, единый рынок лекарственных средств и медицинских изделий планируется создать в 2016 г., электроэнергии – в 2019 г., а единый регулятор финансовых рынков, который планируется разместить в Алмате – к 2025 г. Между тем именно согласование кредитно-денежных и финансовых политик все эксперты считают одним из главных условий введения общей валюты.

Так что торопиться в этом вопросе явно не стоит. Поспешное и тем более неудачное введение единой валюты вполне может дискредитировать саму идею ЕАЭС, на создание которого было затрачено столько времени и сил.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1518
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика