Сегодня: 15.12.2017 |

Роль ШОС в системе региональной безопасности Центральной Азии ослабевает

Образование в 2001 г. Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) было продиктовано несколькими факторами:

– внутрирегиональными: необходимо было создать институциональную площадку для разрешения пограничных противоречий между странами Центрально-Азиатского региона после распада СССР в связи с изменившимся их статусом и оформлением спектра зачастую противоречащих друг другу национальных интересов;

– геополитическими: в Центральной Азии свои позиции стали усиливать несколько игроков помимо России и Китая – США, ЕС, Турция и другие.

Однако данные факторы не способствовали оформлению узко профильной организации с разработанными механизмами реагирования на внешние угрозы. ШОС превратилась в многоотраслевую структуру с большими дисбалансами в мощности экономик и военных потенциалов стран-участниц. При этом обозначилась проблема дублирования функций других организаций с фактически тем же составом участников, действующих в регионе: ОДКБ (противодействие угрозам, исходящим от региональных и международных террористических и экстремистских группировок), ЕврАзЭС/ЕАЭС (углубление экономического сотрудничества), СНГ (укрепление сотрудничества стран-участниц в политической, экономической, гуманитарной и оборонной сферах), СВМДА (консультативная площадка для государств, расположенных в широком географическом диапазоне, по вопросам безопасности).

В результате в качестве ощутимого результата функционирования ШОС можно обозначить согласование делимитации и демаркации границ между центральноазиатскими странами, с одной стороны, и Китаем – с другой. Однако приграничные противоречия, тесно связанные с водно-энергетическим пулом проблем внутри региона, остаются замороженными, а организация не используется в качестве действенного институционального механизма их разрешения несмотря на то, что одним из прописанных в ее Хартии принципов является именно мирное урегулирование разногласий между странами-участницами, а одним из направлений сотрудничества выступает обеспечение рационального использования водных ресурсов.[1]

В частности, вопрос строительства гидроэнергетических объектов на трансграничных реках мог бы быть решен в рамках ШОС, учитывая, что конфликтующие стороны являются ее членами и стояли у истоков ее формирования. В итоге ситуацию пытаются разрешить другие международные структуры. Так, экспертизу целесообразности и безопасности возведения Рогунской ГЭС проводили эксперты Всемирного банка, решение которых не удовлетворило Узбекистан и фактически сохранило status-quo в узбекско-таджикских противоречиях.

Между тем последняя конфликтная ситуация в марте 2016 года на кыргызско-узбекской границе приобрела особый резонанс в силу того, что руководство КР: а) обратилось в ОДКБ за оказанием поддержки в разрешении спора; б) заявило о возможности игнорирования саммита ШОС, который должен состояться в сентябре 2016 г. в Узбекистане.

Следовательно, ШОС в настоящее время можно рассматривать скорее как дискуссионную площадку по тем или иным вопросам в сфере обеспечения безопасности, нежели как эффективный инструмент для решения тех или иных проблем. Важным индикатором в этом аспекте является отсутствие между входящими в ШОС странами духа кооперации и стремления найти компромисс ради достижения долгосрочных взаимовыгодных решений. В силу этого представляется, что принятие новых членов, отношения между которыми осложнены взаимными территориальными притязаниями, может привести не к расширению интеграционных связей организации, а выступить фактором ослабления ШОС. В этом аспекте необходимо подчеркнуть, что новые члены и партнеры организации рассматривают свое участие в ее деятельности, прежде всего, с точки зрения реализации своих национальных интересов, а не разрешения имеющихся проблем международного характера.

Рассмотрим более подробно интересы некоторых государств в рамках ШОС.

Индия. Представляется, что Дели преследует в ШОС две цели. С одной стороны, стране с развивающейся экономикой необходимы надежные источники поставок энергии. В ЦА же главным ее конкурентом является КНР, которая уже дважды, в 2005 г. и 2013 г., нарушала планы индийской государственной корпорации ONGC VideshLimited стать акционером в разработке углеводородных месторождений Кумколь и Кашаган в Казахстане.[2] В этом отношении Дели будет легче получить доступ к центральноазиатским углеводородам, будучи одним из главных вкладчиков в планируемых новых финансовых институтах ШОС (Фонд развития и Банк развития ШОС). Страна также сможет получить доступ к транспортно-логистическим системам Китая и стран ЦА в обход Афганистана и Пакистана, которые в настоящее время выступают единственными «воротами» сухопутного сообщения Индии с регионом. С другой стороны, Индия не оставляет попыток добиться разрешения у Душанбе на размещение своей военной базы в аэропорту «Айни», которая станет фактором сдерживания Исламабада.[3]

Пакистан. Для Исламабада особую значимость представляет реализация инфраструктурных проектов, связанных с ЦА – CASA-1000 и TAPI, которые могли бы быть осуществлены и в рамках инициированного КНР проекта «Экономического пояса Шелкового пути», учитывая пассивность предложившего их в рамках своего «Нового шелкового пути» Вашингтона. Кроме того, Пакистану необходимы противовес доминирующему и не всегда конструктивному присутствию в его внешней политике США, а также возможность оперативно реагировать на действия Индии в рамках ШОС.

Армения, хотя и не является членом ШОС, а обладает лишь статусом партнера по диалогу, также имеет свои интересы. Отсутствие общих границ со странами ЕАЭС, вероятно, выступает ведущим фактором поиска Ереваном дополнительных путей инфраструктурно-экономического встраивания в интеграционные процессы на евразийском пространстве. Кроме того, немаловажным фактором выступает и перспектива получения внушительных финансовых вливаний в экономику по линии финансовых механизмов ШОС в условиях кризисных явлений в странах ЕАЭС, прежде всего России.

Азербайджан, тоже являющийся партнером по диалогу, как представляется, стремится разыграть карту своих углеводородных ресурсов в попытке оказать давление на ЕС, который заморозил проект NABUCCO и затягивает процесс строительства Трансадриатического газопровода, демонстрируя возможность направить свое стратегическое сырье в направлении КНР. Одновременно данная тактика внешнеполитического поведения Баку может изменить и расстановку сил в карабахской игре, если Азербайджану удастся заручиться поддержкой своей позиции со стороны КНР. О таких намерениях косвенно свидетельствуют заявления представителей академических и политических кругов Азербайджана. В частности, отказ от интеграции в ЕАЭС глава Центра политических исследований Академии государственного управления при президенте Азербайджана Э. Насирли объяснил «невозможностью выстраивать отношения в рамках одного объединения с Арменией – страной-агрессором». Однако в ШОС сотрудничество с «соседом-агрессором», как видим, оказалось приемлемым. В свою очередь, азербайджанский экс-дипломат и политолог Ф. Садыхов связывает разрешение в ШОС карабахского конфликта с лидирующей ролью в ней КНР. И это на фоне озвучиваемых Р. Абдуллаевым - главой государственной корпорации Азербайджана SOCAR, являющейся обладателем 58% акций в консорциуме по строительству Трансанатолийского газового коридора, предположений о перспективах поставок газа в КНР.[4]

Рассматривая нынешнее состояние ШОС, следует непременно учитывать имеющиеся в ней противоречия, среди которых:

полярность отношения лидеров ШОС – КНР и РФ к принятию новых членов (первая особо поддерживала вступление Пакистана, вторая – Индии);

разные приоритеты в наполнении деятельности организации (Россия акцентирует внимание на сфере безопасности, КНР – на экономике);

отсутствие единой позиции в оценке тех или иных событий на международной арене: например, оценка грузино-осетинского конфликта 2008 г. и участия ВКС РФ в Сирии.

В силу этого можно предположить, что расширение ШОС приведет лишь к дальнейшему размыву сущности организации, которая ослабит её шансы стать действенным механизмом для решения каких-либо важных проблем, стоящих на международной повестке дня, и выступать по ним единым блоком.

Резюмируя, представляется целесообразным подчеркнуть ряд следующих моментов:

во-первых, геополитический императив оформления ШОС с самого начала обусловил ее гибкую декларативную сущность, которая позволяет использовать организацию в качестве площадки для решения различных вопросов. Отсюда ее многопрофильный характер и функциональное пересечение с другими организациями, которые, будучи ориентированными на определенные проблемные зоны, более эффективны в реализации своих функций;

во-вторых, в аспекте разрешения приграничных споров успешной деятельность ШОС оказалась только для КНР. Большая же часть наиболее острых приграничных и водно-энергетических споров оказалась замороженной по причине отсутствия разработанного механизма совместных действий в такого рода вопросах;

в-третьих, к настоящему времени сфера безопасности постепенно вытесняется из повестки дня заседаний руководства стран-участниц ШОС. На первый план выходит углубление сотрудничества в экономической плоскости, выгодное, прежде всего, Китаю;

в-четвертых, центральноазиатские страны – участницы ШОС не хотят создавать в её рамках механизмы по разрешению имеющихся острых приграничных споров, апеллируя к третьим сторонам и демонстрируя свое желание сохранять состояние тлеющих конфликтов в своих внутри- или внешнеполитических интересах.

Следовательно, именно универсальный характер ШОС, предполагающий отсутствие разработанных механизмов взаимодействия государств-членов по определенному кругу вопросов, является причиной того, что она теряет возможность занять свою нишу в системе региональных организаций и начать конструктивную деятельность с реальными результатами, а не выступать лишь как диалоговая площадка.

 

[1] Хартия Шанхайской организации сотрудничества (07.06.2002 г.) // URL: http://www.infoshos.ru/?id=33

[2] Таниев У. Business New Europe: Индия возмущена решением Казахстана передать Китаю долю в гигантском месторождении Кашаган (10 июля 2013) // URL: https://zonakz.net:8888/articles/70655

[3] Панфилова В.Таджикистан может отдать аэродром Айни под иностранную военную базу (14 июля 2015) // URL: http://www.ng.ru/cis/2015-07-14/7_india.html

[4] Тарасов С. Зачем Азербайджану захотелось в ШОС? (12 июля 2015) // URL: http://www.regnum.ru/news/polit/1942043.html

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
3065
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика