Сегодня: 21.11.2017 |

Лейлекские грамотеи, или Об изъянах информационной безопасности Кыргызстана

Несколько лет назад Министерство образования Кыргызстана, проводя обследование школ на юге республики, выявило, что часть школьников Лейлекского района Баткенской области не знает, кто на самом деле руководит их государством, называя в качестве президента главу соседнего Узбекистана И. Каримова.[1]

Ссылки на популярность, наряду с государственными, ТВ-каналов Узбекистана, на дефицит школьных учебников отечественного производства и другие факторы могут, конечно, иметь место. Но они не отменяют главного – существенных изъянов в обеспечении информационной безопасности страны.

Надо ли много говорить о том, что, являясь составной частью структуры национальной безопасности государства, информационная безопасность выступает важным фактором сохранения стабильности последнего. При этом сложность ее обеспечения обусловлена следующими факторами:

  • во-первых, она включает две составляющие – технологическую и психологическую;

  • во-вторых, она касается основополагающих прав человека на свободу совести и слова, а также неприкосновенности переписки;

  • в-третьих, под мантрой необходимости обеспечения информационной безопасности часто навязываются интересы третьих государств;

  • в-четвертых, в настоящее время Интернет превращается в самый популярный источник информации, который в силу своего глобального характера фактически невозможно контролировать запретительными методами.

В свою очередь, данные факторы детерминируют слабую научную разработанность этого понятия. В частности, в англоязычных источниках отсутствует определение информационной безопасности с точки зрения психологического аспекта – все определения содержат положения о способах технологической защиты базы данных организаций и компаний, сохранения их конфиденциальности.

Такая ситуация во многом может быть обусловлена, прежде всего, тем, что страны Запада находятся в фарватере распространения (фактически насаждения) ценностей либеральной демократии во всем мире с помощью различных механизмов информационно-психологического воздействия. В частности, в 2011 г. представитель ответственного за военные операции на Ближнем Востоке и в Центральной Азии Центрального командования ВС США Б. Спикс объявил о том, что в США было создано программное обеспечение, которое позволит Пентагону управлять «социальными медиа» (социальные сети) и пропагандировать американские ценности путем создания фейковых аккаунтов. [2] Они должны инициировать обсуждения тех или иных тем среди населения стран, входящих в орбиту интересов США, в выгодном для Вашингтона свете. При этом Пентагон признает данные действия незаконными в отношении собственных граждан, а также других англоговорящих стран. Вместе с тем псевдоаккаунты на арабском, фарси, урду и пушту признаются уместными и не нарушающими права человека. Отсюда следует не только очевидность двойных стандартов США, но и демонстрация принципиальной важности установления контроля над информационным пространством для достижения национальных интересов.

Следует отметить, что в статье содержится ремарка, в которой утверждается, что она была отредактирована после обращения представителей Центрального командования США: было вырезано предположение о том, что Facebook и Twitter являются основными механизмами «информационных интервенций» и приведено официальное опровержение этого тезиса американским военным ведомством. Однако, судя по сделанным позже, в 2011 г., заявлениям экс-госсекретаря Х. Клинтон о выделении Государственным департаментом США 25 млн долларов на поддержку интернет-диссидентов в деле обхода цензурных барьеров в авторитарных государствах, а также об открытии ведомством в Twitter каналов на арабском и фарси и планах запуска блогов на китайском, русском и хинди, представляется, что Facebook и Twitter, действительно, являются главными инструментами в американской стратегии информационной войны. [3]

Результаты использования этих механизмов можно проследить в Кыргызстане. Согласно данным калькуляторов таргетинга четырех наиболее популярных в республике социальных сетей, в конце 2012 г. в них было зарегистрировано 757,5 тыс. аккаунтов из Кыргызстана. Наибольшей популярностью пользуется социальная сеть «Мой мир» с 320 тыс. персональных страничек, меньше пользователей зарегистрировано в «ВКонтакте» - 207,3 тыс., «Одноклассниках» - 142,7 тыс. и Facebook - 97,4 тыс. [4] При этом популярность Facebook с каждым годом растет. В 2013 г. зарегистрированных в этой социальной сети аккаунтов уже было 168 тыс., а в 2014 г. – 194 тыс. [5]

Несмотря на то, что российские социальные сети в Кыргызстане популярнее американских, влияние последних прослеживается больше. В частности, в общественном мнении жителей Бишкека, где, согласно результатам исследования Международного республиканского института, сосредоточена основная масса активных пользователей социальных сетей, преобладают проамериканские настроения. [6] Вместе с тем в сельских районах, в которых в качестве основного источника информации выступает телевидение, главным образом государственные и ретранслируемые российские каналы, прослеживается тенденция положительной оценки действий РФ, как в двусторонних отношениях с КР, так и на международной арене.

Данные факты свидетельствуют о том, что в медийном пространстве КР отсутствует трансляция государственной позиции по тем или иным вопросам международной повестки дня. Это, в свою очередь, привело к тому, что страна превратилась в площадку информационного противоборства внешних акторов. Сложившаяся ситуация актуализирует форсирование начатого процесса разработки проекта концепции информационной политики КР, которая должна отразить имеющиеся угрозы информационной безопасности республики и пути их предотвращения.

Важность разработки информационной политики обусловлена тем, что в республике существуют внутренние факторы, которые создают благоприятные условия для манипуляций внешних сил. В частности, в силу несовершенства нормативно-правовой базы резонансным стало дело гражданина КР, поставившего отметку «класс» в одной из соцсетей под сообщением, содержащим выражение поддержки осужденного за экстремизм священнослужителя. [7] Его задержали по статье 299-2 Уголовного кодекса КР за «хранение экстремистских материалов», т.е. отметка «класс» приравнена к экстремистскому материалу (четких критериев для определения которых у государства нет) и, следовательно, влечет за собой наказание в виде лишения свободы от 3 до 5 лет.

Между тем необходимо отметить и определенные проблемы, связанные с материально-техническим обеспечением граждан отдаленных регионов страны в информационной сфере. Именно этим фактором был обусловлен случай, о котором сказано вначале, когда некоторые школьники на юге страны были уверены, что президентом Кыргызстана является глава соседнего государства.

Другой проблемной зоной информационно-технической инфраструктуры республики является зависимость силовых структур, осуществляющих мониторинг информационного поля КР в целях выявления деструктивной/экстремистской активности, от импортных технологий, для программного обеспечения которых они вынуждены привлекать иностранные фирмы, получающие фактически неограниченный доступ к конфиденциальной информации.

Однако в целом следует отметить, что Кыргызстан располагает предпосылками и ресурсами (популярность государственных каналов и слабая степень вовлеченности большей части населения в виртуальное пространство), чтобы уже в среднесрочной перспективе изменить ситуацию к лучшему. В этих условиях представляется целесообразным в качестве приоритетных поставить задачи наполнения контента государственных ТВ-каналов информационно-аналитическими материалами, а также активизации работы государственных органов в социальных сетях в плоскости создания ими своих официальных аккаунтов для своевременного освещения внутриполитических и международных событий, исходя из национальных интересов КР. Кроме того, перспективным является использование площадки ОДКБ не только в аспекте гармонизации правовой базы по предупреждению и редуцированию угроз в информационной сфере, но и в вопросе совместной разработки и обслуживания технического обеспечения информационной безопасности стран-участниц в целях минимизации возможности несанкционированного доступа третьих акторов к сведениям, имеющим стратегическое значение для государства-члена и военно-политического блока в целом.

Данные меры позволят, с одной стороны, избежать нарушения конституционных прав граждан на доступ к информации и свободу слова, а с другой - предотвратят «холостые выстрелы» по фейковым аккаунтам в форме их простого блокирования. При этом будет сведено к минимуму влияние внешних акторов, а государство получит возможность углубить сотрудничество с партнерами по ОДКБ.

 

[1] Лейлекские грамотеи. На юге Кыргызстана школьники считают своим президентом Ислама Каримова (22 июня 2011) // URL: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1308729540

[2] Jarvis J. Revealed: US spy operation that manipulates social media (17 марта 2011) // URL: http://www.theguardian.com/technology/2011/mar/17/us-spy-operation-social-networks

[3] Госдеп пообщается с россиянами через Twitter (16 февраля 2011) // URL: http://www.utro.ru/articles/2011/02/16/956614.shtml

[4] В Кыргызстане 767 тысяч пользователей в социальных сетей (Инфографика) (19 ноября 2012) // URL: http://www.gipi.kg/v-kyrgyzstane-767-tysyach-polzovatelej-v-socialnyx-setej-infografika/

[5] Тынаев А. Когда отключат Фейсбук в Кыргызстане? (9 октября 2014) // URL: http://www.kp.kg/daily/26293.4/3170629/

[6] Алимова Д. Кыргызстан: на острие информационной безопасности (18 сентября 2014) // URL: http://dem.kg/ru/article/5874/kyrgyzstan-na-ostrie-informatsionnoy-bezopasnosti

[7] Что можно получить за «лайк» в разных странах? (10 ноября 2015) // URL: http://rus.azattyk.org/content/article/27355680.html

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
824
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика