Сегодня: 22.09.2017 |

Разговоры о референдуме по изменению Конституции Киргизии стихли

Скоро Жогорку Кенеш (парламент) Киргизии, избранный в октябре прошлого года, уйдет на летние каникулы. Самое время дать оценку его работе за минувшие месяцы, которые, правда, были заполнены не только законотворческой работой, но и судебными исками внезапно исключенных из партийных списков депутатов, претензиями не прошедших сквозь сито выборов партий и отдельных кандидатов. Также можно попробовать оценить и работу нового правительства, которое сменилось лишь в апреле этого года.

Оценку деятельности народных избранников и правительства по просьбе «Ритма Евразии» дает ведущий политолог страны Марс Сариев.

– Можно ли уже дать оценку работе парламента или рано? Есть ли какие-то черты, которые отличают его от предыдущего созыва? Были ли приняты какие-то кардинальные решения, которые могут оказать положительное влияние на экономику, на возможность скорого выхода из кризиса?

– Нынешний парламент не особо отличается от прежнего. Нет каких-то заметных деяний, не говоря уже о выдающихся или хотя бы знаковых. Я рассчитывал, что будет больше профессионалов, учитывая, что в парламент прошло довольно много крупных бизнесменов, что новые депутаты будут больше внимания уделять экономике, а не внутриполитическим интригам, что будет меньше дрязг, появятся какие-то антикризисные программы. Но практика показывает, что ожидания не оправдались. Мы не учли, что в большинстве своем бизнесмены-парламентарии – торговцы, а не промышленники, не те, кто занимается технологическими цепочками, производством и реализацией, а не перепродажей.

– Предполагалось, что новый созыв – пропрезидентский и потому будет более послушным администрации президента. Оправдался прогноз?

– Да, оправдался, но с определенными оговорками. Жогорку Кенеш оказался мягкотелым, скажем так, без концептуальности. Тут тонкая «фишка». Наши представления о том, что такое парламент, на самом деле это представления о европейском парламенте. В принципе получилось, что упаковка – европейская, а содержание наше, азиатское. Той же Англии понадобилось более трехсот лет, чтобы выстроить строгую демократическую систему. Столько времени на транзитный период у нас нет. У нынешних парламентариев фактически нет политических платформ, нет своих программ, хотя они во время предвыборной кампании что-то там говорили на эту тему. Они сидят на ресурсах. Находят консенсус с коллегами, которые сидят на других ресурсах, и стригут купоны.

– Новое правительство проработало немного, всего два месяца. Но можно ли уже оценивать его и премьер-министра Сооронбая Жээнбекова?

– В принципе рано судить. Но уже можно сказать, что новое правительство – более чуткое к экспертному мнению. Мы – политологи, эксперты провели несколько круглых столов на актуальные для страны темы. Могу сказать, что представители правительства присутствуют на них, фиксируют высказанные на них мнения и прислушиваются к ним.

Работы ведь непочатый край. Взять, например, интеграцию в ЕАЭС, очевидно, что вступить в него – это одно, а по-настоящему интегрироваться – другое. Нужно поддерживать бизнес, который пытается выйти на рынки союза, но механизмов, которые должно было разработать прежнее правительство Темира Сариева, а на это было полгода, нет. Могу сказать, что, во всяком случае, прежний кабинет не был столь внимательным к экспертному сообществу.

Я также знаю от высших чиновников, что в правительстве готовят пакеты по реформам или кардинальным изменениям в сельском хозяйстве, энергетическом секторе, других экономических сферах. То есть занимаются тем, чем в принципе должен был заниматься парламент или хотя бы инициировать такую активность, дать конкретные задания правительству. Но, не дождавшись, там за дело взялись сами.

– Но что-то положительное всё же есть?

– Новый премьер пока недостаточно проявил себя, за два месяца даже изучить полученное наследство довольно сложно. Но вижу – есть движение. На нас, экспертов, выходили чиновники из правительства со своими вопросами во время и после проведенных нами круглых столов, где мы обсуждали и искали пути решения проблем республики. Видимо, наверху есть такая установка. Идет также и реорганизация самого правительства. И нужно сказать, что, скорей всего, это не будут «косметические» изменения. Где-то идет сокращение штатов, слияние или размежевание тех или иных структур. Идет переформатирование кабинета. Посмотрим, чем все это закончится.

Я могу сказать по ощущениям: раньше у меня столько контактов в правительстве, то есть такой заинтересованной реакции там на мою деятельность, не было. Другие политологи тоже заметили, что к ним стали чаще обращаться. Но пока я использую слово «ощущения». Дальнейшая реальность может оказаться и не столь оптимистичной.

– Бывший премьер Темир Сариев и его правительство проработали чуть больше года. Он пришел за полгода до выборов в парламент и его кабинет считали переходным. Соответственно, он не слишком активно работал, зная, что его могут сменить. Что можно сказать о Жээнбекове? Тоже фигура переходная?

– Затрудняюсь точно ответить. Сариева я видел не как стайера, но как спринтера. Видимо, судьба предыдущих премьеров, начиная с 2011 года, которые сидели в своих креслах не более года с четвертью, оказалась показательной для новеньких. Вот они особо и не старались.

Однако, и опять по ощущениям, у Жээнбекова есть шанс задержаться в должности. Это видно опять же по тому, как реагируют в правительстве на нашу экспертную работу. Так можно реагировать, если знаешь, что у тебя есть время на воплощение задуманного, а полтора года максимум – это не срок для проведения реформ, каких-то кардинальных решений, которые могут положительно влиять на экономику.

– Что будет осенью? Будут ли парламентом или правительством приняты какие-то судьбоносные программы, особенно по выходу из экономического кризиса? Или опять будут долго безрезультатно обсуждать: принимать закон о запрете гей-пропаганды или нет?

– То, как Кыргызстан вступал в ЕАЭС, говорит о том, что и парламент, и правительство точно могут работать реактивно, находясь «на ленточке», то есть когда поджимают сроки. Но за пределами этих структур есть бизнес-сообщество, которое не хотело бы заниматься политикой, но понимает, что придется. Бизнесмены могут начать, так сказать, пинать тех, кто «наверху», или сами продвигать свои идеи. А у бизнеса есть серьезные идеи и проекты.

– Еще два месяца назад пресса, гражданское общество, политики во власти и оппозиция говорили о возможном референдуме по изменению конституции, который можно будет провести осенью. Так будет референдум или нет?

– Этого я не могу сказать. Разговоры были. Но дальше дело не пошло. Хлопотное это дело – менять конституцию, переформатировать президентско-парламентскую республику в чисто парламентскую. Это были предложения президента, который не будет баллотироваться на новый срок. Кому-то выгодно менять конституцию, кому-то нет. Но пока активности никто не проявил.

Беседовал Эгамберды Кабулов

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
739
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» 1025-летие Крещения Руси G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Бронзовый солдат» «Великое русское слово» «Волошинский сентябрь» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «НОВАТЭК» «Новая волна» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия бизнес Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дагестан Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киевская Русь Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС Олланд ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Санкции Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эквадор энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония Яценюк
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика