Сегодня: 22.11.2017 |

Внешнеполитическая стратегия ЕС и постсоветское пространство

На недавней встрече в верхах стран ЕС 28 июня в Брюсселе верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика  Могерини представила новую стратегию Евросоюза в области внешней политики и политики безопасности. Документ предусматривает расширение непосредственного влияния ЕС через включение в его состав новых стран и претензии на собственную сферу геополитического влияния вблизи российских границ и за счёт стран бывшего СССР, заметим, при полном игнорировании законных интересов России. Анализ документа показывает, что внешняя политика ЕС, если она не будет соответствующим образом скорректирована, останется источником вызовов и прямых угроз РФ и ЕАЭС в целом.

В стратегии чётко зафиксирован курс ЕС на расширение состава через включение государств бывшей Югославии («Западные Балканы», по терминологии документа) и на создание подчинённой Брюсселю сферы влияния, внутри которой действуют стандарты ЕС и отношения с которой также строятся по этим же стандартам. В стратегии ЕС определено, что политика расширения Евросоюза «представляет собой стратегические инвестиции в безопасность и процветание Европы».

Канцлер ФРГ Ангела Меркель 5 июля подтвердила в Париже во время встречи в верхах западнобалканских государств, что страны западных Балкан по-прежнему остаются кандидатами на вступление в ЕС, подчеркнув, что после решения Великобритании о выходе из союза ничего не изменилось. Таким образом, среди стран, которые ЕС усиленно втягивает в свою орбиту, находятся республики бывшей Югославии, объективно представляющие особый интерес для РФ. В первую очередь, речь идёт о Сербии, отношения с которой имеют для России особое, стратегическое во всех смыслах значение.

Документом определены страны Европы, которые на данный момент не могут претендовать на членство в ЕС, но зачислены Брюсселем в зону своего геополитического влияния. Отношения с последними выстраиваются в формате «европейской политики соседства». На восточно-европейском направлении «политика соседства» ЕС, по-прежнему, осуществляется в формате «Восточного партнёрства» (ВП) и распространяется на постсоветские государства – Украину, Белоруссию, Молдавию, Грузию, Армению, Азербайджан. К этим государствам стратегия ЕС официально не предусматривает применение «политики расширения», с ними союз намерен развивать отношения на основе соглашений об ассоциации.

В стратегии заявлено, что ЕС будет работать над «повышением устойчивости» своих «восточных соседей» и отстаивать их право «свободно определять» свой подход к ЕС. Под «повышением устойчивости» и «свободным определением», очевидно, имеется в виду нейтрализация традиционного историко-культурного влияния России на постсоветском пространстве, которая препятствует распространению в постсоветских странах «европейской веры». Из этого следует, что Брюссель отрицает право России на собственную сферу геополитических интересов по периметру своих европейских границ в СНГ и планирует наращивание конфронтации с РФ на этой почве.

Таким образом, курс Брюсселя на создание за счёт политики соседства, в частности в формате «ВП», собственной сферы влияния в виде полуколониальной сырьевой периферии ЕС из постсоветских государств не изменился. Следовательно, не сняты вызовы и угрозы со стороны ЕС экономическим и геополитическим интересам России на постсоветском пространстве. Напротив, они ещё более усугубляются.

Но внешнеполитическая стратегия ЕС усугубляет риски и вызовы для самих участников «политики соседства» из числа постсоветских членов «Восточного партнёрства». Итог двух лет действия ассоциации Украины с ЕС показывает, что эта форма взаимодействия прямо стимулирует нарастающие темпы деиндустриализации некогда промышленно и технологически развитой бывшей советской республики.

Экономически существенно превосходящий страны ВП Евросоюз навязывает своим партнёрам по ассоциации одностороннюю зону свободной торговли с неограниченным выходом на их рынки. В итоге ослабленная экономика постсоветских «восточных партнёров» ЕС буквально рушится под двойным ударом, что наглядно показывает пример Украины: преимущество товаров из ЕС в конкурентоспособности на рынках ассоциированных с ним членов ВП дополняется мизерными квотами (только в их рамках ассоциированные с ЕС страны могут поставлять товары в ЕС по низким таможенным тарифам) и широкими нетарифными ограничениями в отношении весьма немногой конкурентоспособной в ЕС продукции постсоветских стран. В первую очередь максимально затрудняется доступ на рынок ЕС высокотехнологичной промышленной продукции.

В целом зона свободной торговли постсоветских стран – членов ВП с ЕС способствует их экономическому ослаблению, односторонней кредитной зависимости от Брюсселя, а также ведет к конфликту обязательств в рамках ЗСТ в СНГ и с ЕС соответственно. Этот конфликт, как показывает украинский опыт, Брюссель подогревает, отказываясь согласовывать с РФ условия участия постсоветских стран в двух ЗСТ – с ЕС и в СНГ.

В итоге получается, что ЕС фактически нацелен на вытеснение РФ с рынков её традиционных торговых партнёров по СНГ, не входящих в ЕАЭС. Это прямой удар как по экономическим, так и по геополитическим интересам РФ на постсоветском пространстве.

Документ содержит завуалированную установку на смену режимов в странах-участниках «политики соседства»: «наша сила притяжения», как говорится в стратегии, «может стимулировать трансформацию в них». Т.е. попытки политической дестабилизации союзников России по типу украинского госпереворота февраля 2014 года будут продолжены. Это является уже прямой угрозой РФ, поскольку данный тезис непосредственно касается ближайших соседей и традиционных партнёров России не только по аморфному СНГ, но и ЕАЭС (как в случае с Белоруссией и Арменией, которые также входят в ВП).

В области политики безопасности внешнеполитическая стратегия ЕС состоит в «расширении сотрудничества с Североатлантическим альянсом в режиме взаимного дополнения и полного уважения институциональных процедур, а также автономии принятия решений каждой из сторон». Документ признаёт НАТО главным форматом взаимоотношений стран ЕС в вопросах коллективной безопасности и по-прежнему исходит из традиционного разделения зон ответственности между Евросоюзом и НАТО: первый занимается продвижением в своей зоне влияния на постсоветском пространстве «европейских ценностей» и экономической экспансией, а военный альянс  берёт на себя военно-политическую и военно-техническую составляющие.

При этом стратегия фиксирует необходимость усиления собственных военных возможностей ЕС, определяя деятельность Брюсселя в этих вопросах как относительно автономную от НАТО, но в рамках общей политики коллективной безопасности, выработанной в альянсе: «Евросоюз будет параллельно углублять отношения с НАТО и развивать собственные оборонные возможности, сохраняя независимость в принятии решений в оборонной сфере».

Подобная независимость ЕС от блока в условиях «углубления отношения с НАТО» – это, скорее, благие пожелания, чем настоящие намерения Брюсселя. Но, вероятно, здесь скрыта иная реальная задача – включить в некую систему коллективной обороны те страны Европы, которые не являются членами НАТО, а в некоторых случаях – и ЕС, но представляют для Евросоюза и в целом для Запада интерес.

О каких странах идёт речь, становится ясно из следующего положения стратегии: «Европейцы должны быть способны защищать Европу, реагировать на внешние кризисы и помогать государствам – партнерам в развитии их оборонных возможностей и структур безопасности (выделено мной. – Д.В.)». В этом контексте документ призывает «усилить оборонные возможности Евросоюза, чтобы ЕС мог проводить операции как во взаимодействии с Североатлантическим альянсом, так и независимо от него».

Речь, таким образом, идёт, конечно, об Украине и неспособности киевского режима победить в начатой им же гражданской войне в Донбассе, как о прецеденте, который, по мнению разработчиков документа, не должен повториться нигде в «государствах-партнёрах». Возможности НАТО в таких случаях ограничены, и Брюссель, видимо, ищет какой-то формат самостоятельных силовых действий в подобных ситуациях на постсоветском пространстве с целью вооружённого удержания своей зоны влияния.

ЕС по-прежнему не признаёт факт российской принадлежности Крыма и «не принимает дестабилизации Восточной Украины». Фактически речь идёт о неприкрытом покушении на территориальную целостность России, а выраженное в соответствии с демократическими процедурами на референдуме стремление крымчан к вхождению в состав РФ грубо игнорируется. ЕС в принципе не хочет и признавать какую-либо вину киевского режима за развязывание гражданской войны в Донбассе.

Итак, никаких выводов из украинской трагедии, которая прямо спровоцирована авантюрными и безответственными действиями по втягиванию этой страны в сферу своего влияния в формате «ассоциации», в Брюсселе не сделано. Курс на расширение ЕС и стремление превратить участников «политики соседства» из числа постсоветских стран в зону собственных исключительных интересов будет продолжен. Следовательно, будет продолжена и политика конфронтации с Россией.

Особое внимание в этой связи следует обратить на ясно выраженное намерение ЕС добиваться дестабилизации политических режимов в странах СНГ и даже ЕАЭС, которые включены в программу «Восточного партнёрства», а по сути определены зоной геополитического влияния Брюсселя.

Пора признать, что ЕС со своей новой внешнеполитической стратегией наряду с НАТО является источником вызовов и угроз для ЕАЭС в целом и России в частности.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1620
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика