Сегодня: 22.10.2017 |

События в Закавказье и Турции сулят региону крупные изменения

Прошедший июль отмечен сразу несколькими событиями, которые могут оказать влияние на ход политических процессов в Южно-Кавказском регионе. Началось все с визита госсекретаря США Джона Керри в Грузию 6-7 июля. Потом 8-9 июля состоялся саммит стран НАТО в Варшаве, в коммюнике которого ряд пунктов касался Грузии. И наконец, неудавшийся военный путч в Турции, который рассматривается многими экспертами как предвестник определенных изменений в этом регионе. Также к данному списку можно прибавить события в Ереване, связанные с захватом вооружённой группой полицейского участка.

Во время визита Дж. Керри встретился с руководством страны, в частности с президентом Георгием Маргвелашвили, премьер-министром Георгием Квирикашвили, главой парламента Давидом Усупашвили. По итогам визита было подписан меморандум между США и Грузией об углублении партнёрства в сфере обороны и безопасности. По словам грузинских официальных лиц, это соглашение поставило точку в «негласном эмбарго» на продажу оружия Грузии, которое действовало после войны 2008 года. Министр обороны Грузии Тина Хидашели, которая покидает свой пост в связи с участием в предвыборной кампании, заявила, что Грузия в будущем сможет получать и наступательные вооружения из стран Запада.

Госсекретарь Керри был более сдержан и говорил лишь о том, что США и страны НАТО и в будущем будут оказывать помощь Грузии, чтобы ее вооружённые силы соответствовали стандартам альянса. Не случайно в коммюнике по итогам саммита стран НАТО был внесён пункт о том, что альянс поможет Грузии в развитии систем ПВО. Как известно, Т. Хидашели делала заявления о том, что её страна закупила современные системы ПВО во Франции. Причём, по словам бывшего министра, после развертывания этих систем ПВО Грузия будет интегрирована в натовскую систему противовоздушной обороны. Но остаётся неясным, насколько тесной будет эта интеграция и какую именно ответственность возьмёт НАТО за обеспечение безопасности воздушного пространства Грузии.

Грузинские политики как из правящей партии, так и из большинства оппозиционных групп традиционно рассматривают движение Грузии к интеграции в Североатлантический альянс в качестве безальтернативного варианта. Соответственно, любые соглашения и шаги на пути углубления сотрудничества Грузии и НАТО воспринимаются ими с оптимизмом, как подтверждение того, что страна в конце концов вступит в блок и станет его полноправным членом. Данная точка зрения разделяется и официальными лицами НАТО, которые постоянно подчёркивают, что ни одна страна, не входящая в блок, не имеет право наложить вето на приём Грузии в НАТО (прозрачный намек на Россию) и вопрос будет решаться лишь на основе готовности страны к вступлению. Если такая готовность будет, Грузия обязательно станет членом альянса.

Однако в последние годы становится все более очевидным тот факт, что ожидать её реального приёма в обозримом будущем не стоит, как и предоставления ей т.н. ПДЧ – плана по достижению членства (он же – MAP). Главная причина – неурегулированные территориальные конфликты Грузии, в частности ситуация с Абхазией и Южной Осетией, которые признаны в качестве независимых Россией. Если не произойдут кардинальные изменения в отношениях России и НАТО, вопрос получения Грузией ПДЧ будет, по всей видимости, постоянно переноситься в неопределённое будущее.

В данной случае, когда ситуация вокруг вступления Грузии в НАТО застопорилась, новое значение приобретают события в Турции. После подавления путча президент Р. Эрдоган приступил к проведению мероприятий, которые уже вызывают серьёзную критику в странах Запада. В частности, речь идёт о массовых арестах и увольнениях с работы не только военных, но и судей, прокуроров, сотрудников полиции, и даже учителей школ и преподавателей вузов. Турецкие официальные лица заговорили о возможности восстановления смертной казни в стране, а сторонники Эрдогана из консервативных и происламистски настроенных слоев населения проводят массовые демонстрации по всей стране, на которых звучат призывы к смертной казни путчистов.

Отношения США и их союзников к нынешнему правящему режиму в Турции явно ухудшились за последние дни, притом что эти отношения нельзя было назвать идеальными и до попытки путча. Некоторые политики и СМИ в западных странах даже заговорили о том, что следует исключить Турцию из НАТО. Правда, вероятность подобного развития событий невысока, так как вряд ли США, Германия и другие ведущие страны альянса пойдут на столь явную изоляцию Анкары, что может привести к непредсказуемым результатам и возникновению крупного очага нестабильности на Ближнем Востоке и Южном Кавказе.

Однако это не значит, что отношения Турции с западными союзниками по блоку в скором времени вернутся к тем, которые существовали еще несколько лет назад. Если Эрдоган сможет укрепить собственный режим, то отношения между ним и такими странами, как США, Германия (страна, которая недавно признала геноцид армян в 1915 году) и другие члены НАТО, будут и в дальнейшем оставаться напряжёнными.

На этом фоне все больше разговоров о том, что внешняя политика Турции постепенно будет разворачиваться в сторону России, Китая, Ирана и других стран, которые не входят в Западный мир. Хотя Анкара остаётся крайне зависимой от западных инвестиций, рынков сбыта и технологий, Китай и частично другие страны и рынки могут в какой-то степени заменить западные рынки для турецкой экономики. Кроме того, правящий режим опирается на те слои населения, которые можно мотивировать не только экономическими показателями, но и патриотизмом, религиозными факторами и т.п., так что определённое ухудшение экономического положения и девальвация валюты не будут смертельными для популярности Эрдогана и его партии у их сторонников.

Таким образом, можно предполагать, что членство Турции в НАТО будет становиться все более условным и в какой-то момент от него может остаться лишь декларация. Такое развитие событий окажет своё влияние и на страны Южного Кавказа, в том числе и на Грузию.

За последние 10-15 лет Грузия традиционно имеет тесные отношения с Турцией и Азербайджаном. Эта страна выступает как бы связующим звеном между двумя тюркскими государствами в условиях, когда Армения блокирована обеими этими странами. В прошлом Турция постоянно выступала с призывами к странам НАТО принять Грузию в состав альянса, но в случае сближения Анкары с Москвой и постепенного отдаления от Вашингтона и Брюсселя шансы Грузии стать членом НАТО становятся еще более призрачными. Вряд ли она откажется от близких отношений с Турцией и Азербайджаном, которые дают ей транзитные возможности и преференции в энергетической области, а также в некоторой степени гарантируют безопасность страны, учитывая наличие крупных массивов азербайджанского населения в юго-восточных областях Грузии, неурегулированной проблемы т.н. турок-месхетинцев и ситуации в Аджарской автономной республике, где примерно половину населения составляет местное мусульманское население, имеющее тесные исторические и культурные связи с Турцией. Если отношения Турции со странами НАТО охладятся, Грузия потеряет одного из активных и крупных стран-лоббистов ее включения в Североатлантический блок, каковых и так не очень много. Более того, Анкара может начать неофициально тормозить данный процесс.

Что касается Азербайджана, отношение этой страны к Западу и НАТО также неоднозначное. Внутренняя политика правящего режима вызывает недовольство в западных столицах. Кроме того, если еще 5-10 лет назад Азербайджан со своими запасами углеводорода и потенциальным транзитным мостом для перекачки туркменского газа в Европу имел довольно серьёзное стратегическое значение для ЕС и США, то сейчас этот фактор значительно ослабел. Во-первых, нефтяные ресурсы страны постепенно истощаются, а газовые запасы не так велики, чтобы обеспечить т.н. энергетическую безопасность хотя бы нескольких стран южной Европы. Во-вторых, вопрос прокладки газопровода из Туркменистана через Азербайджан, Грузию и Турцию до Европы практически снят с повестки дня, и в-третьих, т.н. сланцевая революция изменила расклад сил в петрополитике (нефтегазовой политике) и привела к переориентации энергетических потоков, к чему добавляется активное освоение возобновляемых источников энергии.

Азербайджан потенциально мог бы заинтересовать США и их европейских союзников как некий плацдарм для разыгрывания карты против Ирана, но в условиях сближения России, Турции и Ирана и это направление становится неактуальным. Поэтому, несмотря на риторику властей Баку, которые пытаются заинтересовать НАТО в поддержке территориальной целостности своей страны, она вряд ли может рассчитывать в ближайшее время на устойчивый интерес со стороны ведущих западных государств.

Таким образом, существуют определенные предпосылки для того, чтобы вопрос членства Грузии в НАТО и более долгосрочная перспектива сближения Азербайджана с данным альянсом постепенно теряли актуальность. В таком случае военно-политический расклад в регионе Южного Кавказа значительно изменится по сравнению с нынешним положением, что добавит еще большую интригу и неопределённость всей существующей ситуации в целом.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1074
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика