Сегодня: 18.10.2017 |

Саммит G20 подтвердил: изоляция России вырождается сама по себе

Нынешний саммит «Группы двадцати» принимал у себя на правах хозяина Китай. Два дня в Ханчжоу лидеры ведущих экономик обсуждали, «как жить дальше» в условиях нестабильности и периодических штормов. По итогам встречи её участники отметили в коммюнике, что восстановление мировой экономики, потрясенной несколькими годами ранее кризисом, продолжается, но темпы роста по-прежнему остаются ниже желаемых. По оценке главы Организации экономического сотрудничества и развития Хосе Анхеля Гурриа, мировая экономика сейчас находится «в ловушке низкого роста»: текущие меры позволят нарастить мировой ВВП дополнительно лишь на 1% к 2018 г., а не на 2%, как было обещано главами G20 в 2014 г.

В числе ключевых рисков – в дополнение к геополитической нестабильности, увеличению потоков беженцев, а также терроризму и международным конфликтами – названы потенциальная волатильность на финансовых рынках и беспорядочное движение валютных курсов, колебания цен на сырьевые товары, вялые темпы роста торговли и инвестиций, а также слабый рост на рынках труда отдельных государств.

Традиционные инструменты обеспечения экономического роста прежнего эффекта не дают, в связи с чем Китай, председательствующий в этом году в G20, предложил обратить внимание на такой перспективный источник роста, как инновации. Как заявил председатель КНР Си Цзиньпин, «мы договорились о новом пути инновационного развития мировой экономики. В отличие от старого пути, который основывается на фискальной и монетарной политиках, нам нужно стимулировать рост путем инноваций».

Эта переориентация отражена в итоговом коммюнике в следующей формуле: «Мы признаем, что в конечном итоге инновации – ключевой фактор долгосрочного роста как отдельных стран, так и мировой экономики в целом. Мы привержены делу устранения одной из коренных причин слабого роста путем принятия инноваций в качестве ключевого элемента наших усилий по выявлению новых движущих сил роста как отдельных стран, так и мировой экономики в целом, что также будет способствовать созданию новых и улучшенных рабочих мест, формированию более чистой окружающей среды, росту производительности, реагированию на глобальные вызовы, повышению качества жизни людей и построению динамичных, коллективных и инклюзивных инновационных экосистем».

Это общий итог саммита. Но нам не менее интересен и, так сказать, сегмент российского участия в нем. В этом смысле вывод очевиден: курс на изоляцию России, на её удушение в тисках экономических санкций, который избран группой ведущих государств, объединенных в G7, и навязан ряду других стран, доживает последние месяцы. «Санкционная тематика затрагивалась вскользь, – заметил, отвечая на вопросы журналистов о ходе саммита, В. Путин. – Не вижу смысла обсуждать...» И действительно, их и обсуждать излишне, курс на изоляцию нашей страны вырождается сам по себе, вне зависимости от мер противодействия со стороны Москвы, вырождается ввиду полной бесперспективности и ущерба, получаемого самими инициаторами антироссийских акций.

Это видно даже чисто внешне, по протокольной стороне. Помнится, освещая саммит в австралийском Брисбене в 2014 г., недружелюбно настроенные комментаторы так и потирали ручки: вот у трапа самолета Владимира Путина встречал не генерал-губернатор страны, как положено по протоколу, а всего лишь заместитель министра обороны, вот поселили российского президента в заштатном отеле, а за ланчем к его столику никто не подсел, вот на коллективном фотографировании его поставили с края…

Что ж, любители процедурных деталей, по которым они тщатся определить расстановку сил на мировой арене, ныне удовольствовались совсем другой картинкой. А именно: колонну руководителей делегаций «двадцатки», направляющихся в зал заседаний, возглавляют не кто иные, как Владимир Путин и Си Цзиньпин. По мнению американского телеканала CNBC, президент России стал на саммите наиболее востребованным из мировых лидеров.
 

Не может не вызывать уважения демонстрируемое российским лидером спокойное достоинство, когда кто-либо заводит разговор, что западные лидеры, мол, готовы «разрешить» России вернуться в их узкий круг. Мы возвращаться в G7 не намерены, нас вполне устраивает формат G20 – такова позиция российского лидера. К слову, у него есть ясное представление и о назначении «двадцатки». На вопрос корреспондента международного информационного холдинга Bloomberg, как следует относиться к её возможным попыткам «выработать свод правил для того, чтобы как-то упорядочить внешнюю политику», В. Путин ответил накануне поездки в Пекин: «Мне думается, что лучше бы «двадцатке» в это не вмешиваться… «Двадцатка» все-таки собиралась как площадка для обсуждения, прежде всего, вопросов мировой экономики. Конечно, политика влияет на экономические процессы, это очевидный факт, но если мы туда переложим какие-то склоки или даже не склоки, а вопросы очень важные, но относящиеся к чисто мировой политике, то мы перегрузим повестку дня «двадцатки»… Для этого лучше находить другие площадки, другие форумы, их достаточно: ООН, например, Совет Безопасности».  

К слову, итоги нынешнего саммита президент РФ оценил весьма высоко, отклонив предположение, что состоялось лишь упражнение в красноречии: «Работа была вполне серьезной, содержательной», которая «действительно отражала интересы всех стран «двадцатки», в том числе и России». В частности, «впервые мы начали говорить и зафиксировали… в документах – создание единообразно понимаемых правил в сфере инвестиционной деятельности».  

Укрепление позиций нашей страны (вкупе с Китаем) отразило и зафиксированное на саммите намерение, касающееся борьбы с протекционизмом, который, по заявлению председателя КНР, «угрожает глобализации и свободной торговле». Это был явный намек на содержащее неприемлемые для Китая и России условия соглашение о Транстихоокеанском партнерстве, заключенном в феврале этого года. Так вот в противовес о ТТП в коммюнике саммита указано, что ВТО «должна играть центральную роль в мировой торговле», а соглашения не должны носить дискриминационный характер, в обеспечение чего стороны договорились до конца года ратифицировать соглашение об облегчении условий торговли (переговоры об этом в рамках т.н. Дохийского раунда длятся с 2001 г.).

Признание того, что без России сегодня невозможно решать ни один, сколько-нибудь серьезный вопрос мировой экономики и политики, отразили и факты многочисленных встреч российского лидера на полях саммита. В первую очередь, следует упомянуть его переговоры с президентом США сначала с участием представителей делегаций, а потом тет-а-тет. Примечательно, что Б. Обама сам подошел и предложил провести встречу. В центре внимания были вопросы сирийского урегулирования. По многим из них стороны, как известно, занимают неодинаковые позиции, но возможность новых договоренностей о российско-американском военном сотрудничестве в Сирии есть. Как сообщил В. Путин журналистам, объявление о них может последовать в самое ближайшее время. Интересна оценка переговоров, которую дал Б. Обама: «Обычно наши встречи с Путиным проходят в открытом, честном, деловом тоне, и эта не стала исключением».

По завершении двусторонней встречи

На полях саммита состоялась также встреча с новым британским премьером Терезой Мэй. Российская сторона заявила, что готова восстанавливать отношения с Великобританией, но поскольку их «примораживание» произошло не по нашей инициативе, то мяч, образно говоря, находится на британской половине площадки. «Мы готовы восстанавливать отношения с Великобританией, идти с ними так далеко, как они этого захотят, но навязывать, конечно, ничего не собираемся, да и не можем. Мы же не можем за них решить, в каком объёме нам восстанавливать отношения», – резонно рассудил В. Путин, подытоживая разговор о беседе с Т. Мэй.

Многим на саммите, прежде всего лидерам Франции и Германии, как участникам «нормандской четверки», а также США, важно было услышать, намерена ли Москва после известных провокаций украинских спецслужб в Крыму   и последовавших затем заявлений российского лидера поддерживать «нормандский формат»? Запланированных ранее трёхсторонних переговоров с главами Франции и Германии провести не удалось, встречи состоялись в двухстороннем формате. В отношении «нормандского формата» и Франсуа Олланд, и Ангела Меркель, и журналисты услышали одинаковое: «Хорошо это или плохо, но другого варианта хотя бы предпринять попытки урегулирования нет. И поэтому, конечно, Россия этот формат будет поддерживать».

Но при этом и федеральному канцлеру, и президенту Франции было сказано, что вопрос не в том, чтобы встречаться или не встречаться: «Вопрос в том, чтобы эти наши встречи вели к какому-то позитивному движению вперёд на пути урегулирования. Я считаю, что бессмысленно просто отмечаться самим фактом встреч». Рассказывая об этом журналистам, В. Путин сослался на впечатление, что «просто так встречаться ради встреч никто и не хочет. Может быть, кроме самого Порошенко. Я не знаю, я с ним уже давно не разговаривал».

Последняя реплика по-своему знаменательна. Конечно, не только президент Украины (к слову, не приглашенный на саммит, хотя украинский кризис и занимал умы многих его участников), но он – в первую очередь, должен твердо уяснить: великие державы рано или поздно находят общий язык между собой, а вот страны, которые пытаются погреть руки на их противоречиях, неизбежно оказываются на обочине. Это лишний раз подтвердил и саммит G20.

_____________________

Фото – http://www.kremlin.ru/events/president/news/

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1418
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика