Противодействие терроризму в Казахстане: решения предсказуемые, но необходимые
21.10.2016 | Антон МОРОЗОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Террористическая угроза в Казахстане не только перешла из разряда гипотетических в реальные, но и приобрела характер устойчивого тренда. До 15 января нынешнего года казахстанцы будут жить в условиях «желтого» уровня террористической опасности (начальный уровень, устанавливаемый при наличии требующей подтверждения информации о возможности совершения актов терроризма).

На днях актюбинские полицейские завершили досудебное расследование уголовного дела о террористических актах, совершенных 5 июня. Обвиняемым вменяется ряд статьей УК, в т.ч. убийство, разбой, акт терроризма, создание, руководство террористической группой и участие в ее деятельности. Всего по уголовному делу проходят 29 человек, из которых девять непосредственных участников нападений на оружейный магазин и воинскую часть, остальные обвиняются в недонесении и укрывательстве. В отношении 18 человек из этой группы уголовное преследование прекращено в связи с их гибелью в ходе задержания.

Чуть позже Комитет национальной безопасности РК (КНБ) распространил информацию о задержании в г. Алматы трех человек, готовивших нападение на сотрудников правоохранительных органов. У них были найдены детонаторы для самодельных взрывных устройств, религиозная литература и листовки с экстремистскими призывами.

Примерно в это же время Межведомственной следственной группой Генеральной прокуратуры РК было завершено досудебное расследование по факту террористического акта в Алматы, имевшего место 18 июля, когда вооруженный автоматом молодой человек на полдня практически парализовал центр города, убив двух гражданских лиц и восемь сотрудников правоохранительных органов. В ходе расследования выяснился интересный факт: по информации, озвученной министром внутренних дел сразу после этих драматических событий, «алматинский стрелок» был один. Но следствие показало, что помимо основного обвиняемого в деле фигурируют еще пятеро соучастников, которые также предстанут перед судом.

Следствие установило, что «алматинский стрелок» действовал отнюдь не в одиночку

Всего, по данным КНБ, с начала года только в Алматы была пресечена преступная деятельность 29 радикально настроенных лиц. За этот период в ходе проявлений терроризма в городе погибло девять человек, в том числе семь сотрудников правоохранительных органов.

Все это, безусловно, насторожило и общество, и власть и потребовало реакции со стороны последней. И она себя ждать не заставила. 10 июня состоялось заседание Совета Безопасности РК, в ходе которого президент поручил подчиненным усилить борьбу с терроризмом.

Сегодня основные контуры этой борьбы обозначились тремя направлениями – законодательным, институциональным и кадровым.

Посуровевший закон

 Что касается законодательного обеспечения борьбы с терроризмом, то парламентом РК рассматривается законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам противодействия экстремизму и терроризму». Обсуждение законопроекта происходит с привлечением общественности, экспертов, гражданских активистов. Законопроект предусматривает внесение изменений в 24 законодательных акта Казахстана.

Депутат парламента, председатель комитета мажилиса (нижняя палата парламента РК) по международным делам, обороне и безопасности Маулен Ашимбаев, комментируя изменения в законодательство, отметил: «Несмотря на то, что правоохранительные органы среагировали эффективно, следует усовершенствовать меры предупредительного характера. В дальнейшем мы должны усилить государственную политику таким образом, чтобы превентивно решать, не допускать появления такого рода террористических угроз».

Обобщенно, законопроект направлен на ужесточение наказания за терроризм, правил оборота оружия и регулирование миграции. В частности, изменения в УК предусматривают ужесточение наказания за наёмничество и создание инфраструктуры для подготовки наёмников, участие в вооруженных конфликтах за пределами РК, нападение на государственные и международные организации, пропаганду и финансирование терроризма, вооруженный мятеж, руководство экстремистской группой и участие в ее деятельности, диверсии и вербовку граждан. По этим статьям предусматривается увеличение сроков вплоть до пожизненного лишения свободы, а в ряде случаев, в зависимости от конкретных обстоятельств и тяжести последствий, смертная казнь. Также если раньше эти статьи варьировали применение такого вида наказания, как конфискация имущества, то поправки предусматривают его применение по умолчанию.

Прощай оружие, здравствуй прописка

Что касается правил оборота оружия, то предполагается ввести новые требования для оружейных магазинов – они не смогут располагаться в жилых домах, продающееся в них оружие должно исключать его быстрое приведение в боевое состояние. Повышаются требования к владельцам оружия в плане соблюдения правил обращения с ним и боеприпасами. Усиливаются требования к организациям, охраняющим оружейные магазины и объекты, на территории которых имеются оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества. Также поправками предлагается ограничить право казахстанцев на приобретение оружия двумя гладкими и двумя нарезными стволами.

Еще одна деталь – поправки предполагают введение альтернативной подследственности по ряду статей, касающихся оборота оружия. Т.е. параллельно с МВД этими вопросами будет заниматься и КНБ. Введение этих поправок объясняется, по словам разработчиков, тем, что во время террористических актов целями террористов становились оружейные магазины или военные части.

 Изменения, касающиеся оптимизации миграционной политики, предполагают усиление административной ответственности для граждан за проживание без регистрации и для собственников жилья, допускающих проживание граждан без регистрации, либо зарегистрировавших граждан, которые фактически у них не проживают. Кроме того, предлагается ужесточить ответственность за двойное гражданство, вплоть до административного выдворения нарушителей за пределы страны.

Ударим министерством по терроризму и экстремизму

В институциональном плане ответом на террористические вызовы стало создание Министерства по делам религий и гражданского общества.

Поначалу функционал новой институции вызывал вопросы, однако, после того как глава нового ведомства Нурлан Ермекбаев презентовал свои планы широкой общественности, вопросы отпали. Стало очевидно, что новая структура призвана противодействовать деструктивным идеологическим, политическим и религиозным вызовам несиловыми методами.

Одной из главных задач нового ведомства стало взаимодействие с религиозными объединениями, контроль в этой сфере. Известно, что министерство разрабатывает Концепцию государственной политики в сфере религии, а также при его непосредственном участии создается Межведомственная комиссия по координации государственной политики в сфере религии при правительстве Казахстана.

В сферу компетенции министерства перешла и молодежная политика. Глава ведомства видит четкую связь между работой с молодежью и противодействием терроризму. «По результатам анализов террористических актов, имевших место в Казахстане, 55% террористов – это люди до 20 лет, 35% составляют лица от 30 до 39 лет и лишь 10% – это люди старше 40 лет, поэтому для того, чтобы вести эффективную борьбу за умы и жизни нашей молодежи, нам всем, и министерству в том числе, предстоит большая работа по качественному усилению молодежной политики, что способно предотвратить и отвлечь молодежь от деструктивных идей», – заявил Н. Ермекбаев.

 «Уводить» молодежь от деструктивных практик предполагается путем ее вовлечения в социально-экономические и политические процессы. Для того, чтобы делать это было легче, изучается вопрос по усилению состава Совета по вопросам молодежной политики при президенте страны, куда будут включены первые руководители центральных госорганов.

Решат ли кадры?

Представляет также интерес и профессиональный бэкграунд министра Н. Ермекбаева. Вдумчивый исследователь найдет довольно интересные штрихи к портрету нового министра. Оказывается, что Н. Ермекбаев является выпускником Военного Краснознаменного института МО СССР. Полученные знания он «обкатал» в должности главы посольств Казахстана в Китае, КНДР, Вьетнаме и Сингапуре, а также в администрации президента и Совете безопасности. Видимо, знания применялись достаточно успешно, поскольку в багаже министра, помимо прочих наград, есть медали «Участнику локальных конфликтов. Ангола», «За вклад во внешнюю разведку» и «20 лет военной разведке».

Казахстанские эксперты полагают, что богатый опыт «конфликтолога» поможет новому министру перевести полемику по поводу взглядов на дальнейшее развитие страны с улиц и площадей в министерские кабинеты и различные комиссии с общественным участием.

Как бы там ни было, но решения, которые будет принимать новое министерство, могут быть весьма интересными.

С пониманием и немножко нервно

Очевидно, что законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам противодействия экстремизму и терроризму» разрабатывался силовиками. В большинстве предполагаемых поправок прослеживается четкое желание правоохранителей взять под контроль как можно больше сфер повседневной жизни казахстанцев.

Очевидную максиму - борьба с терроризмом – дело не только власти, но и общества - силовики понимают немного по-своему, законодательно вовлекая общество в эту самую борьбу. Общество же относится к инициативам власти по борьбе с терроризмом в целом с пониманием, однако некоторые из них вызывают у него недоумение.

Так, неоднозначную реакцию вызывают нормы в сфере миграционного законодательства, в частности обязательное введение института прописки. Правозащитники видят в них нарушение конституционных прав граждан, в частности статьи, гарантирующей свободу передвижения. Много вопросов вызывает также норма об ограничении количества «гражданских» стволов в одних руках.

Мажилис принял в работу ряд законопроектов по вопросам борьбы с экстремизмом и терроризмом

Казахстанские эксперты, пристально изучавшие законопроект, ставят вопрос о проблеме доверия государства к собственным гражданам. Марат Шибутов, являющийся, кстати, экспертом, привлеченным к работе над законопроектом, нашел любопытные цифры. В период с 2008 по 2015 г. в Казахстане было совершено 1963376 преступлений. Из них террористических с применением огнестрельного оружия – 5, с применением нарезного огнестрельного оружия – 1. При этом в 2013-2014 гг. у всех задержанных террористов ни разу не нашли ни оружия, ни боеприпасов. Только в 2015 г. нашли 5 единиц оружия. Насколько при такой статистике оправданны ограничения на владение оружием, для граждан не совсем понятно.

Напоследок надо отметить, что предлагаемые государством меры по борьбе с терроризмом оставляют нерешенным главный вопрос: что делать с вульгарным материализмом, ставшим главной идеологической установкой в Казахстане, и увеличивающимся социальным расслоением? Ведь, противопоставляя парадигме неумеренного накопления и потребительским установкам идеалы социальной справедливости, терроризм и привлекает неофитов.

P.S. В понедельник стало известно, что норма об обязательной регистрации граждан по месту жительства исключена из проекта закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам противодействия экстремизму и терроризму». А это значит, что планы и предлагаемые методы борьбы с терроризмом будут меняться.

________________________

Фото – http://www.interfax.ru/world/519166; http://www.dailynews.kz/politics/

Теги: Казахстан 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1474