25 лет без СССР. От разрыва кооперационных связей – к ЗСТ СНГ - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 01.12.2022 |

25 лет без СССР. От разрыва кооперационных связей – к ЗСТ СНГ

Минувшее после распада СССР 25-летие в большинстве стран СНГ сопровождается программами по преодолению глубокого, системного общеэкономического кризиса, в котором почти всё это время находились бывшие республики Союза. Пожалуй, главная тому причина – разрыв насчитывавших десятилетия, а в ряде случаев многовековых экономических, в т.ч. межотраслевых связей между регионами некогда единой страны.

По очевидным, носящим объективный характер экономическим причинам эти связи стали постепенно восстанавливаться в конце 1990-х – начале 2000-х. Что приостановило, по крайней мере замедлило уверенную поступь социально-экономического кризиса в большинстве стран СНГ.

На глубину такого кризиса повлияло и то, что практически все руководящие элиты постсоветских стран явно надеялись на якобы имеющееся у Запада стремление быстро трансформировать все эти страны в некие подобия «новых индустриальных стран»  Юго-Восточной Азии или хотя бы в аналоги стран бывшей Австро-Венгрии. Они также верили, что западные капвложения и технологии польются к ним как из рога изобилия, явно не понимая, что единственная цель Запада – окончательный развал единого народно-хозяйственного комплекса экс-СССР и устранение в его лице крупнейшего конкурента.

Одновременно на идеологическое вооружение была принята ошибочная, если не пагубная догма, что государству в экономике и финансовой системе незачем присутствовать, что рынок сам по себе всё устроит, что никакой контроль за ценами и тарифами не нужен, более того – он вообще вреден для рыночной экономики. А продукцию тех отраслей, которые погибнут, мол, задёшево купим за рубежом с помощью западных кредитов. Навязывавшие эту идеологию советники из США и МВФ к середине 1990-х буквально заполонили министерства постсоветских государств, не исключая и Россию.

В результате социально-экономическое падение на постсоветском пространстве даже превзошло все ожидания западных правительств, бизнес-структур и экспертов. Французский экономист Клод Камье еще в 1993 г. отмечал, что «свободный доступ к сырьевым богатствам экс-СССР, долларизация его экономики, внутренней и внешней торговли под ширмой суверенитета новых, т.е. постсоветских стран – это основные цели процессов, навязанных извне почти всем экс-советским странам. И надо отметить, что бывшие коммунистические режимы, трансформировавшись в демократически-рыночные, стали в большинстве своем последовательно реализовывать эти цели». С такой оценкой нельзя не согласиться.

В 1990-е гг. ВВП многократно сократился во всех странах СНГ. К 2000 г. даже в сравнении, заметим, с уже кризисным 1991 г. он наиболее существенно снизился в Таджикистане, Молдавии, Грузии и Украине – на 52-59%, в Азербайджане – на 40%, в России – на 31%, Киргизии – на треть, странах Балтии – минимум на треть. В Армении, Казахстане и Белоруссии снижение объемов ВВП было в пределах 11-23%, а Узбекистан почти вышел на уровень 1991 г. – 99%. Туркменистан «получил» около 90% от того же уровня. Но если в Туркменистане, Белоруссии и Узбекистане государство, хотя и сократило, но всё же сохранило своё имущественное и регулирующее присутствие в экономике (чем и обусловлены лучшие ВВП-показатели названных стран), то в других постсоветских странах пресловутое «разгосударствление» всех секторов экономики шло рекордно быстрыми темпами. И пока нельзя сказать, что этот процесс там завершён.

В контексте падения ВВП еще более значительным был обвал промышленного производства. В целом по СНГ в 2000 г. его уровень составил чуть более 55% от уровня 1991 г. Выпуск промышленной продукции сильнее всего сократился в Грузии, составив только 24% к уровню 1991 г., в Азербайджане – 35%, Белоруссии – 60%, Туркменистане – около 65%, Молдавии – 38%, Таджикистане – 42%, Киргизии – 51%, Армении – 56%, странах Балтии – около 45%. В России, Украине и Казахстане снижение объемов промышленного производства было на уровне среднего значения по Содружеству.

Заметим, что такого рода показатели измеряются, по предписаниям МВФ и Всемирного банка, по параметру стоимости товаров (услуг). Проще говоря, производство в любой отрасли в товарном, т.е. объемном, выражении может упасть, скажем, в 1,5-2 раза, а цены на продукцию той же отрасли могут увеличиться раз в 5 и больше.  В этом – лукавство транснациональной статистики. То есть стоимостные показатели падения производства в различных отраслях – за счет безудержного роста цен и тарифов почти во всех постсоветских странах (кроме Белоруссии и Туркменистана, где сегодня наблюдается минимальный тарифно-ценовой рост) – меньше на 25-40%, чем фактические объемы промышленного падения, исчисляемые в «тоннаже» реально произведенной продукции.

Что касается сельского хозяйства, то максимальное снижение производства сельхозпродукции (включая пищепром) пришлось на 1998-1999 гг. – до 63% от уровня 1991 г. Позднее этот показатель несколько подрос, но отставание от уровня 1991 г. сохраняется: в Молдавии (52-56%), Украине (свыше 60%), в Азербайджане (около 60%), России (65%). Только в Армении и Киргизии объемы выпуска продукции сельского хозяйства увеличились на 12% и 2% соответственно, что в определенной мере обусловлено активным развитием в этих странах мелкотоварного производства и фермерских хозяйств. Но опять-таки всё это – стоимостные показатели. А в товарном измерении, по имеющимся оценкам, реальное падение сельхозпроизводства по экс-СССР к началу 2000-х составило около 65%.

В результате упомянутых методов ультрарыночных реформ платежно-покупательная способность национальных денег в экс-СССР сразу стала и в основном сохраняется в качестве одной из самых низких в мире. Так, по многим экспертным оценкам, российским и иностранным, в России к настоящему времени платежно-покупательная способность рубля минимум в 400 раз ниже, чем в 1953-м (в РСФСР). А продолжающийся рост цен и тарифов – по всему постсоветскому пространству – ещё в большей мере обесценивает национальные деньги.

Соответственно, понижается платежеспособный спрос населения. Что с учетом и без того низких зарплат тоже способствует падению или в лучшем случае стагнации производства в подавляющем большинстве постсоветских стран.

В 1990-х – начале 2000-х в ряде стран экс-СССР, особенно в РФ, Украине и странах Балтии, стала проявляться смежная тенденция: продукция, невостребованная на внутреннем рынке из-за высоких/растущих цен, стала в возрастающих объемах вывозиться на экспорт. Причем по любым экспортным расценкам. А поскольку они исчисляются почти исключительно в долларах США, выгода от экспорта всё равно многократно большая, чем при сбыте на внутреннем рынке. В результате доля экспорта в общей стоимости производства, например, товаров черной и цветной металлургии в РФ превысила 60%, химпрома и различного оборудования – почти достигла 60%, лесоматериалов – около 70%.

Другое дело – стабильная государственная политика прямой и косвенной поддержки высокотехнологичных и других отраслей в Белоруссии и Туркменистане. Эта политика стимулирует как рост внутреннего спроса на продукцию высоких технопеределов, так и рост ее экспорта, в том числе в другие страны экс-СССР. Стоимость экспорта данной продукции из Белоруссии и Туркменистана за 1999-2015 гг. возросла в целом более чем вдвое. Причем около 70% этого экспорта приходится на постсоветские страны.

* * *

Тем временем финансово-экономический кризис 1990-х в сочетании с реальными и, прямо скажем, незавидными плодами рекомендованного извне реформаторства начал отрезвлять правящие элиты и бизнес-сообщества постсоветских стран. Тем более что общая внешняя задолженность (государственная и коммерческая) почти всех стран экс-СССР за 1991-2001 гг. возросла более чем в 10 раз. А вот сырьевая специализация экономики и, соответственно, экспорта резко усилилась. Западные же рынки так и не открылись для высокотехнологичной продукции, притом что для сырьевых товаров из стран экс-СССР там не было и нет никаких препятствий.

На рубеже 1990–2000-х стали восстанавливаться прежние и создаваться новые меж- и внутриотраслевые кооперационные связи. А точкой отсчёта в этом тренде было создание Союзного государства РФ и Белоруссии. Стали реальностью некоторые позитивные перемены. Например, в первом десятилетии 2000-х гг. Россия практически полностью выплатила свои долги международным финансовым структурам; к концу того же десятилетия в регионе СНГ (включая Грузию) стоимостная доля продукции, выпускаемой на базе кооперационных связей, почти достигла 15% против 5% во второй половине 1990-х. В Союзном государстве этот показатель возрос примерно с 10% в начале 2000-х почти до 30% к 2012 году. В том же десятилетии в рамках СНГ были приняты и стали поэтапно реализовываться двух- и многосторонние программы – в сферах машиностроения, электроэнергетики, химпрома, АПК, развития транспортных коридоров, IT-технологий.

В результате начался рост производства. В 2001-2014 гг. среднегодовой темп прироста промышленной продукции составил в целом по Содружеству около 4,5%, в том числе в 2001-2006 гг. – свыше 6%. А вот в странах Балтии, по собственной воле оставшихся за рамками СНГ, продолжаются падение или стагнация уровня производства практически во всех секторах, несмотря на их вступление в ЕС. А тут еще Россия с начала 2000-х стала всё активнее переключать свои внешнеторговые потоки с прибалтийских артерий и портов на свои коммуникации и порты. Этот транзит многие десятилетия обеспечивал до 30-35% госбюджетных доходов прибалтийских республик, как до, так и после 1991 г.

При всех громких декларациях прибалтам нечего особенно предложить Европе. Потому неудивительно, что эти страны с конца 1990-х стали развивать торговые связи с РФ и другими странами Содружества: объем взаимной торговли за 1995-2013 гг. возрос более чем вдвое. И около 60% этой торговли поныне приходится на Россию (хотя участие стран Балтии в антироссийских санкциях Запада неизбежно эти проценты будет снижать).

Характерно и то, что Грузия, покинув СНГ в середине августа 2009 г., официально заявила в том же году о сохранении своего участия во всех экономических соглашениях Содружества. Торговля же Грузии с РФ начала расти с 2011 г.

В более широком контексте упомянутые тенденции воплотились в создании по инициативе России Зоны свободной торговли Содружества в 2011-2012 гг. Ныне она охватывает почти все страны СНГ (кроме Азербайджана и Туркменистана) и около 65% всего торгового ассортимента между странами-участниками. К началу-середине 2020-х гг. планируется сформировать полноценную – без изъятий и ограничений – ЗСТ в Содружестве.

Венгерский экономист Дьюла Ортани отмечает в этой связи, что «в регионе СНГ в начале 2000-х поняли необходимость кооперационного вектора в экономической, особенно в промышленной, транспортной, электроэнергетической, сельскохозяйственной сферах. Потому что это позволяет синхронно повышать ВВП, создавать новые рабочие места и в целом приумножать восстанавливаемый производственный потенциал постсоветских стран. Там поняли и то, что высокотехнологичная продукция стран СНГ нужна, прежде всего, им самим для повышения качества, конкурентоспособности их экономики. А центром притяжения этих трендов остаются российско-белорусские кооперационные программы, в основном промышленного профиля».

По обоснованному мнению этого и многих других экспертов, учреждение в 2001 г. ЕврАзЭС, трансформировавшегося вскоре в Таможенный союз, а затем – в ЕАЭС, равно как и создание ЗСТ СНГ, отражают главную потребность, все более осознаваемую элитами постсоветских государств, – на реинтеграцию, на восстановление кооперационных связей с бывшими соседями по Советскому Союзу. Как показал четвертьвековой опыт, конкуренция большинства стран экс-СССР за более партнерские экономические отношения с Западом обернулась главным образом усугублением социально-экономических проблем. Из этого тупика пора выходить.

И, пожалуй, лучшим подтверждением того, что интеграционные тенденции в Содружестве состоялись – в виде ЕАЭС и свободного торгового режима почти между всеми странами Содружества – является интерес, который к созданию зон свободной торговли с ЕАЭС проявляет всё большее  число стран дальнего зарубежья. Сегодня их уже примерно 50.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
3491
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика