Кино и политика на просторах Евразии: мягкая сила искусства
18.12.2016 | Эдуард ПОЛЕТАЕВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Большой экран транслирует ценности – свои или чужие, закрепляет в сознании исторические факты – правдивые или ложные, объединяет людей, вне зависимости от национальности и религии, или настраивает их друг против друга. Евразийским государствам, считают казахстанские эксперты, нужно уделять кинематографу в этой связи большее внимание.

Китай перенимает голливудский опыт

Кинематограф – это один из мощнейших инструментов влияния, подчеркивали участники экспертного клуба «Мир Евразии» в рамках заседания, посвященного объединяющей роли кино. Весь ХХ век прошел под знаком развития кинематографа как нового коммуникативного канала. Конечно, XXI век можно назвать веком интернета, но кинематографические материалы остаются знаковыми и весьма влиятельными в обществе, в том числе и в политике.

Известно, что именно Голливуд стал главным проповедником американской массовой культуры в мире. Сегодня американскому фильму не проблема выйти одновременно в 60-80 странах мира, чем не может похвастать никакое евразийское кино. Тем не менее кинематограф в качестве мягкой силы используется и на евразийском пространстве. Примером этому может быть Китай, который вкладывает в кинопроизводство большие деньги. По объемам рынка кинопродукции в 2013 году он выходил на второе место после США, обогнав даже индийский Болливуд. Правда, китайская продукция не особо пользовалась спросом, потому что, как и в производстве ряда товаров, невелико качество. Для китайских фильмов брались обычные сюжеты из мирового кино, проигрывались китайскими актерами в китайских условиях, с небольшими бюджетами. Соответственно, эти фильмы на мировую аудиторию не вышли.

Но тем не менее начало положено. Китайские фильмы через определенное время будут в кинотеатрах постсоветских стран присутствовать в значительном количестве. Причем Китай сам использует продукцию зарубежной культуры для продвижения собственной «мягкой силы»: например, в американском фильме «Трансформеры III» на всех компьютерах помещен логотип китайской компании Lenovo.

Доктор исторических наук Лайла Ахметова, возглавляющая Центр ЮНЕСКО КазНУ им. аль-Фараби, рассказала о том, что Китай наращивает сотрудничество с кинематографистами постсоветского пространства. «В качестве представителя Евразийской академии телевидения и радиовещания я была несколько раз на Украине и в России членом жюри документальных и художественных фильмов. В России – в основном военная тематика, на Украине – экономическая. Китай тоже недавно стал поставлять фильмы на фестиваль. Как член жюри могу сказать, что фильмы стали другими. Они зачастую российско-китайские, но сделаны на китайские деньги. В мае был показан фильм «Воздушные бои над Ланьчжоу». Была также кинолента, посвященная судьбам китайских детей первых руководителей в Иваново в годы войны. А сейчас Евразийская академия подписала соглашение с Китаем о создании художественного фильма об Алма-Ате 1942-1944 годов, когда отсюда группа госбезопасности обезвредила японских шпионов на территории КНР», – поведала Л. Ахметова.

Лайла Ахметова высказывалась от лица Евразийской академии телевидения и радиовещания

Очевидно, что с помощью кинематографа Китай ищет точки соприкосновения со своими соседями. И если в голливудских блокбастерах нередко демонстрируется техника, произведенная в КНР, то фильмы, повествующие об общих страницах в истории священной для постсоветских государств войны, говорят о том, что Китай руководствуется не столько экономическими, сколько стратегическими интересами на евразийском пространстве. 

Советское кино умерло, евразийское только зарождается

А что же у нас? Судя по данным, которые привели участники экспертного клуба, в последние годы кинематограф постсоветских государств стал вновь заявлять о себе. Лидером в данной сфере, что вполне ожидаемо, остается Россия. «Объемы кинопроизводства в России за последние 5 лет выросли в 1,5 раза – было 89 фильмов в год, а стало 134», – итоги исследования Европейской аудиовизуальной обсерватории и компании «Невафильм» озвучила постоянная участница экспертного клуба Мадина Нургалиева. Руководитель представительства Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК в Алматы также рассказала о том, что наш северный сосед экспортирует свою кинопродукцию в основном в русскоговорящие страны. «Две трети российской кинопродукции приходятся на государства СНГ. В первую очередь это Украина (46,6%), Казахстан (16,4%) и Беларусь (11,2%)», – уточнила М. Нургалиева.

В Казахстане цифры гораздо скромнее, тем не менее прослеживается положительная динамика. «Примерно в 2005 году в Казахстане снимался и выходил в прокат всего один отечественный фильм. В 2007-м этих фильмов неожиданно стало семь, в 2008 году – восемь. А в позапрошлом году в наших кинотеатрах целую неделю шли казахстанские фильмы. Такого не было никогда», – обрисовал общую картину кинопродюсер Сакен Бельгибаев.

Оба эксперта заявили о резком росте зрительского интереса к кино вообще и к казахстанской кинопродукции в частности. Так, в исследовании фонда «Даму», результаты которого огласила М. Нургалиева, утверждается, что перелом произошел в 2010 году – тогда казахстанские кинотеатры посетило на полмиллиона зрителей больше, чем в год предыдущий. А в 2011 году количество посетителей выросло в 5 раз! С. Бельгибаев объяснил этот феномен: «У нас был большой упадок в развитии кинотеатров в 2005-2006 годах, когда некоторые из них закрывались, выживали только кинотеатры, оснащенные новыми на тот момент технологиями. Однако в 2010 году выяснилось, что главная аудитория отечественных фильмов – люди в регионах. А на все регионы было всего лишь 11 однозальных кинотеатров. В данный момент, по условным оценкам, в Казахстане около 300 кинозалов».

Вместе с тем С. Бельгибаев озвучил одну важную деталь: в Казахстане стал очень заметен разрыв зрительской аудитории – кинематографисты создают разные продукты для казахскоязычных и русскоязычных граждан. Нет ничего плохого в том, что на экраны выходят фильмы, востребованные разными категориями кинозрителей. Плохо то, что мало кинокартин, способных быть интересным всем, говорят эксперты. Если взглянуть шире – на евразийский кинематограф в целом, заметна аналогичная ситуация: ни в одной бывшей союзной республике не сняли фильма, который бы стал знаковым для всех жителей постсоветского пространства. Учитывая общую историю, тесные экономические связи и курс на интеграцию, такие фильмы должны бы появляться.

Сакен Бельгибаев

Впрочем, как говорят эксперты, феномен советского кино, рожденный дружбой народов 15 республик, остался в прошлом. Сейчас можно говорить лишь об интеграции в кинематографе в отношении стран, сохранивших хотя бы частично единое культурное пространство, а главное – разделяющих общие ценности.

«Кино – это часть того культурного поля, которое существует. Ранее существовавшее культурное поле разорвано. Вот что мы знаем об эстонском или молдавском кино? Ничего, – говорит заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов. –  Знаем о кыргызах немного, потому что они рядом. Кстати, вспомните, феномен кыргызского кино, героями которого были простые рабочие. Я помню фильм о том, как бригада строителей пробивала дорогу в горах для электростанции. Возглавлял тогда Союз кинематографистов соседней республики Чингиз Айтматов. Потом это подвигло руководство КазССР назначить на аналогичную должность Олжаса Сулейменова. Сегодня мы входим в культурное поле с такими странами, как Беларусь и Россия. Поэтому, например, фильм «28 панфиловцев» –  это наш фильм, а для многих прибалтов – это уже не их фильм и не их ценности».

В то же время эксперты подчеркивали: негоже быть только потребителями чужой кинопродукции, есть внутренние проблемы и задачи, для решения которых нужна помощь именно отечественных кинематографистов. Но и зацикливаться на внутреннем кинематографе – значит, не развивать его. Участники обсуждения приводили успешные примеры интеграции в кинематографе. Так, казахстанские фильмы «Кочевник», «Тюльпан», «Подарок Сталину», «Ирония любви» и другие снимались совместно с зарубежными кинематографистами. А уже упомянутый фильм «28 панфиловцев» стал не просто результатом копродукции – инициатива съемок исходила от гражданского общества, более того, граждане Казахстана и России пожертвовали пятую часть общего бюджета фильма. Столько же выделили министерства культуры двух стран.  

Участники заседания (слева направо) – Олег Белов, Сергей Козлов, Айгуль Омарова, Антон Морозов, Замир Каражанов и Мадина Нургалиева

Немаловажен и другой вид интеграции – в сфере кинопроката. Как рассказала президент Ассоциации кинокритиков Казахстана Гульнара Абикеева, «активизировались наши региональные соседи, которые стараются выйти на казахстанский кинорынок». Кинематографисты Узбекистана, Кыргызстана понимают, что Казахстан – перспективный рынок для прокатчиков. «Плохо то, что мы никак не хотим осознать, что наши центральноазиатские соседи плюс регионы России, либо соседствующие с Казахстаном, либо близкие нам по культурным корням, такие как Татарстан, Башкортостан, Якутия, – все это благоприятно расположенная к нам киноаудитория. И в этом сотрудничестве я вижу большой потенциал», – резюмировала Г. Абикеева.

В этой связи стоит отметить, что на евразийском пространстве из всех видов искусства кино занимает уникальное место. Это целый социальный институт, который зачастую делал восприятие мира зрителями лучше, отражал доминирующие в обществе ценности и нормы, идеалы и стремления. Даже обычные комедии объединяли миллионы людей, способствуя формированию общего культурного поля.

Киноискусство стран Евразии и его многонациональные традиции связывает многолетнее тесное сотрудничество, которое идет и будет иметь продолжение. Например, первые казахстанские фильмы были сняты при поддержке кинематографистов из Москвы. В Казахстане в годы Великой Отечественной войны работала Центральная объединенная киностудия художественных фильмов, организованная на базе эвакуированных «Мосфильма», «Ленфильма» и Алма-Атинской киностудии.

Все-таки между обществом и миром кино существует постоянная связь, так же как и определенное влияние политических и экономических сил на то, что происходит в мировом кинопроцессе. Но кино должно быть в первую очередь искусством, которое и мир делает лучше, объединяет людей, поднимает важные вопросы. Более того, по уровню развития кинематографа в той или иной стране в определенной степени судят о состоянии общества. Можно вспомнить много конкретных образцов евразийской культуры и искусства, которые позволяют народам понять и принять друг друга, найти общие интересы. Все это способствует обеспечению стабильности, создает благоприятный климат для развития сотрудничества на евразийском пространстве в непростых и зачастую противоречивых условиях глобализации.   

__________________________

Фото К. Конуспаева

Рейтинг Ритма Евразии:
3
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:512