Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 22.07.2019 |

Школьное образование в Таджикистане: бравурные реляции Минобрнауки и жестокая реальность

Одним из самых модных (но, откровенно говоря, непонятных для большинства экспертов) трендов в области образования является переход республики на 12-летнее среднее образование. Основной мотив концепции перехода, разработанной Министерством образования Таджикистана, – приближение системы образования к мировому уровню. Этим предопределены и амбициозные цели, закрепленные в концепции.

Так, на первом этапе реализации комплекса мер (2011-2013 гг.) должно было стать введение 10-летнего образования, на втором (2014-2016 гг.) – создание III ступени школьного образования (11 и 12 классы), подразумевающей не только новые предметы, но и раннее профессиональное обучение школьников. По словам представителя Минобрнауки РТ Ш. Исрофилиёна, «мальчиков будут учить водить автотранспорт, трактора. Девушки будут учиться швейному мастерству…». Итогом перемен, по прогнозам разработчиков концепции, должно стать положение, при котором «общеобразовательные школы, начальные и средние профессиональные учебные заведения Таджикистана достигнут уровня мировых стандартов».

Однако сроки реализации концепции перманентно корректируются: по последним данным, переход на 12-летнее образование будет протекать постепенно до 2032 г. В чем же причина? Ответ чиновников Минобрнауки РТ до банального прост – влияние кризиса.

Но только ли в кризисе дело? Зададимся вопросом, а был ли Таджикистан изначально готов финансово, организационно, инфраструктурно и, самое главное, кадрово к переходу на 12-летнее обучение? Не слишком ли амбициозны цели и задачи концепции? Да и сами идеи об обязательности 10-летнего и о переходе на 12-летнее общеобразовательное школьное обучение - это популизм и прожектерство, как считают некоторые эксперты, или действительно жизненная необходимость?

Учитывая отсутствие в свободном доступе всеобъемлющих статистических данных, не позволяющих дать реальную оценку состоянию дел в сфере образования Таджикистана, оговоримся: наш анализ будет носить абрисный характер. Обратимся к «Государственной программе развития образования Республики Таджикистан на 2010-2015 годы» (утверждена правительством в апреле 2009 г.). В ней констатируется: «…в 2008-2009 учебном году в республике работают 96 127 учителей, из которых 61 процент имеют высшее образование… Только за 2008 год уволилось с работы 10 803 учителя, основной причиной этому послужила низкая заработная плата учителей…».

Весьма показательно и выступление спикера нижней палаты парламента Шукурджона Зухурова 28 апреля 2010 г.: «По сравнению с сегодняшним днем к 2016 году, когда планируется завершить переход на 12-летнее образование, общее количество учеников возрастет на 360 тыс. учеников. Это более 12 тыс. новых классов». Таким образом, наглядно видно, что ни кадровыми, ни инфраструктурными, ни финансовыми ресурсами для перехода к 12-летке страна на момент разработки и принятия концепции не обладала.

Более того, учитывая лавинообразный демографический рост населения страны и нерешенные экономические проблемы, переход может оказаться губительным как для сферы образования, так и для всей экономики страны.

Возможно, спросит читатель, за прошедшие с момента утверждения госпрограммы семь лет что-то коренным образом поменялось в сфере образования? Удалось ли вернуть в школы уволившихся в прошлые годы учителей? Ответы на эти вопросы лично нам неизвестны. А заявления и информация Минобрнауки регулярно вызывают вопросы экспертов.

Так, например, по заявлению ведомства школам в 2014-2015 учебном году не хватало всего 352 педагогов. Однако, согласно данным, указанным в «Государственной программе совершенствования преподавания и изучения русского и английского языков на 2015-2020 годы», по состоянию на конец 2014 г. в 3826 общеобразовательных школах республики работали 7076 учителей русского и 5820 учителей английского языков, то есть менее двух преподавателей русского языка в расчете на одну школу.

Даже если предположить, что в каждом учреждении должны преподавать минимум два учителя русского языка, то дефицит педагогических кадров на тот момент уже составлял минимум 576 человек. И это только учителей русского языка, не говоря уже про учителей естественнонаучных и физико-математических дисциплин, об острейшем дефиците которых говорят все эксперты.

Более того, согласно данным Агентства по статистике при президенте РТ, численность учителей в 2014-2015 учебном году составляла 103,7 тысячи человек, а в 2015-2016-м – 109,9 тысячи человек, то есть на 6,2 тысячи больше. И это притом, что количество школ увеличилось незначительно. Следовательно, дефицит прошлых лет должен был быть, по идее, ликвидирован. Однако в 2016 г. Минобрнауки заявило, что, несмотря на улучшение ситуации, в школах по прежнему не хватает 314 учителей. Подобные нестыковки, увы, – повседневная обыденность.

Или информация на страницах прессы: особенно остро дефицит кадров ощущается в школах с русским языком обучения, ведь в стране «работают не менее 30 школ, где обучение ведется целиком на русском, и 156 школ с русскими и таджикскими классами». Эксперты так и не поняли, кто и как насчитал эти самые 30 школ, ведь, например, в столице – г. Душанбе преподавание исключительно на русском языке ведется только в четырех СОУ: лицее № 1, ТРГИ «Хотам и ПВ», школе при РТСУ и школе № 6 Министерства обороны РФ. Возможно, в других городах и районах страны действуют еще школы, где преподавание ведется исключительно на русском языке, такие как например, школа № 4 МО РФ, но вряд ли их суммарное количество дотягивает и до половины от озвучиваемой официальной цифры.

Увы, несмотря на бравурные реляции Минобрнауки РТ, ситуация в сфере образования на сегодняшний день сложилась критическая. В связи с чем даже весьма осторожные в своих оценках эксперты Азиатского банка развития (АБР) в своем диагностическом исследовании «Таджикистан. Содействие диверсификации экспорта и роста» определили проблемы в сфере образования в качестве «критических барьеров инклюзивного роста».

Что же предпринимается для исправления ситуации? Каковы первоочередные шаги? Кто может и должен стать локомотивом изменений?

Необходимо отметить, что все усилия можно условно разделить на декларируемые и реальные. Например, «Государственная программа подготовки специалистов с высшим профессиональным образованием на 2016-2020 годы» предусматривает ежегодный выпуск вузами страны 10 тысяч педагогов с приоритетной специализацией в гуманитарных, биологических, географических, химических и физико-математических дисциплинах, технологии и физическом воспитании. Однако предусмотрено, что более 50% будущих педагогов будут обучаться на коммерческой основе, что уже вызывает закономерный скепсис у экспертов.

Есть, разумеется, и реальные шаги, уже давшие ощутимый эффект. Так, например, создан Институт повышения квалификации и переподготовки педагогических кадров для образовательных учреждений при Российско-Таджикском славянском университете (РТСУ) по русскому и английскому языкам. Одним из достижений Института стала разработка 500-часовой программы профессиональной переподготовки, разработанной для подготовки учителей русского языка для отдаленных регионов Таджикистана из числа носителей русского языка, не имеющих специального образования. Слушателями первых групп на курсах переподготовки стали: врач-педиатр, учитель биологии, медсестра, военнослужащий, бывший работник госучреждения и другие, т.е. те, кто работает учителем русского языка, не имея при этом филологического, а иногда и педагогического образования. Данный подход позволяет частично снять проблему острейшего дефицита преподавателей русского языка в отдалённых районах республики. Проводятся в РТСУ и курсы повышения квалификации преподавания русского языка по 72-часовой программе, на которых за последние 13 лет прошли обучение 1100 учителей.

Необходимо отметить, что во исполнение поручения президента Таджикистана Эмомали Рахмона в РТСУ с 2012 г. ведется подготовка педагогов естественно-математического направления для школ республики с русским языком обучения и в 2016 г. состоялся первый выпуск школьных преподавателей химии, биологии и математики. Пусть скромные, но важные успехи – налицо.

Тем не менее эксперты сходятся во мнении: ситуация с образованием и, прежде всего, на русском языке, становится хуже год от года: качественные показатели неумолимо свидетельствуют о катастрофическом снижении компетенции и уровня подготовки педагогов, фактическом отсутствии преподавания во многих школах химии, физики, биологии. Нередки случаи, особенно в отдаленных районах, когда представители национальных меньшинств знают русский язык хуже коренного населения.

Из-за продолжающегося оттока русскоязычного населения всех национальностей число носителей русского языка катастрофически сокращается, что обуславливает несоблюдение норм и правил литературного русского языка при его преподавании в школах, сузах и вузах страны, примитивизацию и деградацию используемого в межличностном общении русского языка, потерю литературности и т.д.

Ясно, что без помощи Российской Федерации республике в этом вопросе не обойтись. На наш взгляд, целесообразно осуществить следующие меры:

  1. Открыть российские школы и гимназии-интернаты с российскими преподавателями в Душанбе, Дангаре, Кулябе, Курган-Тюбе, Турсунзаде, Хороге, Худжанде и т.д;
  2. Открыть филиалы российских педагогических вузов и организовать на их базе целевую подготовку русскоязычных педагогических кадров по приоритетным направлениям: филологические и лингвистические, биологические и географические, химические и физико-математические дисциплины для школ Таджикистана;
  3. Организовать крупномасштабную переподготовку и повышение квалификации преподавательского состава всех учебных учреждений РТ всех специальностей усилиями соответствующих специалистов из РФ;
  4. Активно содействовать внедрению профильными вузами Таджикистана программы подготовки учителей русского языка из числа носителей русского языка, не имеющих специального образования, для отдаленных регионов республики;
  5. Организовать вещание российских образовательных и культурно-познавательных телерадиокомпаний в свободном доступе на всей территории Таджикистана, а также предоставление бесплатного доступа к электронным образовательным ресурсам на русском языке;
  6. Разработать электронные двуязычные русско-таджикские образовательные комплексы, пособия, самоучители, словари и т.п.;
  7. Оказать помощь школам Таджикистана в обеспечении учащихся учебной, художественной и специальной литературой на русском языке;
  8. Осуществить адресную материальную помощь и стипендии русскоязычным преподавателям учебных заведений Таджикистана.

Конечно, многие предложения звучат фантастично и могут вызвать ухмылки скептиков. Да, потребуются немалые финансовые затраты и кадровые ресурсы. Но они окупятся сохранением Таджикистана в российском цивилизационном и языковом пространстве, сохранением и расширением сферы использования русского языка и культуры. Без этого трудно рассчитывать на успешную реализацию курса на евразийскую интеграцию, все более активно проводимого Россией.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2855
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика