Узбекистан в «квартирном» вопросе Центральной Азии - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 01.03.2021 |

Узбекистан в «квартирном» вопросе Центральной Азии

В Узбекистане на общественное обсуждение вынесен проект Стратегии развития страны на 2017–2021 годы. Пять приоритетных направлений - внешняя политика, модернизация государственного управления, судебно-правовой системы, либерализация экономики, реформы в социальном секторе – составляют основу этого документа. Как заявил министр иностранных дел республики Жавлон Вахабов, главным приоритетом внешнеполитической сферы страны станут отношения с соседями – граничащими с Узбекистаном государствами. С ними, соседями, живущими в общем центрально-азиатском доме, у РУз накопилось много проблемных вопросов, которые начинаются с порога – границы. Вот их-то в рамках выдвинутой стратегии новое узбекское руководство, судя по всему, и предлагает разрешить незамедлительно.

Свидетельством тому стали указания о разработке в первом квартале наступившего года плана мероприятий по делимитации и демаркации участков государственной границы с соседними странами. А накануне, конкретно в конце 2016 г., узбекская сторона сделала ряд шагов по разрешению возникших конфликтных ситуаций в приграничье, в частности на границе с Киргизией, заставивших экспертное сообщество заговорить о «перезагрузке» в подходах республики к пограничной сфере.

К границам мира и добрососедства

Узбекистан, исходя из его географического расположения в Центральной Азии, по праву можно считать сердцем региона. Его границы с Афганистаном, Таджикистаном, Киргизией, Казахстаном, Туркменией общей протяженностью в 6632 км, словно кровеносные артерии, опутывающие республику, во многом определяют региональное здоровье, поднимая напряжение в периоды пограничного противостояния. При этом 150-километровый узбекско-афганский участок главного государственного рубежа, как ни странно, остается более предсказуемым, а потому подвластным управлению и контролю, нежели не оформленные в правовом отношении границы, например, с Таджикистаном и Киргизией.

Парадокс, но именно через территории этих государств транзитом следует, а затем просачивается в Европу основная часть (эксперты говорят о 80% от всей наркоконтрабанды, попадающей в Узбекистан) афганских наркотиков. Основная причина подобной ситуации скрыта не столько в протяженности границ – с Таджикистаном она составляет 1332,9 км (из общей протяженности речная граница составляет 105 км, сухопутная – 1227,9 км), с Киргизией – 1378 км, сколько в степени неурегулированности пограничных вопросов.

В отношении узбекско-афганской границы продолжают сохранять юридическую силу договоры, заключенные в бытность Российской империи и Советского Союза. Как говорится, в делах нет ничего лучше постоянства, что немаловажно и для межгосударственных отношений. По пути его достижения Узбекистан пошел во взаимоотношениях, например, с Туркменией, которая в постсоветский период стала первым государством, с которым Узбекистан выполнил необходимые процедуры по делимитации госграницы.

Страны сначала протокольно подтвердили отсутствие взаимных территориальных претензий, а бывшую административную границу между собой, существовавшую в рамках нахождения республик в составе СССР, признали государственной. Заключенный 22 сентября 2000 г. договор между двумя странами о делимитации узбекско-туркменской границы стал поводом для начала переговоров по подготовке к демаркации и последующему проведению демаркационных работ. В ноябре 2004 г. стороны заявили об урегулировании всех спорных пограничных вопросов. Глава Узбекистана Ислам Каримов тогда назвал узбекско-туркменскую границу «границей мира и добрососедства». По данным органов власти РУз, общая протяженность узбекско-туркменской государственной границы составляет 1621 км, из них 87 км проходят в северо-западной ее части по руслу реки Амударьи.

В настоящее время в соответствии с соглашениями о сотрудничестве приграничных территорий двух стран жители 12 районов Узбекистана имеют право упрощенного перехода на территорию Туркменистана. Подобным правом обладают туркменские граждане, проживающие в двух приграничных областях.

Свои особенности имел процесс решения судьбы государственной границы, разделяющей Узбекистан и Казахстан. Для Астаны работы по делимитации казахстанско-узбекского участка границы оказались наиболее сложными из всех тех, которые республике пришлось вести с другими сопредельными государствами. Они были связаны с размытостью советских административных границ между двумя республиками, проблемами, возникавшими в результате появления новых населенных пунктов, прокладки дорог, действий местных органов власти, которые в советский период допускали изменения в территориальной принадлежности по взаимной договоренности, не удосуживаясь законодательно утвердить свои решения в высших органах власти.

В 2000 г. узбекской стороной в одностороннем порядке была предпринята попытка проведения демаркации границы. И только воля президентов Узбекистана и Казахстана позволила перевести процесс в правовое русло. В ноябре 2001 г. республики заключили договор, который определил прохождение 96% линии границы от общей ее протяженности. 9 сентября 2002 г. состоялось подписание договора об отдельных участках, засвидетельствовавший полное определение линии совместной границы.

Процесс демаркации узбекско-казахстанской государственной границы начался в 2003 г., а с апреля следующего года здесь развернулись полевые работы. Сегодня они фактически подходят к концу – линия узбекско-казахстанской границы на всех ее 2150 км обозначена на местности 1565 основными и промежуточными пограничными столбами, из них 776 установлено казахстанской стороной. Осталась установка пограничного знака в районе стыка государственных границ Казахстана, Туркменистана и Узбекистана.

21-25 ноября 2016 г. в Ташкенте состоялось 54-е заседание совместной узбекско-казахстанской демаркационной комиссии, которая продолжила подготовку и согласование документов по демаркации государственной границы.

Следует констатировать, что в переговорных процессах в отношении узбекско-казахстанской и узбекско-туркменской границ не обошлось без проблем и издержек. Но действия, которые осуществляли государства, не носили характер геополитического соперничества. Скорее в них присутствовало стремление сбалансировать государственные интересы с интересами приграничных регионов и их населения, обеспечив при этом собственную безопасность, не допустив конфронтацию с соседями и распыление сил и средств на противостояние. Очевидно, что слова И. Каримова о «границе мира и добрососедства» с Казахстаном и Туркменией Ташкенту удалось «застолбить».

Ферганский разлом безопасности

Несколько иная ситуация в вопросах договорно-правового оформления государственных границ сложилась у него с Киргизией и Таджикистаном. Противоречия, существующие между странами, превратили Ферганскую долину, в пределах которой происходит непосредственное соприкосновение трех государств, в геополитический центр угроз безопасности Центральной Азии. Афганский наркотранзит, о котором говорилось выше, проблемы анклавов (в Ферганской долине их 8 – киргизский Барак и таджикский Сарвак на территории Узбекистана, узбекские Сох, Шахимардан, Тош-Добе, Чон-Гара в Киргизии, здесь же таджикские Ворух и Кайрагач) и спорных участков границ, водопользование и экономические противоречия, прежде всего в водно-энергетический сфере, являются теми факторами, которые накладывают отпечаток на процесс пограничного урегулирования, осложняющийся инцидентами на границах, в которых применение оружия в последние годы стало нормой.  Год от года взрывной потенциал региона увеличивается. Для любого государства, предполагающего сосредоточиться на собственном внутреннем социально-экономическом развитии, в этих проблемах скрыта явная опасность, смириться с которой было бы верхом безрассудства.

Возможно, поэтому в конце 2016 г. руководство Узбекистана, пытаясь разрешить ситуацию, инициировало контакты по пограничным вопросам с киргизской и таджикской сторонами. Обнадеживающий факт – Киргизия и Таджикистан отвечают взаимностью. К тому же разрешение проблем киргизской границы после вступления республики в ЕАЭС в 2015 г. находятся в зоне пристального внимания и этого интеграционного объединения.

Показательно, что вопросы делимитации и демаркации границ Узбекистан с разницей в неделю обсудил в ноябре прошлого года сначала с Киргизией, затем с Таджикистаном. Как отмечают эксперты, диалог Ташкента с Бишкеком более конструктивен: состоялись визиты правительственных делегаций, начала активную работу комиссия по демаркации и делимитации границы, пограничные области стран подписали меморандумы о сотрудничестве. Узбекский МИД в ноябре прошлого года заявил, что между Киргизией и Узбекистаном согласованы позиции по 49 участкам линии госграницы.

Серьезные сдвиги в договорно-правовом оформлении государственной границы между Узбекистаном и Киргизией были закреплены на встрече президентов Шавката Мирзиёева и Алмазбека Атамбаева 24 декабря 2016 г. в Самарканде

В январе президент Киргизии Алмазбек Атамбаев провел встречу с заместителем премьер-министра Узбекистана, руководителем комплекса кабинета министров по вопросам культуры, образования, здравоохранения и социальной защиты Адхамом Икрамовым. Глава Киргизии проинформировал гостя о совместной работе, проводимой правительственными делегациями по согласованию позиций в вопросах делимитации и демаркации киргизско-узбекской границы. Он подчеркнул, что «договоренность об интенсификации данной работы» была достигнута в ходе переговоров с президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым в декабре 2016 г.

То, что работы в пограничной сфере трех государств подлежат интенсификации, сомнению не подлежит: на границе между Узбекистаном и Киргизией протяженность 58 спорных участков составляет 324 км. До настоящего времени между странами договор о демаркации и делимитации границы не подписан.

Работы по делимитации и демаркации узбекско-таджикской границы были начаты в 2000 г. Через два года стороны определили прохождение 86% линии государственной границы и подписали договор, вступивший в силу в 2009 г. и утвердивший согласованную линию границы. Как и в случае с урегулированием пограничного вопроса с Казахстаном, Узбекистан с Таджикистаном решали проблемы путем обмена территориями.

Из-за незавершенности процесса демаркации узбекско-таджикская граница продолжает оставаться лазейкой для перевозки контрабанды

Рассчитывать на то, что начавшиеся по инициативе Узбекистана процессы «перезагрузки» отношений в пограничной сфере Центральной Азии будут продвигаться с легкостью, нельзя. В системе взаимоотношений прагматизм каждого из государств пока несопоставим с прагматизмом региональным. В этой ситуации важно то, что государство, находящееся в сердце региона, обозначило проблему и готово реализовать нормы совместного бесконфликтного проживания в «многоквартирном» центральноазиатском доме.

_________________________

Фото http://www.president.kg/ru/news/itogi_sobytij/9023_itogi_rabochego_vizita_prezidenta_almazbeka_atambaeva_v_uzbekistan/;  http://ru.sputnik-tj.com/asia/20161114/1021078865.html

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
3267
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика