Кандидаты-«тяжеловесы» против раскачивания политической «лодки»
19.04.2017 | Ринат ФАЙЗУЛИН | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

В Киргизии время митингов сменяется временем альянсов. После того как давление на власти со стороны оппозиции не принесло ощутимого успеха, недовольные стали переходить к поискам союзников в попытках легально, через президентские выборы добраться до «руля».

Важнейший отпечаток на предстоящие в ноябре выборы президента окажут принятые в конце прошлого года изменения в Конституции, согласно которым премьер-министр получил несколько больше прав и возможностей, чем президент. Аналитики и политики по-разному оценивают сложившуюся ситуацию: одни считают, что премьер теперь будет фактически руководить страной, другие – что президент не утратит своего влияния. Однако по факту это станет ясно только после выборов, поскольку конституционные изменения вступят в силу лишь в декабре, когда в стране уже будет новый президент. Соответственно, любому кандидату, особенно из тех, кто пока не может причислить себя к основным претендентам, неплохо обзавестись поддержкой других политических сил, пообещав, например, посты премьера или министров и тем самым повысив свои шансы.

Поэтому уже идет активный поиск временных единомышленников. Любые политические альянсы в Киргизии можно разделить на те, которые создаются по принципу «за», и те, которые – «против». Первые, так уж сложилось, нестабильны, вторые более устойчивы, но те и другие недолговечны.

Первый альянс, о котором пойдет речь, сложился давно. Политики Ахматбек Келдибеков, Камчибек Ташиев и Адахан Мадумаров еще в октябре прошлого года объявили о создании триумвирата. Хотя они «дружат» уже несколько лет и вместе выступали как единая политическая сила, но довольно быстро разошлись во мнениях. На прошлых президентских выборах А. Мадумаров был кандидатом, но союзники его не очень-то поддержали. В результате он занял второе место вслед за нынешним президентом Алмазбеком Атамбаевым. Но с таким большим отрывом, что о втором туре и думать было нечего.

И на этот раз, судя по всему, триумвират не будет эффективным. Причины те же: каждый хочет стать президентом. Но если политики даже договорятся и выдвинут единого кандидата, то шансов у него маловато. Тот же Мадумаров – «сбитый летчик». Дважды его партия «Бутун Кыргызстан» останавливалась на выборах в шаге от парламента. И в первый раз, когда самостоятельно шла на выборы, и во второй, когда вступила в союз с партией «Эмгек». Даже деньги лидера «Эмгека» Аскара Салымбекова, одного из богатейших людей Киргизии, совладельца крупнейшего в Центральной Азии вещевого рынка «Дордой», не спасли альянс от проигрыша.

Теперь «Эмгек», возможно, объединится с другими партиями-неудачниками. Скорей всего, в новый партийный триумвират войдут «Замандаш» и «Кыргызстан». Последний хоть и представлен в парламенте и считается партией-сателлитом правящей СДПК, но теряет позиции и доверие «старшего брата», особенно после того, как лидер партии Канатбек Исаев вдруг пошел против А. Атамбаева, высказав претензии по поводу распределения портфелей в парламенте и правительстве. Правда, К. Исаев уже не глава фракции. Вдобавок на него заведено уголовное дело по обвинению в коррупции в его бытность мэром города Токмок.

Если же говорить о «Замандаше», то именно эта партия рассматривалась социал-демократами как партия-сателлит перед прошлыми парламентскими выборами, и именно её заменил «Кыргызстан». Все дело было в том, что замандашевцы вдруг объявили своей новой партийной идеологией «гражданский национализм». Лидеры потом долго пытались объяснить, что под национализмом имели в виду патриотизм и прочая, но волна уже пошла. Социал-демократам не нужны были союзники-националисты. И последним быстро нашли замену в виде партии «Кыргызстан».

И вот теперь, возможно, эти партии объединятся. И опять станет ребром вопрос – кого выдвинуть общим кандидатом в президенты? Исаева? Салымбекова? Кого-то другого? У А. Салымбекова больше шансов стать кандидатом, потому что у него есть деньги, он будет финансировать предвыборную кампанию. Но если даже второй триумвират и сложится, то у общего кандидата шансов будет все же меньше, чем у политических тяжеловесов, реально претендующих на кресло президента, то есть О. Бабанова и Т. Сариева (о них – речь ниже).

Это были альянсы, которые образуются по принципу «за». У них одна задача, и они готовы объединиться и выдвинуть из своих рядов лидера, которого будут поддерживать и, в случае выигрыша, ожидать от него неких преференций за осуществление поддержки.

Теперь о тех, кто дружит «против». Мелкие лидеры, мелкие партии не могут рассчитывать на успех в президентских выборах. Они могут сделать ставку лишь на силовой вариант прихода к власти, то есть «революцию», точнее государственный переворот. Расчет – на раскачивание «лодки», на то, что, если ситуация станет для власти критической, это заставит сомневающихся присоединиться к «революционерам», и они попытаются поставить на кон все и рискнуть.

Было уже предпринято несколько попыток спровоцировать правоохранительные органы на аресты, на применение оружия. Так было, когда спецслужбы арестовали экс-депутата Садыра Жапарова, находившегося в розыске несколько лет и объявившего, что он возвращается на родину из зарубежья. Его сторонники организовали стихийный митинг у здания ГКНБ, который был разогнан милицией. Большого резонанса не получилось, милиция действовала в рамках закона, применяла силу соразмерно и только в ответ на силу.

Эксперты считают, что это была «проба пера». То есть активная оппозиция хотела понять, насколько далеко готовы пойти власти, чтобы дать отпор протестному движению. В случае с Жапаровым расчеты «буйных» не оправдались: сыграла свою роль юридическая обоснованность ареста экс-депутата, отсутствие разрешения на проведение митинга и явная неадекватность толпы. С точки зрения закона все действия милиции были законными, и сила применялась соразмерно сопротивлению, не больше.

Вариант силового развития событий не устраивает многих, в т.ч. оппозиционеров. А для ряда политиков он и вовсе неприемлем. У них есть шанс стать президентом или премьером вполне легитимно, через выборы. А в случае «революции» их могут оттереть от власти, припомнить грехи прошлого.

Например, одному из основных кандидатов на пост президента Омурбеку Бабанову могут поставить в вину его вице-премьерство при изгнанном президенте Бакиеве. А другому кандидату-тяжеловесу Темиру Сариеву могут припомнить коррупционный скандал вокруг строительства автодороги, который и стал причиной его отставки.

Повторимся: у них есть все возможности прийти к власти через выборы. Они даже готовы объединиться в некий политический картель против новой «революции», главной задачей которого станет предотвращение всяких силовых акций вроде перекрытий автотрасс, несанкционированных митингов, цель которых спровоцировать власти на неадекватные действия. Или же создадут некое объединение под названием «За чистые выборы» или «Выборы без насилия». Да и в целом, как считает ряд экспертов, прививкой от новых революций должна стать сложившаяся за последние годы многопартийность.

Но не только альянсы будут выдвигать из своих рядов кандидатов в президенты. Уже объявили о своих президентских амбициях бывший муфтий Киргизии Жубак ажы Джалилов, бывший омбудсмен Турсунбек Акун, еще один бывший омбудсмен и бывший депутат Турсунбай Бакир уулу. Пока за ними не просматриваются какие-то финансовые подпорки, не совсем понятно и то, кто их будет поддерживать, так что вряд ли они представляют из себя реальных кандидатов. В 2011 году, например, около 80 человек подавали заявки в ЦИК с просьбой зарегистрировать их в качестве кандидатов в президенты. Реально в бюллетенях значилось  около 25 человек. Едва ли на нынешних выборах будет принципиально иная статистика.

Теги: Киргизия 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:455