Сегодня: 20.07.2018 |

Перевод казахского языка на латиницу. Паника преждевременна. Результат неочевиден

В республиканской газете «Егемен Казахстан» 12 апреля была опубликована программная статья президента РК Нурсултана Назарбаева «Болашаққа бағдар: рухани жаңғыру» («Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания»).

Сначала она увидела свет на казахском языке, а к вечеру того же дня на официальном сайте Ак орды появился перевод на русском. Материал сразу привлек внимание СМИ, как казахстанских, так и зарубежных. Но при этом все обратили внимание лишь на один момент, содержащийся в данном материале, – заявление президента о необходимости перевода казахской графики на латиницу. Действительно, Н. Назарбаев поручил к концу 2017 г. подготовить казахский алфавит на основе латиницы, в 2018-м начать подготовку школьных учебников, а полностью перейти на новую графику планируется к 2025 г.

Между тем содержание президентского выступления было гораздо шире. Помимо решения о латинизации казахского алфавита, а по объему эта часть материала занимает примерно одну десятую часть от его основного содержания, в нем было много других интересных моментов. Так, например, прозвучали оценки существования Казахстана в составе СССР, причем были названы и позитивные, и негативные факты, мнения относительно развития национальной культуры и традиций, а также значения гуманитарной сферы для государства.

Оценки и прогнозы

Тем не менее эксперты подхватили лишь одну тему – перевод казахского алфавита на латинский шрифт. При этом звучат довольно резкие оценки: уход Казахстана из-под влияния России, крен в сторону Турции, полная переориентация внешнеполитических приоритетов на евроатлантистов, Китай или мусульманский Средний Восток (концепция Великого Лимитрофа В. Цимбурского) и т.д. Особо «горячие головы» говорят даже о «предательстве России».

В качестве угроз, которые может спровоцировать переход на новый алфавит, зарубежные (т.е. не казахстанские) эксперты называют возможную административную и управленческую неразбериху и обусловленный этим резкий рост криминала и исламского радикализма, падение уровня образованности, отрыв от российской культуры и, соответственно, переход в периферийную зону тюркского культурного пространства. Прогнозируются усиление эмиграционных потоков, «утечка рук и мозгов» и скорое превращение Казахстана в моноэтническое государство.

Общим в этих рассуждениях, оценках и прогнозах является одно – Казахстан рассматривается в них не как субъект, а в качестве объекта политики. Надо сказать, что по отношению к Казахстану со стороны зарубежного экспертного сообщества характерен некий дуализм. С одной стороны, он рассматривается как «провинциальная глубинка Евразии, балансирующая между центрами силы, которая никуда не денется, так как не способна проводить самостоятельную политику». Другая крайность – восприятие Казахстана как «ключевого и фундаментального звена великого межцивилизационного пояса, проходящего через всю Евразию». Видимо, негативные прогнозы и оценки решения о «латинизации» во многом обусловлены этими стереотипами.

Говоря о ситуации с освещением решения о переводе казахского алфавита на латинскую графику, надо отметить пару моментов. Во-первых, складывается впечатление, что зарубежных экспертов и комментаторов это решение волнует больше, чем русскоязычных жителей Казахстана. В казнете набирает популярность шутка, что те, кто не хотел учить казахский на кириллице, продолжают не хотеть учить его на латинице. Во-вторых, справедливости ради надо отметить, что ликование представителей казахского национал-патриотического лагеря и их реакция на это решение тоже не блещут объективностью. Представители этого сегмента считают, что переход на латинскую графику позволит уйти из-под влияния России и «избавится от колониального наследия», усилит позиции казахского языка как государственного и позволит повысить научный потенциал страны.

Попробуем разобраться, насколько верны прогнозы и оценки и сторонников, и противников перехода.

История принятия решения: никакой внезапности

Надо отметить, что о возможности перехода на латинскую систему письма говорилось неоднократно с начала 90-х гг. XX века. На официальном уровне президент Н. Назарбаев впервые озвучил ее в 2006 г. на заседании XII сессии Ассамблеи народов Казахстана. Затем, в конце 2010 г., идея латинизации казахского алфавита вновь была внесена в повестку дня М. Кул-Мухаммедом, занимавшим на тот момент пост министра культуры РК. Спустя два года Н. Назарбаев уже дал прямое указание приступить к переводу казахского языка на латинскую графику. Следует особо подчеркнуть, что это поручение было озвучено в рамках послания «Стратегия «Казахстан-2050». Новый политический курс состоявшегося государства». В нем было недвусмысленно указано: «Нам необходимо, начиная с 2025 года, приступить к переводу нашего алфавита на латиницу, на латинский алфавит. Это принципиальный вопрос, который нация должна решить».

Подчеркнем, что это написано в документе стратегического характера, определяющем основные векторы развития страны на десятилетия вперед. Тут будет уместным вспомнить, что этот документ получил весьма комплиментарные оценки со стороны тех самых зарубежных специалистов, которые сегодня озабочены вопросами перевода казахского языка на новую графику.

Тем не менее реакция некоторых экспертов оказалась весьма непредсказуемой, а развернувшаяся в социальных сетях полемика по этому вопросу вообще находится «за гранью добра и зла».

Argumentum pro…

Аргументы «за» смену алфавита можно условно разделить на технологические и лингвистические.

Сторонники технологического подхода ссылаются на большую пригодность латиницы для вхождения Казахстана в мировое языковое и научное пространство и, следовательно, создание условий для интеграции страны в мировую экономику. На наш взгляд, данный аргумент не очень убедителен, поскольку мировое научное пространство говорит не на латинице, а на английском языке. Собственно и связь между латинской графикой и вхождением в глобальную экономику тоже не вполне явная. Нефть, газ, зерно и полиметаллы справляются с этим гораздо лучше.

Сторонники лингвистического подхода взяли на вооружение тезис о принципиально большей приспособленности латиницы для передачи звукового строя тюркских языков, в т.ч. казахского. По этому поводу сказать что-либо определенное, не обладая соответствующими знаниями в сфере лингвистики и фонетики, сложно.

Однако изучение аргументации сторонников перехода на латиницу позволяет предположить, что они стараются избежать политизации данного вопроса, делая упор на аспектах функциональности и практичности латинской графики.

…et contra

Аргументы против латиницы, несмотря на их многообразие, также можно разделить на две условные группы: экономические и политические.

Противники латинизации, стоящие на «экономических» позициях, акцентируют внимание на очевидной и неизбежной трудоемкости данного проекта, в первую очередь, на значительных финансовых и организационных затратах. Тут возразить что-либо трудно, поскольку переход на латиницу потребует перевода и переиздания колоссального количества книг, законодательных и нормативных актов, учебной и справочной литературы и т.д.

Лица, рассматривающие вопрос с «политических» позиций, трактуют это решение либо как прозападный политический проект, призванный «оторвать» Казахстан от России,      либо как средство «политического шантажа» России руководством Казахстана.

На наш взгляд, аргументация довольно странная. Во-первых, мы имеем перед глазами примеры Туркменистана, Азербайджана, Узбекистана, которые перешли на латиницу, но от этого не перестали быть партнерами России. Правда, никакого прорыва ни в научное сообщество, ни в мировую экономику эти страны тоже не совершили. Во-вторых, общая граница протяженностью свыше 7500 км делает бессмысленными любые попытки «оторвать» или «шантажировать».

Вызовет ли «латинизация» исход русскоязычных граждан из страны?

В качестве возможных негативных последствий перевода казахской письменности на латиницу указываются: ухудшение отношений и ослабление сотрудничества между РК и РФ, ухудшение межэтнических отношений внутри Казахстана, усиление оттока славянского населения из страны.

На этом моменте хотелось бы остановиться отдельно. Дело в том, что в последнее время поток эмиграции из Казахстана увеличился и без латинизации. По данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, в 2015 г. (более актуальных данных в открытом доступе найти не удалось) республику покинули свыше 30 000 человек, а прибыли в Казахстан – 16 581 человек. Таким образом, на официальном уровне признается наличие отрицательного сальдо миграции, т.е. преобладание выезда над въездом. Подчеркнем, что это данные 2015 г., когда намерение перевести казахский алфавит на латинскую графику уже было озвучено, но никакой конкретной работы по этому направлению не велось.

Т.е. тренд на выезд из Казахстана сложился не недавно. Эксперты говорят, что основными причинами переезда стали «просевшая» социально-экономическая ситуация, рост бытового национализма и расширение сферы использования казахского языка. Поэтому если это решение и окажет влияние на рост эмиграционных настроений, то не существенное.

Дело в том, что русское население, оставшееся в Казахстане, а это свыше 20% населения, довольно прагматично. Оно следит за жизнью в стране и видит, как реализуются планы и программы. Соответственно, в этом сегменте общества имеется понимание, что между декларируемыми планами и задачами и их реальным исполнением существует большая разница.

Кстати, ряд казахстанских экспертов тоже довольно скептически оценивают возможность реализации программы реформирования казахского языка. Так, например, политолог, главный редактор биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияр Ашимбаев полагает, что «…при текущем состоянии государственного аппарата задача перехода на латиницу в принципе невыполнима». В качестве оснований для такого вывода эксперт называет раскол в казахскоязычном филологическом сообществе, отсутствие инструментария, сложность решения вопроса адаптации огромного массива текстов к новой графике, бюджетозатратность процесса и высокие риски возникновения коррупционных схем, а также низкую эффективность государственного аппарата в целом. «Полагаю, президент сам прекрасно понимает, что задача перехода на латиницу невыполнима, и этот проект ждет судьба других наших многочисленных государственных программ стратегического направления, которые провалились», – делает вывод эксперт.

Также казахстанские эксперты обратили внимание на общий фон, на котором прозвучало это заявление. Так, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев высказал предположение, что эта инициатива возникла как попытка отвлечь общество, недовольное социально-экономической ситуацией. «Прежде всего, бурные события прошлого года и начала текущего (земельные митинги, теракты, забастовки рабочих в некоторых регионах, уголовные преследования гражданских активистов и представителей СМИ, ажиотаж с временной регистрацией граждан и т.д.) на фоне отсутствия какого-либо просвета в экономике и социальной сфере обозначили серьезные разломы в отношениях общества и власти. И чтобы в ближайшее время все это не перешло в какие-либо новые эксцессы, понадобился набор идей, способных консолидировать общество под флагом их успешного воплощения в жизнь». Эксперт предполагает, что эта идея будет подробнее проговорена на предстоящей сессии Ассамблеи народа Казахстана.

Сухой остаток

Подводя итоги можно сказать, что, во-первых, вопрос о реформе казахского алфавита является преимущественно вопросом политическим, несмотря на все попытки избежать его политизации. Он логически вписывается в проект «третьей модернизации Казахстана». Не случайно 19 апреля вышел указ президента Н. Назарбаева об образовании Национальной комиссии по реализации программы модернизации общественного сознания. При этом создание комиссии при президенте, которая будет заниматься такими эфемерными материями, как общественное сознание, дополнительно убеждает, что успех реализации этой идеи и, как следствие, возможности достижения поставленных целей далеко не очевидны.

Во-вторых, Казахстан делает попытку совершить переход от билингвальной к национально-доминирующей модели государственной языковой политики. Не совсем понятно, как это будет согласовываться с ранее презентованной моделью триединства языков.

В-третьих, неочевидны и последствия этого перехода. Выскажем неожиданную гипотезу. На наш взгляд, может случиться так, что реализация этой программы укрепит позиции русскоязычных граждан. Сейчас поясним. Представим, что переход казахского алфавита на латинскую графику начался. Понятно, что сделать это одномоментно невозможно. Будут нужны учебники, методики, педагоги. Все это не возникнет из ниоткуда. И пока процесс перехода на новую графику будет длиться, а это как минимум смена поколения, русскоязычные граждане Казахстана, получающие больший массив знаний, укрепят свои профессиональные позиции на рынке труда. Т.е. переход на латиницу будет способствовать увеличению конкурентоспособности русскоязычных специалистов – инженеров, технарей, «синих воротничков».

К чему это приведет в конечном итоге, сказать довольно сложно. Тут не может быть одного варианта ответа, все будет зависеть от множества факторов. Но ясно одно: в условиях этнической неоднородности наиболее оптимальной представляется интегрирующая направленность государственной языковой политики. А удастся ли это сделать в рамках заявленной реформы – вопрос открытый.

___________________________

Фото https://mail.kz/ru/news/politics/opublikovana-programmnaya-statya-nnazarbaeva-bolashakka-bagdar-ruhani-zhangyru

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
6485
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика