Терроризм ставит миграционную политику перед необходимостью новых решений - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 01.12.2022 |

Терроризм ставит миграционную политику перед необходимостью новых решений

Сотрудники ФСБ 19 апреля на территории Владимирской области при попытке задержания ликвидировали двух граждан «одной из стран Средне-Азиатского региона». По данным Центра общественных связей ФСБ, они «состояли на связи у вербовщиков международных террористических организаций» и готовили теракты в России. После взрыва в петербургском метро и убийства двух полицейских в Астрахани это уже третий за месяц инцидент, в котором замешаны выходцы из Средней Азии.

Новая ситуация, складывающаяся в сфере угроз национальной безопасности РФ, необычна тем, что если ранее теракты совершали выходцы из Северо-Кавказского региона, то теперь их исполнителями все чаще становятся граждане среднеазиатских республик. Последние являются независимыми государствами, но миграционные границы у России с ними, за исключением Туркмении, отсутствуют. Во многом между РФ, с одной стороны, и Казахстаном, Киргизией, Узбекистаном и Таджикистаном - с другой, существует общее миграционное пространство. Причем если Казахстан и Киргизия являются участниками ЕАЭС, где действует единый рынок труда, то Узбекистан и Таджикистан в него не входят, но преимуществами безвизового режима пользуются.

В последние годы ситуация с распространением в Средней Азии радикального ислама и его экспорта в Россию вместе с трудовыми мигрантами достигла такого уровня, когда игнорировать ее становится попросту опасно. В Киргизии, например, практически свободно действует исламистская организация «Таблиги джамаат», запрещенная в России и Казахстане. Нарастание террористической угрозы со стороны Средней Азии констатировал и директор ФСБ Александр Бортников. «Результаты анализа имеющейся информации свидетельствуют, что основной костяк террористических групп составляют граждане СНГ, прибывшие в Россию в потоках трудовой миграции, – заявил он 11 апреля на заседании Национального антитеррористического комитета. – …После прибытия в РФ данные лица разворачивают активную вербовочную деятельность в мигрантской среде, рекрутируя исполнителей терактов в РФ».

По данным Главного управления по вопросам миграции МВД РФ, за прошлый год на территорию России в общей сложности въехали 16,3 млн. иностранных граждан, а выехали из нее – 14,6 млн. На миграционный учет за год встали 14,3 млн. человек, что значительно больше населения таких стран ЕС, как Бельгия, Греция, Чехия, Португалия и Швеция. То есть численность ежегодно посещающих Россию иностранцев сопоставима с населением среднего европейского государства. На конец 2016 г. количество иностранных граждан в России оценивалось МВД в 9,7 млн. человек. Больше половины иностранцев, вставших на миграционный учет, составляли граждане среднеазиатских республик (6,7 млн.): Узбекистана (3,3 млн.), Таджикистана (1,9 млн.), Киргизии (0,8 млн.), Казахстана (0,5 млн.) и Туркмении (60 тыс.). Не все они находились в России одномоментно, вставая на учет по нескольку раз, но остроты проблемы это не снижает.

Контролировать почти 7 млн. человек, которые перемещаются между Россией и азиатскими странами СНГ без всяких виз, на основании лишь имеющихся у них общегражданских или заграничных паспортов, никаким спецслужбам невозможно. У них просто не хватит на это ресурсов. Контроль над трудовыми мигрантами из Средней Азии затрудняет и то, что разговаривают они на других языках. Из-за языкового барьера, отсутствия контроля со стороны семьи, клановых и общинных лидеров, религиозных деятелей и местных силовых структур трудовые мигранты чувствуют себя в России гораздо свободнее, чем на родине. Значительная часть случаев присоединения жителей региона к радикальным исламистам в Сирии и Ираке фиксировалась именно после того, как они попадали в Россию, откуда могли свободно выехать в Турцию. Спецслужбы среднеазиатских государств не раз указывали на это своим российским коллегам, но ситуация с тех пор практически не изменилась.

С расширением ЕАЭС за счет присоединения к нему Киргизии ситуация лишь усугубилась. Южная часть республики, включающая Ошскую, Джалал-Абадскую и Баткенскую области, является основной зоной распространения исламского экстремизма. Проживающее здесь узбекское население после распада СССР фактически оказалось в положении неравноправного меньшинства. Уровень исламизации узбеков, которые традиционно являлись оседлыми земледельцами, теснее связанными с городскими мусульманскими центрами, исторически был выше, чем киргизов, в недавнем прошлом являвшихся кочевниками. При этом силовые структуры в Киргизии комплектуются почти исключительно этническими киргизами. Отношения между двумя народами омрачаются межэтническими столкновениями 1990 и 2010 гг., а также опасениями Бишкека по поводу узбекского сепаратизма. Все это способствует распространению среди узбекского населения радикального ислама.

В петербургском теракте и последовавших за ним задержаниях четко прослеживается «узбекский след», который ведет в Южную Киргизию. Исполнитель теракта Акбаржон Джалилов являлся этническим узбеком из Ошской области, где до сих пор проживают его родители и родственники. Братья Аброр и Акрам Азимовы, которые задержаны по подозрению в подготовке теракта, – этнические узбеки из Джалал-Абадской области. Все трое имели российское гражданство, позволявшее свободно передвигаться между Россией, Киргизией и Турцией. 21 апреля МВД РФ сообщило о лишении отца Акбаржона Джалилова российского паспорта из-за представления им «заведомо ложных сведений при обращении с заявлением о приеме в гражданство Российской Федерации», что повлекло за собой лишение гражданства и его сына, совершившего теракт. В тот же день российского гражданства были лишены Акрам и Аброр Азимовы. Но жертв теракта к жизни это уже не вернет.

Складывается парадоксальная ситуация, когда представителям коренных мусульманских народов Средней Азии получить российский паспорт гораздо проще, чем проживающим в регионе русским. «Живу в Узбекистане, в г. Андижане, что в 70 км от г. Ош, – комментирует на интернет-форуме ситуацию с выдачей российских паспортов гражданка этой республики Ольга. – Так что с ситуацией знакома. Несколько раз уже писала, что была свидетельницей выдачи паспорта узбеку, гражданину Киргизии. Мы, можно сказать, вместе ездили в Ташкент, так как тоже подавали на гражданство. А происходило это после межэтнического конфликта в Ошской области... Тогда такие узбеки и получили массово льготу в получении гражданства России как пострадавшие. Самое смешное, этот узбек никак пострадавшим не был, давно жил и работал в Андижане, просто паспорт был киргизский. Я его тогда спрашивала, зачем, мол, тебе российский паспорт? Смеялся, говорил, пригодится... В общем, нам, русским, в посольстве России показали фигу, а этому узбеку преподнесли паспорт на блюдечке с голубой каёмочкой…»

Еще одна возможность получить российское гражданство – программа переселения соотечественников, участвовать в которой могут отнюдь не только русские и представители других коренных народов РФ. По данным за 2016 г., российские паспорта получили 100,7 тыс. граждан Украины, 37,8 тыс. – Казахстана, 23,2 тыс. – Узбекистана, 23 тыс. – Таджикистана, 22,3 тыс. – Армении, 17,4 тыс. – Молдавии, 9,9 тыс. – Азербайджана, 9,3 тыс. – Киргизии и 3,5 тыс. – Белоруссии. Данные по их этнической принадлежности не приводятся. Но в Таджикистане, например, русских почти не осталось, и можно смело утверждать, что большинство из 23 тыс. обладателей российских паспортов являются таджиками или узбеками. Схожая ситуация, судя по всему, складывается и в других республиках Средней Азии (за исключением Казахстана), а также Закавказья, где численность славян невелика. Возникающие в результате миграционные связи между Россией и Средней Азией абсолютно аналогичны тем, которые использовались при осуществлении теракта в петербургском метро.

События, связанные с терактом в Санкт-Петербурге и серией нападений радикальных исламистов на сотрудников силовых структур, свидетельствуют о системном кризисе миграционной политики России, которая требует пересмотра. Причем касается это как предоставления гражданства, так и трудовой миграции. 3/4 трудовых мигрантов из Средней Азии в РФ генерируют Узбекистан и Таджикистан, с которыми Россия соглашениями о едином рынке труда ЕАЭС не связана, и может изменять миграционный режим в своих интересах. В отношении граждан государств ЕАЭС дополнительные меры безопасности, усиливающие контроль над миграцией, могут быть приняты и в рамках существующей правовой базы.

Ужесточение миграционной политики является вопросом не только национальной безопасности, но и физического выживания России, которое может оказаться под угрозой в случае нарастания в ближнем зарубежье кризисных тенденций и возникновения огромных миграционных волн, наподобие той, которая недавно накрыла Евросоюз.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
3909
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика