Сегодня: 20.11.2018 |

Молдавские силовики на границе с Украиной. Приднестровье берут в кольцо?

Осенью нынешнего года Молдова и Украина планируют ввести систему совместного таможенно-пограничного контроля на всем участке приднестровско-украинской границы. Для этого будут созданы 13 совместных постов. Сначала Украина впустит молдавских силовиков на международные пункты пропуска, затем они появятся и на 8 межгосударственных пунктах.

«Пробным камнем» станет международный пункт пропуска «Кучурган–Первомайск», где совместный контроль должен заработать уже в конце мая.

История берет свое начало еще в ноябре 2015 года, когда Кишинев и Киев подписали протокол между пограничными и таможенными органами по организации совместного контроля на ККП «Кучурган–Первомайск». Второе дыхание этот вопрос получил 13 февраля нынешнего года, после того как премьер-министры Молдовы и Украины Павел Филип и Владимир Гройсман согласовали дорожную карту развития сотрудничества между двумя странами. Одним из пунктов там как раз значилась организация совместного таможенно-пограничного контроля.

С этого момента события начали развиваться быстро, и в результате сегодня Молдова и Украина близки к тому, чтобы начать запуск системы совместного контроля. Проект финансово поддерживает Европейский союз.

У Приднестровья планы Кишинева и Киева вызывают естественные опасения. Прежде всего, стоит сказать, что сам процесс организации совместного контроля идет без всяких консультаций с Тирасполем. Хотя понятно, что интересы ПМР тут будут затронуты напрямую.

Приднестровье считает, что вопрос с созданием молдавско-украинских постов нужно обсудить в международном переговорном формате «5+2». Однако такой призыв сегодня поддерживает только Россия. Молдова, Украина, а также представители ОБСЕ заявляют, что совместный контроль – это предмет исключительно двусторонних отношений Киева и Кишинева, к переговорам по молдавско-приднестровскому урегулированию касательства не имеющий. Мягко говоря, странная позиция.

В середине апреля внешнеполитическое ведомство Приднестровья пригласило представителей 23 аккредитованных в РМ дипмиссий приехать в Тирасполь и обсудить ситуацию, связанную с планами Молдовы и Украины. Откликнулось опять же только посольство России.

27 апреля заместитель главы МИД РФ Григорий Карасин встретился в Москве с президентом ПМР Вадимом Красносельским. Как говорится на сайте МИД РФ, «речь шла и о возможных серьезных последствиях установления совместного таможенно-пограничного молдавско-украинского контроля в пункте пропуска «Первомайск–Кучурган». «Было отмечено, что, несмотря на конструктивную тональность прошедших в январе и марте встреч В. Красносельского и президента Молдавии И. Додона, реальная ситуация вокруг Приднестровья не улучшается, а «благие намерения» молдавской стороны пока не подкрепляются практическими шагами», подчеркивается в сообщении МИД России.

***

Чем может грозить ПМР появление таможенников и пограничников Молдавии на украинской территории? В самом факте того, что республика фактически берется в кольцо молдавскими силовиками, вряд ли может быть что-то хорошее. Учитывая то, что конфликт между Приднестровьем и Молдовой не урегулирован и процесс урегулирования движется с трудом, молдавско-украинский контроль может стать попросту средством давления на Тирасполь.

МИД ПМР и местные эксперты выделяют три группы потенциальных рисков, связанных с планами РМ и Украины. В первую очередь это  угрозы безопасности. Молдавские силовики появятся на территории, которая не входит в зону ответственности Совместных миротворческих сил, поддерживающих мир в регионе. Это значит, что гипотетически возможно обострение ситуации с участием силовых структур.

Вторая группа рисков – различные ограничения, которые могут повлиять на свободу передвижения жителей Приднестровья. Молдавско-украинский пограничный контроль одновременно будет и миграционным. И не исключено, например, что те, кто будут ехать из ПМР через пункт «Первомайск–Кучурган», столкнутся примерно с такими же трудностями и препонами, какие сегодня существуют для приднестровцев в Кишиневском аэропорту.

Нельзя забывать и о политически мотивированных уголовных делах, по которым в Молдове проходят около 200 человек из Приднестровья. Их на совместных молдавско-украинских постах могут попросту задержать.

По мнению экспертов, вполне вероятно, что с появлением молдавских силовиков могут возникнуть сложности и с пропуском через пункт «Первомайск–Кучурган» автотранспорта, зарегистрированного в ПМР.

***

Третья, самая большая группа рисков – это риски в области экономики, прежде всего по ввозу товаров в ПМР. На пункт пропуска «Первомайск–Кучурган» приходится, по статистике, около 75% приднестровского импорта (если брать цифры без учета импортируемого российского природного газа).

Опасения Тирасполя здесь связаны с несколькими факторами. Во-первых, если будут созданы совместные молдавско-украинские посты, то таможенный контроль станет тройным. Дополнительные транспортные расходы приднестровских компаний из-за этого, по словам специалистов, составят от 1,5 до 3 миллионов долларов. Потери от оплаты услуг молдавских брокерских компаний могут достичь 1,7 миллиона долларов в год. Еще около 350 тысяч долларов ежегодно придется заплатить за получение молдавских лицензий на импорт.

2,5 миллиона долларов Приднестровье может потерять, если через пункт «Первомайск–Кучурган» молдавскими таможенниками будет запрещен импорт фитосанитарных и ветеринарных грузов, то есть отдельных видов продовольствия и сельскохозяйственного сырья. А если он будет разрешен, то за ветеринарные и фитосанитарные сертификаты Молдовы нужно будет заплатить более 1 миллиона долларов.

Еще один момент: в Молдове и ПМР довольно существенно разнится законодательство в том, что касается внешнеэкономической деятельности физических лиц. В Приднестровье, например, разрешено без декларации ввозить товары на сумму до 1 тысячи долларов, в РМ этот «потолок» ограничен 300 евро.

Может возникнуть следующая ситуация: для того чтобы получить на украинской границе «добро» молдавских таможенников, приднестровский индивидуальный предприниматель должен будет регистрироваться и в Молдове. А для этого нужно иметь молдавское гражданство и медицинскую страховку в РМ.

По статистике, в Приднестровье внешнеэкономической деятельностью (преимущественно импортом) так или иначе занимаются около 15-20 тысяч индивидуальных предпринимателей. Если они столкнутся с запретами и вынуждены будут прекратить работу, то госбюджет ПМР может потерять около 7 миллионов долларов налоговых поступлений. Не говоря уже о том, что под вопросом окажется социальное положение самих предпринимателей.

Приднестровские власти уже, как известно, назвали общую цифру возможного ущерба от появления совместных молдавско-украинских таможенно-пограничных постов – 38,5 миллиона долларов в год.

***

Возможно, эти страхи (или по крайней мере большинство из них) преувеличены. Президент Молдовы Игорь Додон в беседах с российскими дипломатами, например, обещает, что молдавско-украинский контроль на границе никак на экономике Приднестровья не скажется. Однако ни он, ни молдавское правительство подробно не объясняют, как именно будут действовать совместные посты на приднестровском участке украинской границы. А между тем здесь тот случай, когда дьявол может скрываться в деталях.

Нет ответов и на другие вопросы. Например, зачем нужен еще один контроль, если он потенциально только усложнит пересечение границы? Или почему и Молдова, и Украина упорно отказываются обсуждать этот вопрос и с самим Приднестровьем, и в формате «5+2»?

В конце марта в радиоэфире «Спутник-Молдова» представитель молдавской таможенной службы Владислав Швец заявил, что «совместный контроль позволит существенно минимизировать факты контрабанды». Однако с 2005 года на приднестровско-украинской границе работает миссия ЕС по приграничной помощи (EUBAM), и она, насколько можно понять, случаев контрабанды не отмечает.

Всё это и заставляет задуматься, чего же больше в проектах Кишинева и Киева: желания бороться с нарушениями на границе или же стремления навязать ПМР какие-то невыгодные ей политические условия?

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
5387
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика