Сегодня: 21.09.2017 |

«Меморандум Примакова» 20 лет спустя

Ровно два десятилетия назад в Москве был подписан меморандум об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем. Его еще называют «меморандумом Примакова». Если говорить об уровне подписантов, да и о содержании документа, то это на самом деле один из наиболее «статусных» и весомых документов молдо-приднестровского урегулирования.

Свои подписи под меморандумом тогда поставили первый президент России Борис Ельцин, президент Украины Леонид Кучма, главы Молдовы и Приднестровья Петр Лучинский и Игорь Смирнов. А завизировал документ Нильс Хельвег Петерсен, который в то время был министром иностранных дел Дании и действующим председателем ОБСЕ.

Евгения Примакова, возглавлявшего тогда российский МИД, по праву называют архитектором московского меморандума от 8 мая 1997 года. Российская дипломатия во второй половине 1990-х начала решительно возвращать свои позиции. Недалек уже был и легендарный разворот премьер-министра Примакова над Атлантикой, ставший прологом к новой российской внешней политике.

Московский меморандум фактически дал старт новому этапу переговоров между Кишиневом и Тирасполем. Стороны начали активно контактировать на межведомственном уровне. И это взаимодействие было куда успешнее, чем сейчас.

Логичным следствием «меморандума Примакова» оказались Одесские соглашения 1998 года, после которых к миротворческой операции в регионе присоединились украинские военные наблюдатели. Они выполняют свою миссию на Днестре и сегодня.

В целом московский документ стал образцом дипломатического искусства, прежде всего российского, и примером политического компромисса. Сегодня такие компромиссы между Кишиневом и Тирасполем кажутся недостижимыми.

***

Московский меморандум закрепил саму модель молдо-приднестровского урегулирования, которая по большому счету актуальна и сейчас. Это общее государство в границах бывшей Молдавской ССР. Большая часть документа и посвящена тому, как должно строиться общее государство. Суть этого процесса раскрывается в таких понятиях, как «государственно-правовые отношения между Молдовой и Приднестровьем», «взаимно согласованные решения», «разграничение и делегирование полномочий», «взаимно обеспеченные гарантии». При этом в меморандуме с самого начала подчеркивается: РМ и ПМР – стороны переговоров.

И дальше документ эту философию равноправия сторон развивает. Сразу в нескольких местах говорится о том, что урегулирование должно быть только мирным и что Приднестровье и Молдова во взаимных отношениях не будут прибегать к применению силы или угрозы силой. Внимание к этому вопросу понятно: с момента окончания войны на Днестре к тому времени прошло всего пять лет.

Впрочем, и сейчас обстановка такова, что принцип мирного урегулирования желательно все-таки постоянно подтверждать. Это, кстати, и было сделано в Берлинском протоколе 2016 года.

По мнению авторов московского меморандума, урегулирование может быть достигнуто благодаря двум вещам – росту обоюдного доверия, а также политическому диалогу Кишинева и Тирасполя при помощи России, Украины и ОБСЕ. Аналогичных подходов Москва, как мы знаем, придерживается и сегодня.

Пять из одиннадцати статей документа так или иначе посвящены проблеме гарантий. Авторы меморандума будто предвидели: вопрос о том, как гарантировать уже заключенные договоренности, станет одним из главных и самых трудных. Они предложили здесь двухуровневую систему. С одной стороны, ПМР и РМ сами выступают взаимными гарантами выполнения того, что они подписывают. А с другой - гарантами становились Россия и Украина. С тех пор в местном дипломатическом и журналистском лексиконе и закрепилось это понятие – «страна-гарант».

Наконец, надо сказать о двух ключевых пунктах меморандума. Один из них определяет право Приднестровья самостоятельно устанавливать и поддерживать международные контакты в экономической, научно-технической и культурной областях. Другой гласит: «Приднестровье принимает участие в осуществлении внешней политики Республики Молдова – субъекта международного права, по вопросам, затрагивающим его интересы. Решение по данным вопросам принимается по согласию сторон».

***

В молдо-приднестровском урегулировании можно выделить три опорные точки. Первая – это мирное соглашение от 21 июля 1992 года, после которого в регионе началась миротворческая операция с участием России. С 1994 года появились и первые документы переговорного процесса. Приднестровье и Молдова, в частности, согласовали совместное заявление своих руководителей, а также обращение к Украине с предложением поучаствовать в миротворческой миссии. Было заключено и двустороннее соглашение о поддержании мира и гарантиях безопасности. Кроме того, стороны подписали несколько протокольных решений, касавшихся работы таможенных, почтовых, метрологических и других служб.

Улучшавшаяся атмосфера в переговорном процессе сделала возможным переход на новый уровень, которым и стал московский меморандум 1997 года. После этого переговоры между Приднестровьем и Молдовой, как уже отмечалось, активизировались. За три года – с 1997 по 2000 г. было подписано 35 различных документов. Среди них, например, такой, как соглашение об организационных основах социально-экономического сотрудничества между ПМР и РМ. Или, скажем, соглашение об основах взаимодействия МВД Молдовы и руководства органов внутренних дел Приднестровья.

Еще 20 различных совместных документов появилось в 2001-2003 годах после прихода к власти молдавской Партии коммунистов и Владимира Воронина. Несмотря на противоречивость последнего, переговоры пришли к «плану Козака», который мог стать третьей и финальной точкой урегулирования. Но не стал. И с того времени переговорный процесс начал, что называется, катиться под откос. Что и продолжается до сих пор.

Итоги первых встреч новых лидеров Молдовы и Приднестровья Игоря Додона (справа) и Вадима Красносельского настраивают на осторожный оптимизм в оценке молдо-приднестровского урегулирования

***

Как исполняются положения московского меморандума 1997 года сегодня? Приднестровье и Молдова ведут переговоры (или пытаются их вести), но атмосферы доверия нет. И в таких условиях понятно, что нет и системы взаимных гарантий, она работать не может.

При этом институт стран-гарантов тоже жив лишь наполовину. Полноценным гарантом сегодня можно назвать только Россию, а Украина уже больше десяти лет как устранилась от этой роли и превращается во всё более пристрастного игрока, действующего на стороне властей Молдовы. С 2014 года здесь произошло значительное ухудшение.

По-своему трактует Кишинев и право Приднестровья самостоятельно устанавливать и поддерживать международные контакты в сфере экономики. Устанавливать-то ПМР, по мнению властей РМ, их вроде бы может, но вот приднестровская внешняя торговля всё равно должна «продираться» через молдавские таможенные и другие барьеры.

И, конечно, никак не реализовано право Приднестровья на участие во внешней политике РМ. Это хорошо показала история с парафированием и подписанием соглашения об ассоциации «Молдова–ЕС» в 2013-2014 годах. Сегодня речь не идет даже о гипотетическом механизме такого участия.

Но есть одно достижение, и оно, пожалуй, главное – в регионе сохраняется мир. Хотя в Кишиневе и пытаются периодически подорвать основы миротворческой операции. Последний пример тому – двоякое решение Конституционного суда РМ по поводу российских миротворцев.

Несмотря ни на что, «меморандум Примакова» остается важнейшей вехой на пути молдо-приднестровского урегулирования. Это признал недавно и президент РМ Игорь Додон. И тем молдавским политикам, которые действительно хотят полноценного разрешения конфликта, стоит вернуться не только к духу, но и к букве московского документа 1997 года.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1135
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» 1025-летие Крещения Руси G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Бронзовый солдат» «Великое русское слово» «Волошинский сентябрь» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «НОВАТЭК» «Новая волна» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия бизнес Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дагестан Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киевская Русь Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ Олланд ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Санкции Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эквадор энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония Яценюк
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика