Россия–Турция: доверяй, но проверяй
19.05.2017 | Ольга СУХАРЕВА | 00.06
A
A
A
Размер шрифта:

Интенсивности российско-турецкого диалога могут позавидовать даже ближайшие союзники Москвы. Буквально с начала месяца состоялись две встречи президента РФ В. Путина с его турецким коллегой Р. Эрдоганом – в Сочи и во время конференции «Один пояс – один путь», а также несколько обменов визитами на уровне министерств и ведомств. Стороны откровенно заинтересованы в возобновлении сотрудничества на доконфликтном уровне, их связывают стратегические интересы, но назвать двусторонние отношения стратегическим партнерством было бы преувеличением.

Handelmachtfrei

Являясь экспортно ориентированной экономикой, Турция крайне заинтересована в установлении зоны свободной торговли с РФ. Как заявил по результатам переговоров В. Путина и Р. Эрдогана министр экономики Турции Н. Зейбекчи, «началось наше новое партнерство с Россией. Теперь мы ускорим отношения между Турцией и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), а также ускорим подписание договора о свободной торговле между Турцией и Россией».

С одной стороны, либерализация торговли с Турцией выгодна РФ, которая имеет с этой страной стабильное позитивное сальдо внешней торговли. С другой – сама же Анкара подчас вводит протекционистские и ограничительные меры, которые ставят под сомнение ее стремление к установлению торгового партнерства. Так, с 15 марта турецкие власти приостановили выдачу лицензий на беспошлинный ввоз пшеницы, кукурузы, подсолнечного шрота и масла из России. Размер таможенной пошлины на российское зерно был установлен на уровне 130%. Его было решено заменить закупками на Украине. Сегодня вопрос уже урегулирован, но осадок, как говорится, остался. Откровенно недружественным выглядит и прекращение паромного сообщения с Крымом, что негативно сказалось на торговле полуострова.

Интерес Турции к укреплению торгового сотрудничества с ЕАЭС вполне понятен. В то время как Евразийский союз ведет переговоры о создании ЗСТ с Ираном, Египтом, Индией и Сингапуром, в долгосрочной перспективе это может негативно сказаться на интересах Анкары. Проблемы уже возникают. Россия и другие страны ЕАЭС намерены установить ввозные пошлины на апельсины, финики, фисташки, изюм и брюссельскую капусту. По словам министра по торговле ЕЭК В. Никишиной, «в случае, если Египет получит преференции на поставки апельсинов на российский рынок, это окажет давление на турецких экспортеров».

Что касается ЗСТ с Россией, существует и институциональная проблема. Как указывает эксперт РИСИ В. Холодков, «заключать любые соглашения о зоне свободной торговли с третьими странами мы имеем право только от ЕАЭС и после согласования со всеми странами союза». И здесь турецкий вопрос неминуемо наткнется на особую позицию Армении. То есть чисто торговая проблема из-за националистической позиции Анкары приобретает политическую окраску, что потребует от Турции и Армении определенной готовности к компромиссам.

По заявлению главы МИД России С. Лаврова, если Ереван и Анкара сядут за стол переговоров, то Россия будет готова оказать им самое активное содействие. «Программой-минимум» является открытие армяно-турецкого участка внешней границы ЕАЭС для свободного перемещения людей, товаров и услуг. Именно процессы евразийской интеграции могут помирить заклятых врагов.

Определиться с приоритетами

Уже один вопрос создания ЗСТ с Россией показывает ту степень компромиссов, на которые должны пойти стороны для достижения подлинного партнерства. Анкара долгое время находилась в орбите западной политики, будучи членом НАТО и добиваясь членства в ЕС. Как и следовало ожидать, ни к чему хорошему это не привело. По мнению сотрудника Стамбульского университета доктора исторических наук М. Перинчек, «Россия и Турция – естественные союзники».

Это действительно так, достаточно проанализировать лишь несколько примеров. После урегулирования конфликта вокруг сбитого российского самолета был возобновлен проект строительства газопровода «Турецкий поток», стратегически выгодный обоим государствам. Для России это способ обеспечить прокачку газа в Европу, избавившись от транзитной зависимости  неонацистского режима Украины, который сейчас использует свое практически монопольное положение для шантажа РФ и ЕС. Турция же благодаря новому газопроводу превратится в энергетический транзитный узел региона, что будет способствовать и повышению ее ставок в переговорах с ЕС, остающемся одним из ведущих экономических партнеров страны.

В отличие от проекта TANAP, который с треском провалился, как и другие лоббируемые Западом маршруты в обход России, «Турецкий поток» начнет строиться уже летом этого года и должен быть завершен в 2019 г. По мнению экономического эксперта А. Йылдырыма, «проект сделает Турцию энергетическим мостом и внесет вклад в турецкую экономику благодаря доходу, который он обеспечит. Он позволит Турции занимать стратегическое положение и сблизит две страны друг с другом».

Другой стратегический российско-турецкий проект – АЭС «Аккую», в который РФ готова инвестировать 22 млрд. долл., также принесет обеим странам значительные дивиденды. АЭС «Аккую» обеспечит Турции дополнительно около 15% энергопотребления. Без этой станции стране с бурно развивающейся экономикой не удалось бы свести энергобаланс страны с ростом почти на 50% за следующее десятилетие. Но гораздо более выгоден проект именно России, которая станет владельцем, строителем и оператором АЭС. По расчетам специалистов, инвестиции окупятся в течение рекордных 7 лет. До 2083 г., когда АЭС будет выведена из эксплуатации, именно РФ будет заниматься обслуживанием станции.

Турция и Россия – страны евразийские, потому именно сотрудничество в рамках процессов евразийской интеграции способно дать синергетический эффект для развития их экономики и повышения веса на мировой арене. Как отметила заместитель директора российского Института политических исследований Д. Гревцова, «Россия и Турция находятся в рамках одного «северного» пути инициативы «Один пояс – один путь», потому «Россия, Турция и Азербайджан в одной команде и должны усиливать друг друга».

Кроме того, интеграционные процессы являются залогом повышения стабильности и безопасности региона. По мнению российского лидера В. Путина, терроризм и застарелые региональные конфликты составляют серьезную угрозу, потому необходимо, прежде всего, отказаться от воинственной риторики. Эту точку зрения вполне разделяет и Р. Эрдоган, заявивший в Пекине, что инициатива «Один пояс – один путь» станет «инициативой, которая положит конец терроризму. Эта модель сотрудничества станет выгодной для всех».

Сирийский узел

Пожалуй, самым проблемным аспектом российско-турецких отношений является взаимодействие в Сирии. С одной стороны, Москве и Анкаре все же удалось преодолеть собственный конфликт и добиться весомых результатов в урегулировании сирийского конфликта. Начат астанинский процесс, работает российско-турецко-иранский «треугольник», в рамках которого извечные враги – Иран и Турция - наконец сели за стол переговоров.

Тем не менее о взаимном доверии и подлинном партнерстве говорить рано. Анкара по-прежнему пытается усидеть на двух стульях, входя одновременно в возглавляемую Вашингтоном коалицию и поддерживая усилия России и Ирана по прекращению огня. Назвать политику Турции искренней просто не поворачивается язык. Переговорная группа в Астане неоднократно обвиняла Анкару в двурушничестве и поддержке «Джебхат-ан-Нусры». Турецкая сторона так и не обеспечила прибытие вооруженной оппозиции на переговоры.

В то же время Р. Эрдоган постоянно подсовывает союзникам неприятные сюрпризы, подрывающие сам процесс уничтожения ДАИШ. Он активно поддержал удар США по сирийской авиабазе, назвав атаку «позитивным, но недостаточным шагом», а глава МИД Турции призвал Москву отказаться от поддержки президента Сирии Б. Асада. Комментируя в интервью агентству Reuters позицию РФ, Эрдоган заявил, что Россия якобы уменьшила поддержку режима Асада. МИД РФ пришлось опровергать утверждение турецкого лидера, в очередной раз было решительно заявлено, что позиция нашей страны состоит в том, что судьбу Сирии должен определять лишь сам сирийский народ.

Значительную сумятицу в урегулирование сирийского конфликта вносят и односторонние военные действия Турции в Сирии. Объявив курдское ополчение террористами, Р. Эрдоган фактически осуществил военное вторжение на территорию суверенного государства, оккупировав часть его территории. Обстрелы Турцией курдов, которые ведут боевые действия против ДАИШ, наносят ущерб всему процессу уничтожения террористической группировки. Как прокомментировали очередной удар Турции по позициям курдов в Сирии и Ираке в МИД РФ, «действия турецкой стороны не способствуют консолидации антитеррористических усилий». Особую озабоченность российского внешнеполитического ведомства вызвало то, что Турция нанесла удары по территории суверенных государств в обход законных правительств, что идет вразрез с основными принципами межгосударственных отношений и является неприемлемым.

Хотя Турция избегает инцидентов с военным контингентом России в Сирии, о доверии говорить не приходится. По мнению обозревателя МИА «Россия сегодня» А. Хроленко, подчеркнутая «забота» турецких военных о безопасности российских военных судов в Босфоре более напоминает разведывательные мероприятия, а сама политика Эрдогана – какую-то тонкую игру по балансированию между союзниками. Это мнение разделяет и сенатор А. Пушков, заявивший, что после референдума «стоит быть предельно внимательными в отношении новой «президентской» Турции, поскольку ее лидер уже неоднократно демонстрировал свое двуличие, а теперь Эрдоган и вовсе может выкинуть все что угодно».

С другой стороны, Анкара, будучи членом НАТО, решила закупить российские комплексы противовоздушной обороны С-400. Вот и пойми этого Эрдогана.

Не конфликт, но и не дружба

Если в целом рассматривать двусторонние отношения России и Турции, их можно охарактеризовать как осторожное движение крайне заинтересованных друг в друге партнеров навстречу друг другу мелкими шагами. По мнению политолога А. Караваева, «российско-турецкие отношения – это симфония, которая состоит из нот развития и нот конфликтов. Так вот преобладает развитие. И, несмотря на некоторые недоговоренности, отношения России и Турции продвигаются».

Объективно интересы стран по ключевым вопросам совпадают. Но парадокс в том, что именно Анкара в силу стереотипов своей политики во многом тормозит в том числе и защиту своих национальных интересов.

Настаивая на отстранении Б. Асада от власти, Р. Эрдоган ставит под угрозу территориальную целостность Турции. Как считает турецкий военный эксперт К. Йылдырым, Эрдогану «надо осознать роль Дамаска. Роль России он уже осознал, поэтому мы имеем результаты. Теперь через Россию надо наладить связь с Асадом. Не надо брать его в друзья, просто вместе с ним будет легче разобраться с YPG. Курдские террористы больше не заинтересованы в президентстве Асада. Они атакуют позиции правительственных войск и грабят подконтрольные Асаду города. Я уверен, что в этом участвуют и США. Вашингтон преследует одну цель – убрать Асада, и больше его ничего не интересует. Привлечение террористов YPG является частью операции по ликвидации президента Сирии… Если убрать Асада, чего хотят США, вооружающие YPG, на наших границах начнется серьезная война, так как единственным врагом террористов станет Турция».

Его мнение разделяет и аналитик Б. Достер, утверждающий, что «Турция не осознает своего геополитического веса. Она боится посмотреть в глаза своей объективной реальности, своим потребностям, нуждам. Она не может поставить под сомнение свою зависимость от Атлантики, свою привычку к Западу. Она увиливает. Она говорит «высший разум», «по ту сторону океана». Отсутствие мужества признать, что империализм желает разделить Турцию, и в связи с этим сделать все необходимое, оборачивается потерями для Турции».

Собственно, независимая политика – это и есть то, чего ожидают Россия, Китай и другие евразийские партнеры от Турции, которая, в свою очередь, может урегулировать стоящие перед ней стратегические вызовы исключительно в рамках взаимодействия со странами Евразии, но никак не «трансатлантического сообщества». Само следование в фарватере политики США является для Турции, страны чисто евразийской, геополитическим нонсенсом.

Насколько наметившийся разворот Анкары в сторону естественных союзников стабилен, покажет время. Во время переговоров Р. Эрдогана с В. Путиным турецкий лидер процитировал русскую пословицу: «У кого что болит, тот о том и говорит». Оценивая отношения двух стран, целесообразно ответить другим перлом народной мудрости: «Доверяй, но проверяй».

Теги: Турция  
Рейтинг Ритма Евразии:
0
1
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:517