Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 25.06.2019 |

Реалии и надежды топливного рынка Казахстана

Отсутствие в Казахстане внятной промышленной политики, в том числе и по развитию нефтепереработки, говорит о том, что она не вписывается в экономическую модель развития страны, ориентированную преимущественно на экспорт сырья. Нужна её полная реформа, но в текущих условиях сделать это крайне сложно. Что имеем? 

Нефтепереработка, представленная построенными в советское время тремя НПЗ – в Павлодаре (ПНХЗ), Чимкенте («ПетроКазахстан Ойл Продактс» – ПКОП) и Атырау (АНПЗ) и занимающая около 14% в общем объеме производства обрабатывающей промышленности страны, не в состоянии обеспечить её необходимыми объемами качественного топлива отечественного производства. Заводы располагают изношенным оборудованием и крайне низкой долей деструктивных углубляющих процессов. И если в 1991 году на них перерабатывалось 18 млн. тонн сырья, то сегодня немногим более 14 млн. При этом ПНХЗ полностью работает на западносибирской нефти, ПКОП зависит от поставок сырья из России на 30%.

Власти Казахстана в свое время не сумели, используя высокие цены на сырье, провести модернизацию НПЗ. Досрочно «выполнить» стратегию «Казахстан-2030» и приступить к реализации «Казахстана-2050» оказалось легче, чем модернизировать три имеющихся НПЗ. Сегодня выход высокооктанового бензина в среднем составляет: на ПНХЗ – 21%, ПКОП –11%, АНПЗ – 4%, причем производится топливо стандарта «Евро-2». И это несмотря на то, что с июля 2013 года в страну запрещен ввоз автомашин, рассчитанных на стандарт бензина ниже «Евро-4»! За счет собственного производства страна обеспечивает 70% потребления бензина, 88% – дизельного топлива и около 50% – авиакеросина.

Качественное топливо завозится из России. По данным статистики, в прошлом году Казахстан импортировал из РФ 2,2 млн. тонн нефтепродуктов, из них 1,1 млн. тонн бензина, 0,4 млн. тонн дизеля и 0,26 млн. тонн авиакеросина. Высокая доля российского импорта поставила топливный рынок страны в зависимость от динамики российского рынка и курса рубля к тенге.

Цены – в свободное плавание

До недавнего времени розничные цены на топливо в республике были регулируемыми, но власти, избавив себя от обязанности объясняться с населением о причинах хронического роста цен на ГСМ, переложили все на рыночное саморегулирование. В 2015 году отпустили в свободное плавание цены на бензин АИ-92, в прошлом году – на дизельное топливо. Результат – цены на нефть упали почти вдвое, но ГСМ подорожали. Правда, вместо скачков цен получили их ползучий рост.

В условиях, когда более 80% оптового рынка нефтепродуктов принадлежит пяти крупным компаниям, которые и определяют ситуацию, рыночные механизмы действовать не могут. При годовой инфляции в 8,5% по итогам апреля 2017 года цены на бензин АИ-92 поднялись на 14,8% к апрелю 2016 года. В мае стоимость литра этого топлива достигла 144 тенге (1 руб.=5,5 тенге). Аналогичная ситуация с соляркой: стоимость литра поднялась с 99 до 138 тенге. В мутной среде бензинового дефицита при отказе от госрегулирования легко повышать цены и практически без проблем ловить рыбку «сверхдоходов».

Заторможенная модернизация

Несмотря на то, что имеются и собственное сырьё, и возможности производства нефтепродуктов, страна до сих пор себя полностью ими не обеспечивает. О планах реконструкции и модернизации действующих в стране НПЗ неоднократно заявлялось и правительством Казахстана, и руководством заводов. Последний из них – «Комплексный план развития нефтеперерабатывающих заводов Республики Казахстан на 2009-2015 годы» постановлением правительства утвержден в мае 2009 г.

В соответствии с ним в 2015 году НПЗ должны были производить нефтепродукты высокого качества, с избытком обеспечивая ими страну. Ожидалось, что объёмы переработки нефти в стране достигнут 18,5 млн. тонн, глубина 90%, выход светлых нефтепродуктов 60%, а топливо будет соответствовать стандартам «Евро-4» и «Евро-5». Однако запустить инновационный механизм не удавалось, поскольку основной объем финансирования был рассчитан на иностранные заемные средства. Доля собственных инвестиций составляла всего 22%.

Отметим, что при принятии «Комплексного плана» стоимость реконструкции НПЗ была занижена почти вдвое: первоначально она оценивалась в 3 млрд. долларов. Видимо, чтобы обоснование модернизации перевесило предложение по строительству нового, ориентированного на переработку казахстанской нефти завода. Неудивительно, что наступление бензинового изобилия постоянно сдвигалось в будущее. Сначала фигурировал 2015 год, потом 2016-й… Кому-то очень хочется, чтобы не иссякали направляемые на модернизацию НПЗ денежные потоки, сохранялся мутный омут дефицита нефтепродуктов.

 Положительные новости для автовладельцев появились лишь сейчас. По словам министра энергетики Каната Бозумбаева, в этом году должна завершиться модернизация НПЗ в Павлодаре и Атырау, в 2018 году – в Чимкенте, и «к середине 2018 года мы должны будем стать страной, которая сама себя обеспечивает всеми необходимыми продуктами нефтепереработки». Вместе с тем уже очевидно, что план модернизации НПЗ не будет выполнен в первоначальном объёме, и вряд ли в ближайшие годы заводы выйдут на 100-процентную загрузку сырьём.

На Атырауском НПЗ завершён только комплекс по производству ароматических углеводородов (КПА) мощностью 1 млн. тонн в год. Установка сделана таким образом, что может производить или ароматические углеводороды, или бензин (увеличив его производство на 20%). Строительство комплекса глубокой переработки нефти (КГПН)  планируют завершить к сентябрю текущего года. 

А ведь КПА должны были создать во II квартале 2013 года, КГПН – в начале 2015 года. Да и очерёдность запуска по логике должна быть обратной. Но это становится понятным, если вспомнить, что финансирующие модернизацию и осуществляющие поставку оборудования китайские компании заинтересованы не в увеличении производства бензина, а в получении ароматических – бензола и параксилола – углеводородов, которые необходимы их заводам как сырьё для нефтехимии.

Реализация проектов КПА и КГПН увеличит производство бензина с 600 тыс. тонн (по итогам 2016 года) до 1,5 млн., авиатоплива с текущих 20 тыс. тонн до 250 тыс. При этом производство мазута сократится почти вдвое – до 750 тыс. тонн в год.

Реконструкция завода в Чимкенте запланирована в два этапа. Первый обеспечит выработку моторного топлива по экологическим стандартам «Евро-4» и «Евро-5» и завершится в июле 2017 года окончанием пусконаладочных работ на установке изомеризации. Пока же в его рамках введена в эксплуатацию установка производства серы мощностью 4 тыс. тонн в год и реконструирована установка гидроочистки дизельного топлива, повысившая его качество до стандарта «Евро-5».

Активно ведутся работы в рамках второго этапа, включающего в себя строительство комплекса установок каталитического крекинга. С его завершением (к октябрю 2018 года) глубина переработки нефти на заводе вырастет до 90%, а проектная мощность по её переработке – с 5 до 6 млн. тонн в год. Производство высокооктанового бензина возрастет с текущих 660 тыс. тонн до 2,3 млн. в год, дизельного топлива – с 1,2 млн. до 1,9 млн., авиатоплива – до 400 тыс. тонн, что увеличит долю продукции завода на внутреннем рынке с 30% до 35%.

На Павлодарском НХЗ ведутся пусконаладочные работы. Однако из-за проблем с финансированием проект модернизации урезали, и теперь он оценивается почти вдвое меньше – в 620 млн. долларов. Сокращение стоимости проекта в первую очередь обусловлено отказом от строительства установки по переработке казахстанской (кумкольской и актюбинской) нефти. Завод останется ориентированным на нефть западносибирских месторождений. При этом мощность завода после модернизации составит не 7,5 млн. тонн, а 6 млн. (при нынешних 5,2 млн.). Производство высокооктановых бензинов с текущего объёма 1,03 млн. тонн возрастёт на 297 тыс. тонн. 

Павлодарский НХЗ

Исчезнет ли дефицит?

Однако не факт, что модернизация НПЗ приведёт к исчезновению дефицита нефтепродуктов на внутреннем рынке. Без ответа остается вопрос, каким образом будут загружаться расширенные мощности заводов, если в течение многих лет уже существующие не обеспечиваются сырьем в необходимых объемах? Загрузка НПЗ по давальческой схеме и низкие экспортные пошлины на сырую нефть делают экономически выгодной продажу последней за рубеж. Правительство не может «7 млн. добавочных тонн повернуть на НПЗ на переработку, потому что бюджет тогда потеряет 1,8 млрд. долларов». Тем более что в нефтедобыче наметился отчетливый негативный тренд. Так, если в 2013 году в республике было произведено 81,8 млн. тонн сырья, то в 2014-м – 80,8, 2015-м –79,4, 2016-м –78 млн. тонн.

Дело в том, что в результате развала геологоразведки ежегодный прирост запасов нефти в стране отстает от объемов добычи в среднем на 22%. Объёмы нефтедобычи падают, а на такие гиганты, как Тенгиз, Карачаганак и Кашаган рассчитывать не приходится – они разрабатываются по соглашениям о разделе продукции, которые не предусматривают поставки нефти на отечественные НПЗ. Остальные казахстанские месторождения уже прошли пик добычи, при этом коэффициент извлечения нефти достаточно мал и колеблется в пределах 35%. Всё это не позволяет закрыть в ближайшие годы проблему импорта нефтепродуктов.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1904
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика