Как цивилизовать трудовую миграцию в Россию из Узбекистана
25.06.2017 | Кирилл СОКОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев утвердил соглашения по миграции, подписанные в ходе его государственного визита в Россию 4-5 апреля. Тем самым Москва и Ташкент пытаются поставить узбекскую трудовую миграцию в «цивилизованные рамки» и урегулировать порождаемые ею проблемы.

Узбекистан с помощью подписания этих соглашений стремится обезопасить и защитить права своих граждан, работающих на территории РФ. «Наши дети там (в России. – Ред.) работают, и нам важно, чтобы они жили в мире и спокойствии. С этой целью были подписаны двусторонние соглашения…» – заявил в связи с этим Ш. Мирзиёев в эфире телеканала «Узбекистан». Россия же намерена придать трудовой миграции из Средней Азии, более половины которой генерирует Узбекистан, организованный характер и снизить количество нелегальных мигрантов. Поэтому интересы двух стран в создании механизма «оргнабора» во многом совпадают.

Подписанные нашими странами 5 апреля документы включают два соглашения – «Об организованном наборе и привлечении граждан Республики Узбекистан для осуществления временной трудовой деятельности на территории Российской Федерации» и «О взаимном учреждении представительств компетентных органов в сфере миграции». Первое из них направлено на сокращение потока нелегальной трудовой миграции из региона и придание ей «организованной», контролируемой формы. Второе же должно решить проблемы в области безопасности, резко обострившиеся в последнее время из-за проникновения в среду мигрантов радикальных элементов и предпринимаемыми ими попытками совершения терактов.

На территории России сегодня находится 1,7 млн. граждан Узбекистана. С начала этого года из республики прибыло 600 тыс. человек, что на 10% больше, чем год тому назад. Такие данные на состоявшейся в конце мая в Ташкенте встрече с министром внутренних дел РУз генерал-майором Абдусаламом Азизовым озвучил глава МВД России генерал Владимир Колокольцев. Целью переговоров было совместное противодействие угрозам экстремизма и терроризма, в том числе тем, которые несет с собой трудовая миграция. Правда, в последние годы ее объемы заметно сократились. В начале «десятых» годов число трудовых мигрантов из Узбекистана оценивалось ФМС в 3-3,5 млн. человек. Но из-за ужесточения миграционного законодательства РФ и экономического кризиса мигрантов стало меньше.


Узбекистан не является участником ЕАЭС, но входит в число государств СНГ, с которыми у России существует безвизовый режим. Его гражданам в соответствии с действующими правилами для работы в РФ необходимо приобретать патент, стоимость которого устанавливается региональными органами власти. Кроме того, им следует сдать экзамены по русскому языку, истории и праву. Работать трудовые мигранты из стран СНГ с безвизовым режимом могут только 180 дней в течение года. Превысившие этот срок автоматически становятся нелегальными мигрантами, что лишает их права работать в России на срок 3, 5 или 10 лет в зависимости от тяжести нарушения. Самым «злостным» нарушителям въезд в РФ закрывается пожизненно. В Таджикистане, например, таких граждан сегодня насчитывается около 5 тысяч.

Соглашение об «оргнаборе» граждан Узбекистана для работы в России предусматривает определенный порядок взаимодействия госструктур, которые должны управлять миграционными потоками. Действовать этот механизм должен следующим образом. Министерство труда и социальной защиты РФ вместе с Федеральной службой по труду и занятости размещают в специальной информационно-аналитической системе данные о работодателях, существующих у них вакансиях, характере работы, размере заработной платы, требованиям к квалификации работников и т. п. В задачи Министерства образования и науки РФ входит информирование соответствующих ведомств Узбекистана о требованиях и порядке сдачи экзамена по русскому языку, истории и законодательству для трудовых мигрантов. МВД РФ осуществляет оформление и выдачу разрешений на ведение трудовой деятельности.

Со своей стороны, агентство по вопросам внешней трудовой миграции при Министерстве труда Узбекистана информирует население о возможностях и порядке трудоустройства на территории РФ, осуществляет подбор кандидатов, взаимодействует с работодателями и организациями, проводящими необходимые экзамены, согласует проекты трудовых договоров, организует обучение, медицинское освидетельствование и проезд кандидатов до места назначения, а также их возвращение в республику в случае необходимости. Министерство здравоохранения Узбекистана берет на себя обязанности по проверке претендентов на предмет наличия у них опасных заболеваний, а Министерство внутренних дел должно проверять их нахождение в межгосударственном, международном розыске и наличие судимости. При этом в России будет осуществляться повторное медосвидетельствование мигрантов.

Работодатель обязан обеспечить мигрантам проживание «в соответствии с необходимыми санитарно-гигиеническими и иными нормами», гарантировать нормальные условия труда, включая технику безопасности на рабочих местах, а также зарплату не ниже минимального уровня, установленного законодательством РФ. Для участия в системе «оргнабора» нанимающие мигрантов компании должны заключить договор о сотрудничестве с организацией, направляющей их в Россию. Взаимодействие работодателей с Агентством по внешней трудовой миграции Узбекистана также регулируется отдельным договором. Несомненным плюсом для мигрантов является официальное трудоустройство, гарантированная трудовым договором зарплата и медобслуживание. Если работодатель не сумел трудоустроить мигранта, он оплачивает ему возвращение на родину и выплачивает компенсацию. На работодателя же ложатся расходы в случае смерти мигранта или его увечья на производстве.

В конечном итоге предусмотренная соглашением схема получается слишком сложной и запутанной для обеих сторон – как для работодателей, так и мигрантов. Первым из них необходимо заключать массу соглашений с различными госструктурами. Вдобавок они принимают на себя целый блок социальных и финансовых обязательств, тогда как по действующей сегодня «патентной системе» все эти вопросы являются проблемами самих мигрантов. Поэтому для большей части потенциальных работодателей участие в организованном найме рабочей силы «по месту проживания» лишено смысла. Мигранты же в этой системе лишаются «свободы маневра» и вынуждены соглашаться на те условия, которые им предлагают работодатели на родине. При этом их потенциальный заработок снижается за счет уплаты налогов, медстраховки и других расходов, избежать которых есть соблазн, если изначально ориентироваться на нелегальную миграцию. Поэтому они предпочитают искать работу путем задействования традиционных «кланово-общинных структур», ориентируясь на те связи и возможности, которые предоставляют им национальные диаспоры.

Опыт Киргизии, где подобную схему уже пытались использовать, показал ее низкую востребованность. В ходе международной видеоконференции по трудовой миграции, проведенной 28 апреля этого года Ярославским и Ошским университетами, были озвучены данные о том, что мигранты системой «оргнабора» интересуются слабо. Вместо этого они предпочитают использовать привычные для себя диаспоральные связи, где их права нередко вообще ничем и никем не гарантированы. Не исключено, что проблема заключается в чрезмерной сложности и забюрократизированности системы «оргнабора» мигрантов, что в итоге делает ее малоэффективной.

Соглашение о взаимном учреждении компетентных органов по миграции преследует более конкретную цель – предотвратить проникновение вместе с мигрантами на территорию обеих стран участников экстремистских организаций, представляющих угрозу для национальной безопасности. Документ должен обеспечить сотрудничество «компетентных органов» России и Узбекистана в сфере миграции, включая сбор, изучение и анализ информации по трудовой миграции, которая, как следует из смысла соглашения, может представлять оперативную ценность. Аккредитованы эти структуры, входящие в состав МВД, будут при министерствах иностранных дел. Актуальность такого соглашения особенно возросла после апрельского теракта в Санкт-Петербурге, совершенном выходцами из Киргизии, которые, однако, являлись этническими узбеками. Наличие структур, контролирующих миграцию на местах, позволит силовикам работать на опережение.

В целом же оба соглашения, безусловно, представляют определенный шаг вперед и выводят сотрудничество двух стран в сфере миграции на новый уровень. Их эффективность можно будет определить по мере накопления опыта, который позволит выявить как позитивные, так и негативные моменты практической работы соглашений.

Рейтинг Ритма Евразии:
2
2
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2584