Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 20.07.2019 |

Не странно ли, что адаптация Армении к Евросоюзу «не вызывает беспокойства» у Евразийской комиссии?

Принявшая с 1 июля на себя председательство в Европейском союзе Эстония планирует достичь высоких результатов по различным направлениям, одним из которых является программа «Восточное партнерство». «У нас очень амбициозная повестка по Восточному партнерству, в рамках которого в ноябре в Брюсселе пройдет саммит, и мы надеемся, что успешно завершим переговоры между Арменией и ЕС. Нам необходимы ощутимые результаты, которые будут соответствовать чаяниям стран Восточного партнерства», – заявил побывавший в середине июня в Ереване глава МИД Эстонии Свен Миксер.

Армения к ноябрьскому саммиту «Восточного партнерства» в Брюсселе планирует завершить подготовку и подписать рамочный документ с ЕС, сообщил в ответ глава МИД РА Эдвард Налбандян.

Напомним, что  Ереван, как и Киев, планировал подписать с ЕС ассоциированное соглашение и документ о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли (AA/DCFTA)  в ноябре 2013 г. на вильнюсском саммите «Восточного партнерства». Однако в сентябре того же года Армения объявила о намерении вступить в Евразийский экономический союз. Брюссель отреагировал на это кардинальное изменение политики очень жестко, отказавшись принять предложение Еревана подписать лишь политическую часть документа.

Тем не менее в 2015 г. на рижском саммите «Восточного партнерства» ЕС согласился начать переговоры с властями Армении по пересмотру соглашения об ассоциации и адаптации его к обязательствам страны в ЕАЭС. В декларации саммита, в частности, было подтверждено, что цель проекта состоит в развитии «усиленных, дифференцированных отношений между ЕС и его шестью суверенными, независимыми партнерами. Масштабы и глубина сотрудничества определяются ЕС и амбициями, потребностями, а также темпами реформ партнеров». Соответственно, для Армении, которая является членом ЕАЭС, это выражается в готовности продолжить тесное сотрудничество с ЕС в тех секторах, которые не противоречат ее обязательствам перед партнерами по Евразийскому союзу. Тогда же предполагалось открытие диалога по либерализации визового режима ЕС  с Арменией при условии, что Ереван «продолжит обеспечивать устойчивый прогресс в полном осуществлении соглашения об упрощении визового режима и реадмиссии».

В январе 2016 г. состоялся первый раунд переговоров, а через год с небольшим, в феврале с. г., президент Армении Серж Саргсян и председатель Европейского совета Дональд Туск анонсировали завершение переговоров по соглашению Армения–ЕС в формате СВРП/Comprehensive and Enhanced Partnership Agreement – CEPA. Стороны отметили, что документ, вероятнее всего, будет подписан в мае текущего года. 29 марта, выступая на съезде Европейской народной партии на Мальте, С. Саргсян заявил о переносе срока на  24 ноября, когда состоится очередной саммит «Восточного партнёрства».

Что представляет из себя новый документ? По мнению одного из ведущих армянских экспертов Сергея Минасяна, CEPA может рассматриваться как «облегченная» версия AA/DCFTA; существенная разница лишь в том, что предыдущий договор предоставлял Армении «генеральную систему преференций» (GSP+) с ЕС, в то время как AA/DCFTA включает положение о вхождении Армении в зону свободной торговли с ЕС. Аналогичный торгово-экономический статус с ЕС имеют Боливия, Кабо Верде, Кыргызстан, Монголия, Пакистан, Парагвай и Филиппины.

Получается, что в экономическом плане новый документ мало что дает Армении, т.к. она и сейчас имеет режим преференциальной торговли с ЕС. Подписание документа может лишь поспособствовать участию Еревана в ряде программ Брюсселя, ориентированных на страны «Восточного партнерства», а также началу диалога о либерализации безвизового режима. Последний, по мнению армянских специалистов, может продлиться от двух до четырех лет.

Если подходить к данному вопросу деполитизированно, то, по мнению армянских экспертов, сейчас трудно разделить потенциальные и реальные выгоды Армении от AA/DCFTA, с одной стороны, и ЕАЭС - с другой. Эта тема требует дополнительного исследования. Пример соседней Грузии иллюстрирует, что через год после того, как в 2014 г. AA/DCFTA вступило в силу, 90% грузинских компаний (и 70% экспортеров) заявили, что они не использовали DCFTA. Почти наверняка ситуация в Армении будет аналогичной.

С другой стороны, после того как Тбилиси подписал DCFTA, объем европейских инвестиций в грузинскую экономику значительно возрос. Для Армении недостаток внешних инвестиций продолжает оставаться одной из важнейших экономических проблем. Сейчас правительство пытается решить этот вопрос через привлечение российских инвестиций, но ситуация остается пока неясной.

Если говорить о проблеме урегулирования нагорно-карабахского конфликта, то участие ЕС в этом процессе ограничено неоднократными заявлениями Брюсселя о содействии Минской группы ОБСЕ. Ереван и Степанакерт были бы заинтересованы в том, чтобы ЕС относительно непризнанной Республики Арцах (Нагорно-Карабахской республики) и ее населения проводил бы политику «вовлечения без признания» (по аналогии с Абхазией и Южной Осетией). Такой подход способствовал бы частичному выводу НКР из более чем четвертьвековой изоляции.  Однако проведение такой политики крайне маловероятно по следующим причинам:

- де-факто и де-юре ЕС никоим образом не вовлечен в урегулирование  нагорно-карабахского конфликта в отличие от ситуации вокруг Абхазии и Южной Осетии, на границах которых работает миссия ЕС по мониторингу в Грузии;

- Брюссель опасается резкой реакции со стороны Баку, являющегося важным партнёром Старого Света в энергетической сфере.

Интересно, что в «независимой прессе» Армении ожидание подписания соглашения с ЕС в ноябре стал мощным стимулом для формирования антироссийского тренда. Также в формировании соответствующих умонастроений активное участие принимает часть экспертного сообщества и НПО, системно питающаяся грантами из западных фондов.

Главным тезисом здесь представляется следующее обстоятельство: якобы Москва, как и в 2013 г., окажет давление на президента С. Саргсяна и он будет вынужден отказаться от подписания соглашения с  ЕС. Эта кампания приобрела большой масштаб после комментария главы МИД России Сергея Лаврова по поводу «Восточного партнерства»: «…я знаю, что были попытки превратить это «Восточное партнерство» в такой конструктивный процесс, но все-таки верх берут намерения всячески в пику России что-то делать. Дружить с нашими соседями в пику нам».

Упомянутый антироссийский тренд продвигают и послы некоторых стран ЕС в Ереване. Отвечая  на вопрос о том, какой оборот примет дело, если соглашение и на этот раз, как в 2013 г., не будет подписано, и как это повлияет на отношения между ЕС и Арменией, посол Польши Марек Новаковский заявил: «Конечно, мы продолжим диалог с Арменией, но существуют разные типы диалогов – дружественный диалог, обычный диалог, холодный диалог и последний – диалог оружия. Мы надеемся, что наши отношения будут теплеть как можно больше. Будущее зависит от обеих сторон, а также от того, как конкретно будут реализованы наши соглашения».

Находящаяся в Ереване член коллегии (министр) по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии Татьяна Валовая прокомментировала вышеупомянутые сюжеты, заметив, что внутриполитический дискурс в Армении характеризуется ярко выраженным паническим восприятием внешних процессов и событий. Налицо также незрелость и порой даже инфантильность фигурантов этого дискурса. ЕЭК, являющаяся исполнительным органом ЕАЭС, не видит противоречий между обязательствами Армении в ЕАЭС и новым договором Еревана с Брюсселем. «Таких противоречий нет, более того, мы очень приветствуем этот договор», — сказала Т. Валовая, напоминая, что Армения – отнюдь не первая страна в ЕАЭС, которая заключает рамочное соглашение с ЕС (во многом схожий договор есть у Казахстана, возможно, новый договор подпишет и Кыргызстан).

Министр также заметила, что ЕЭК по рабочим каналам информирована о содержании планируемого к подписанию договора между ЕС и Арменией: «Договор не затрагивает компетенции ЕАЭС, поэтому здесь нет необходимости консультаций или согласований. Это суверенное право Армении. По рабочим каналам мы, конечно, знаем о содержании этого договора, и оно не вызывает у нас какого-либо беспокойства».

Прямо скажем: странная позиция, поощряющая одного из молодых членов Евразийского союза к стремлению усидеть на двух стульях сразу.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
4609
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика