Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 26.09.2020 |

Условия ВТО «прессингуют» Таможенный кодекс ЕАЭС

Вице-премьеры стран ЕАЭС на заседании Совета Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) 13 июля в Москве подтвердили заинтересованность во вступлении Таможенного кодекса ЕАЭС в действие с 1 января 2018 г. Пока же сохраняются нестыковки между странами Союза в уровнях ввозных/вывозных таможенных пошлин и, соответственно, в таможенно-тарифном/внешнеторговом регулировании. Это обусловлено главным образом неодинаковыми условиями членства этих стран в ВТО. Удастся ли сгладить эти диспропорции к январю будущего года?

Как заявил председатель Совета ЕЭК, вице-премьер Кыргызстана Олег Панкратов, «есть договоренность, что ТК должен вступить в силу с 1 января следующего года и, соответственно, все государства проводят необходимые мероприятия для того, чтобы завершить все процедуры ратификации к этой дате». Председатель Совета ЕЭК отметил также, что на заседании «рассматривались изменения в единый таможенный тариф ЕАЭС. Эти изменения связаны с возможной коррекцией тарифных обязательств Армении, Кыргызстана и Казахстана перед ВТО в связи с их вступлением в эту организацию». Но о подробностях этой корректировки официально пока не сообщается.

Акцент на условиях членства этих стран в ВТО сделан вполне закономерно. Ибо означенные страны вступили в эту структуру на условиях, предусматривающих главным образом максимальное открытие нацрынков для импорта товаров и услуг. По многим экспертным оценкам, не более трети этих условий в той или иной мере совпадают с теми, на основе которых Россия вступила в ВТО в августе 2012 г. Следствием этого стал растущий объем реэкспорта в Белоруссию и особенно в Россию (крупнейший рынок в регионе ЕАЭС) через Казахстан, Кыргызстан и Армению. Причем реэкспорта зачастую контрафактной и демпинговой продукции.


Скажем, Киргизия вступила в ВТО еще в 1998 г., и с тех пор именно через эту страну растет нелегальный и «полулегальный» реэкспорт товаров и услуг из третьих стран. Его общий стоимостной объем, по последним оценкам Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ и Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности (Союзлегпром), возрос за 1999-2016 гг. минимум в 6 раз, а направляется этот поток в основном в РФ.

Что касается Армении, такие «перепоставки» возможны, но затруднены ввиду экономико-географических факторов. Прежде всего, это дорогостоящий транзит через Грузию и отсутствие общей таможенной границы с другими странами ЕАЭС; возможность для осуществления экспорта в Армению только через Грузию и еще более дорогостоящий транзит через Иран.

Казахстан, по условиям своего членства в ВТО (с августа 2015 г.), обязался, например, снизить средневзвешенный таможенный тариф в отношении товаров до 6,5% – с зафиксированного в 10,4% в рамках Единого таможенного тарифа (ЕТТ) ЕАЭС. Для сельскохозяйственных товаров (сырье, полуфабрикаты, готовое продовольствие) средний уровень ввозных пошлин в Казахстане составляет 10,2% против 17% в рамках ЕТТ, а для промышленных товаров – 5,6% против 8,7%. Плюс к тому примерно по трети товарных позиций ЕТТ-номенклатуры Казахстану предписаны изъятия из Единого таможенного тарифа ЕАЭС. К тому же предусматриваются меры по дерегулированию экспорта-импорта товаров и услуг со стороны государства. Как и по ускоренному сокращению – вплоть до их упразднения – госсубсидий для экспортеров и для импортозамещения.

Схожими условиями членства в ВТО, можно сказать, «повязаны» Кыргызстан с Арменией (вступила в ВТО в феврале 2003 г.). А всё это сохраняет различия в таможенно-тарифном и в целом во внешнеторговом регулировании стран ЕАЭС.

Кстати, напомним, что правительства западных держав инициировали отказ руководства ВТО от проекта коллективного вступления туда стран ЕврАзЭС, созданного в 2001 г. (преобразованного в ТС, затем в ЕАЭС). И всё для того, чтобы сделать Евразийский союз минимально дееспособным таможенным и общеэкономическим блоком. Отсюда, собственно, и сохраняющиеся разночтения между странами ЕАЭС по квалификации реэкспорта, демпинга, контрафакта, по ставкам антидемпинговых/антиреэкспортных пошлин; отсутствие в блоке единой системы мониторинга вывозимой/ввозимой продукции и выявления контрафакта.

Немаловажно и то, что, как сообщалось в начале июля с.г., в ЕАЭС до сих пор отсутствует единая компьютерная база сертификатов. В результате затрудняются поставки в РФ товаров/услуг, сертифицированных в других странах Союза. Уже только эти факторы негативно влияют на дееспособность Таможенного кодекса ЕАЭС и, соответственно, на проведение согласованной внутри- и внешнеэкономической политики стран-участниц.

Упомянутые и смежные вопросы рассматривались в ходе заседания Комитета ТПП РФ по таможенной политике. Начальник отдела таможенного законодательства департамента таможенного законодательства и правоприменительной практики ЕЭК Марина Искоскова отметила, что готовность стран ЕАЭС к вступлению Таможенного кодекса в силу с 1 января 2018 г. «находится на высоком уровне». Но, как отмечают М. Искоскова, а также президент Союзлегпрома Андрей Разбродин и ряд других экспертов, связанные с ТК нормативно-правовые акты, ввиду сохраняющихся разногласий между странами ЕАЭС по многим вопросам таможенно-тарифной политики, могут не успеть вступить в силу одновременно с Таможенным кодексом.

Вступлению ТК ЕАЭС в силу могут воспрепятствовать нечётко прописанные формулировки/нормативы и в готовящемся законопроекте «О таможенном регулировании в Российской Федерации». Среди главных причин эти нестыковок, по мнению А. Разбродина, то, что «очень многие правительственные или межправительственные документы по внутри- и внешнеэкономической политике, в том числе в рамках ЕАЭС, поныне готовятся, как правило, без учета позиции деловых кругов, отраслевых сообществ, предприятий. Их обобщённые предложения, в основном «символически», учитываются в окончательной редакции этих документов. Поэтому они в большинстве своем имеют формат неких предписаний, притом слабо учитывающих специфику отраслей и торговых операций. Оттого и проистекают впоследствии споры по широкому спектру торговых вопросов внутри ЕАЭС».

На том же заседании отмечалось, что разработка законопроекта «О таможенном регулировании в Российской Федерации» ведется с учетом договоренностей, достигнутых при подготовке проекта Таможенного кодекса ЕАЭС. Но первый из означенных законопроектов был разработан ФТС опять-таки без полноценного учета мнения деловых кругов России и других стран ЕАЭС. Поэтому «нынешний проект закона о таможенном регулировании в РФ далек от совершенства, – подчеркнул Андрей Гуляев, эксперт комитета РСПП по интеграции, торгово-таможенной политике и ВТО. – Хотя этот закон должен вступить в силу одновременно с Таможенным кодексом ЕАЭС». Схожие оценки высказали другие участники форума в ТПП РФ.

Совокупность всех этих факторов, как заявил вице-премьер Кыргызстана О. Панкратов, требует изменений и в регламентируемом Таможенным кодексом едином таможенном тарифе ЕАЭС. Не исключено, что для этого потребуются консультации с ВТО. А это – новые затяжки…

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2934
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика