Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 24.04.2019 |

Учитель физкультуры преподает биологию… По крайней мере, на русском

Планы России по строительству пяти школ в Таджикистане с русским языком обучения и возможная комплектация этих школ российскими педагогами, о чем сообщил на днях министр образования и науки Нуриддин Саид, вызвала радость у многих таджикистанцев. Хотя нашлось и немало скептиков, утверждающих, что это – очередной PR-ход, связанный с намечающимися переговорами в верхах или каким-нибудь региональным саммитом.

Есть и небольшая группа граждан, которые утверждают, что школьное образование на русском языке в РТ находится на высоком уровне, практически полностью удовлетворяет потребности населения, следовательно, ни новые школы с русским языком обучения, ни тем более российские учителя стране не нужны.

Попробуем разобраться: какова же ситуация в стране со школьным образованием на русском? Согласно информации, озвучиваемой чиновниками Минобрнауки РТ, в стране «работают не менее 30 школ, где  обучение ведется целиком на русском, и 156 школ с русскими и таджикскими классами». Конечно же, автор статьи не столь компетентен, как официальные лица, но нехитрый подсчет дает следующие результаты: в столице – Душанбе преподавание целиком на русском языке ведется только в четырех СОУ: лицее № 1, частной таджикско-российской физико-математической гимназии «Хотам и ПВ», школе при РТСУ и школе № 6 Министерства обороны РФ.

Есть школы, где  обучение ведется целиком на русском и в других регионах страны, например школа № 4 Минобороны РФ, расположенная в городе Курган-Тюбе, или филиал школы № 83 г. Ногинска (Московская область), расположенная в г. Нуреке, однако их количество не дотягивает и до десятка. В связи с чем непонятно происхождение устойчивого высказывания про наличие в стране «не менее 30 школ, где  обучение ведется целиком на русском…»

Не меньше вопросов вызывает и следующая официальная статистика: в 106 школах с таджикско-русским языками обучения в 4422 классах учатся 120 тысяч учеников. Задумка чиновников понятна: цифры должны наглядно свидетельствовать о том, что с образованием на русском языке все нормально. Ведь при том, что русскоязычные, согласно официальным статистическим данным, составляют менее 1% населения страны, отношение количества учреждений с обучением «на таджикском и русском языках» (106 учреждений) и учреждений с обучением «на таджикском языке» (2756 учреждений) – 1 к 26, а соотношение классов в школах с обучением «на таджикском и русском языках» (4422 класса) и классов в школах с обучением «на таджикском языке»  (49923 класса) – 1 к 11,3.

В чем же тогда интрига, спросит читатель? А интрига в «мелочах»: официальная статистика и чиновники Минобрнауки умалчивают о  том, сколько именно классов с русским языком обучения в агрегированных данных статистической позиции – классы с таджикско-русским языками обучения. Впрочем, как и о том, сколько учеников в республике получают образование на русском языке. Данные агрегированные показатели позволяют чиновникам министерства образования и науки легко парировать все выпады скептиков, утверждающих, что образование на русском языке с каждым днем все больше и больше приходит в упадок.

Успехи же учащихся таджикско-российской гимназии-интерната «Хотам и ПВ» на самых представительных мировых состязаниях школьников, достойные показатели, демонстрируемые выпускниками лицея филиала МГУ в г. Душанбе, филиала школы № 83 Ногинска в Нуреке, школы РТСУ, школ № 6 и № 4 МО РФ, а также ярчайшие победы учеников г. Рогуна, Рудаки на российских и международных творческих конкурсах позволяют некоторым чиновникам утверждать, что вполне оправданные сомнения, критика, жалобы на падение уровня образования на русском языке в Таджикистане – это как минимум наветы недоброжелателей.

Однако, видно, не напрасно многие статистические данные и выкладки практически отсутствуют в открытом доступе либо их получение превращается в тяжелейший труд. Ведь цифры – вещь упрямая, и они, как ничто другое, обнажают недостатки. Так, например, интересные данные для размышления дает сравнение средней загруженности классов: в классах с таджикско-русским языками обучения – в среднем 27,3 ученика, в  классах с таджикским языком обучения – 21,9 ученика при нормативной загрузке в 25 учеников, установленной Минобрнауки РТ. Данные наглядно свидетельствуют о перегруженности первых на фоне недозагрузки вторых.

В связи с этим возникает закономерный вопрос: разве не требуется срочное строительство школ с русским и таджикско-русским языками обучения? Ведь, учитывая рост спроса на образование на русском языке и высочайшие темпы прироста населения в стране, дефицит и загруженность таких классов будут только нарастать.

Какая же ситуация складывается с обеспеченностью населения страны классами с русским языком образования в территориальном разрезе, исходя из агрегированных данных официальной статистики? Для наглядности приведем несколько цифр. Соотношение классов с «таджикско-русским» и «таджикским» языками обучения в Душанбе составляет 1 к 1,44; в Согдийской области – 1 к 9,7; в районах республиканского подчинения  – 1 к 21,6; в Хатлонской области и Горно-Бадахшанской автономной области – 1 к 45,5 и 1 к 47,7 соответственно. Соотношение количества учащихся в этих классах чуть более радужное, но и тут до оптимизма далеко.

Таким образом, налицо дифференциация и неравномерность в обеспеченности классами с русским языком обучения разных территориальных единиц республики.

Учитывая задачи, стоящие перед Таджикистаном, по промышленному развитию Хатлонской области (в том числе приоритетному развитию свободных экономических зон и бизнес-инкубаторов) и туристическому развитию потенциала ГБАО, по превращению страны в мировой центр транзита продукции, услуг и информационных и коммуникационных технологий (с упором на первоочередное вовлечение России и стран ЦА), с сожалением приходится констатировать, что ситуация с образованием на русском языке в Хатлонской области и ГБАО близка к критической.

Более того, учитывая, что потребность в образовании на русском языке ввиду напряженной демографической обстановки и роста уровня трудовой миграции в Российскую Федерацию и Республику Казахстан будет перманентно нарастать, можно прогнозировать дальнейшее ухудшение ситуации в этих регионах. Что, в свою очередь, поставит под угрозу реализацию амбициозных экономических проектов и будет и дальше снижать конкурентоспособность трудовых ресурсов из этих регионов на российских и казахстанских рынках труда.

Нерадужная картина и в других, вроде бы благополучных в плане образования на русском языке, регионах страны. Усиливают сомнения в обеспеченности Таджикистана школами и классами с русским языком обучения собственные наблюдения автора, фиксирующего нарастающий спрос со стороны родителей и детей на образование на русском языке, увеличивающийся дефицит ученических мест в классах с русским языком обучения, ежегодно растущие очереди в школы и жесточайшая конкуренция между детьми и их родителями в «борьбе» за устройство ребенка в класс с русским языком обучения, где, согласно народной мудрости, оказываются «все приемы хороши».

А что же с детьми, которых родители-везунчики все-таки смогли всеми правдами и неправдами устроить в заветный класс? Какой уровень образования там? Отвечает ли он чаяниям и надеждам родителей? Если судить по реляциям и заявлениям – да.

Однако, если судить по результатам вступительных испытаний детей, закончивших обучение первой ступени образования на русском языке (1-4 класс), в лицеи и гимназии, особенно в гимназию «Хотам и ПВ», то не все так радужно. Весьма скромные баллы, набранные большинством претендентов, в том числе закончивших лучшие центральные школы Таджикистана, на вступительных испытаниях, наглядно свидетельствуют о глубоком системном кризисе в школьном образовании страны. Причем ситуация год от года все тревожнее и тревожнее.

На наш взгляд, ситуация закономерна: большинство преподавателей начальных классов с русским языком обучения даже в ведущих школах не имеют узкоспециализированного (учитель начальных классов) образования, что, несмотря на их усилия, сказывается на качестве подготовки на 1 ступени школьного образования.

Ситуация с выпускниками 9 и 11 классов – еще хуже. В большинстве школ для классов с русским языком преподавания не хватает учителей-предметников. Весьма распространенным явлением является совмещение одним педагогом преподавания нескольких «смежных» предметов. Особую «радость» родителей вызывает вынужденная «инновация» – преподавание одним педагогом и профильных, и непрофильных предметов. Например, учитель физкультуры может преподавать биологию, химию или физику.

Сказывается на качестве обучения и загруженность педагогов, вынужденных работать на полторы или две ставки для того, чтобы прокормить свои семьи. При таком рабочем графике, в условиях отсутствия у педагогов мотивации для самосовершенствования происходит профессиональное «выгорание», что, в свою очередь, приводит либо к перманентному поиску дополнительного заработка в ущерб основной педагогической деятельности, либо к «вымыванию» лучших педагогических кадров из профессии.

Отдельных слов заслуживает обеспеченность классов с русским языком обучения учебной литературой на русском языке. Ситуация во всех школах катастрофическая, а в некоторых даже не поддается описанию – один учебник на 30-40 учеников. Ситуацию нивелирует ежегодная покупка или аренда практически всех учебников родителями учеников.

Все вышеизложенное наглядно свидетельствует о востребованности образования на русском языке и настоятельно требует от Российской Федерации активных мер по финансовой, инфраструктурной, технической, учебно-методической и кадровой помощи Таджикистану для сохранения общего цивилизационного, образовательного, культурного, научного пространства наших братских стран, укрепления позиций русского языка в гуманитарном пространстве РТ и содействия стабильности и развитию республики.

Поэтому очень хочется надеяться на то, что планы России по строительству в Таджикистане школ с русским языком обучения и их комплектации российскими педагогами не останутся на бумаге, а воплотятся в жизнь.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1712
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика