«Президент надежды Узбекистана» запускает реформы
02.08.2017 | Сергей БАЛМАСОВ | 01.04
A
A
A
Размер шрифта:

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев встретил свой 60-летний юбилей (24 июля) в обстановке запускаемых им государственных преобразований. Заметим, что за те полгода с небольшим, которые он официально находится у власти, страна уже сильно изменилась. И это отразилось как на внешней, так и на внутренней политике.

Внешняя политика

Несмотря на то, что Ш. Мирзиёев во внешней политике во многом сохраняет каримовские «векторы», сводящиеся к отказу от ориентации на какой-то один «центр силы», реалии вынуждают его несколько корректировать данные установки.

Если экономически он все больше привязывается к Пекину (что не отменяет заметного усиления взаимодействия с российскими компаниями после визита в нынешнем году в Москву), то в военном плане он начинает все больше сближаться с российской стороной, о чем свидетельствует подготовка к совместному проведению крупномасштабных учений и возобновление подготовки в РФ офицеров Вооруженных сил Узбекистана. Тем более что сама Россия с пониманием относится к его стремлению упрочить положение страны, обладающей самой боеспособной армией в регионе.


Однако Мирзиёев по-прежнему не демонстрирует желания плотно входить в чью бы то ни было политическую «орбиту» и превращать Узбекистан в регионального сателлита «больших держав». Согласно заявлениям самого президента РУз, главным для него пока служит улучшение связей с непосредственными соседями. И буквально за несколько месяцев он добился на этом направлении серьезных успехов, доказательством чему служит возобновление транспортного сообщения с ними и резкая активизация торговых связей, особенно с Туркменией. Одновременно налаживается и политический диалог, свидетельством чему служит начало демаркации границ с Киргизией и Таджикистаном.

Вместе с тем ему, несмотря на отказ от «языка силы» в отношении соседей, пока не удалось добиться решения накопившихся проблем. Это заметно по сохранению непростой ситуации с узбекским меньшинством (особенно в Киргизии), а также по отсутствию решения в водном споре с Таджикистаном, который продолжает возводить Рогунскую ГЭС. В случае её запуска Узбекистан может лишиться до половины водного стока на свою территорию. При таком раскладе создается серьезный риск для сельского хозяйства страны, в котором трудятся многие миллионы граждан и которое обеспечивает значительную часть продуктовых потребностей населения и ежегодно дает национальной казне миллиарды долларов поступлений.

Иными словами, выбранный Мирзиёевым «язык улыбок», хотя и способствовал разрядке в отношениях с соседями, пока не привел к принципиальным подвижкам при решении накопившихся проблем.

Имидж справедливого и независимого лидера

Во внутренней политике изменений наблюдается гораздо больше. Это заметно хотя бы по тому, что всего за несколько месяцев своих должностей лишились свыше 40 чиновников только крупного ранга, включая заместителей премьер-министра, глав министерств и ведомств, комитетов, важнейших государственных компаний, а также прокуратуры и милиции, не считая сотен их коллег среднего звена. В этой связи некоторые граждане шутят, что за полгода своего нахождения у власти Мирзиёев «ротировал» больше представителей госаппарата, чем его предшественник Ислам Каримов за четверть века.

Между тем такими действиями новый президент открыто и недвусмысленно дает понять, что «пожизненных кормлений», равно как и «неприкасаемых» при нем не будет.

В этом же ключе следует рассматривать и дело старшей дочери предыдущего президента  Гульнары Каримовой, которая в прошлом месяце была приговорена к пяти годам лишения свободы за хищения и вымогательства. Кроме того, против нее начаты другие уголовные дела по обвинению в присвоении, по разным данным, от одного до 2 млрд. долларов государственных средств.

Отдельные эксперты склонны рассматривать эти меры как  пиар-кампанию, направленную на повышение популярности Мирзиёева в народе как «грозы взяточников и коррупционеров», чего не могут не приветствовать простые граждане страны, испытывающие в период кризиса все более заметные финансовые проблемы. Но здесь не только пиар: одновременно новый президент страны пытается позиционировать себя как «просвещенный восточный лидер, максимально дистанцировавшийся от элит».

Осуждение дочери многолетнего лидера нации Гульнары Каримовой оказалось для многих узбекистанцев неожиданным

Выкорчевывание каримовского «наследства», если эту цель ставит перед собой Мирзиёев, дается нелегко. Как бы там ни было, но «ротация» не коснулась целого ряда основных фигур при старом президенте, особенно руководителя Службы национальной безопасности Рустама Иноятова, которого ряд источников называли даже серым кардиналом при Каримове.

При этом Мирзиёев небезуспешно налаживает и «горизонтальные» связи с узбекистанским обществом, чем не могут похвастаться многие руководители не только государств Среднеазиатского региона, но и мира вообще. Речь, прежде всего, идет о работе так называемой Виртуальной приемной президента, отделения которой фактически действуют по всей стране и в которую через Интернет, минуя чиновничьи инстанции, может обратиться любой ее гражданин, неспособный решить проблемы «на месте». Показательно, что менее чем за 11 месяцев ее работы количество соответствующих обращений достигло 1,1 млн. О степени эффективности такой инициативы свидетельствует тот факт, что многие чиновники из-за таких обращений лишились своих постов. Это вынуждает оставшихся на своих должностях более внимательно относиться к исполнению своих служебных обязанностей.

Причем в аппарате Мирзиёева указывают, что там относятся к такого рода гражданской активности серьезно и не только реагируют на жалобы с «мест», но и учитывают пожелания рядовых граждан применительно к разработке и реализации реформ.

Реформирование

Одновременно в стране в рамках «Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017-2021 годах» начинаются налоговая, пенсионная, банковская реформы, обновление правоохранительной системы, официально направленные на создание режима «прозрачности».

В экономической сфере преследуется цель адаптировать страну к продолжающемуся кризису, обусловленному снижением доходов. В данном отношении особого внимания заслуживает подготовка к реформе финансово-банковской системы, нацеленной на создание более привлекательных условий для работы иностранных инвесторов, средства которых так нужны Ташкенту для дальнейшей модернизации страны. Речь среди прочего идет о борьбе с инфляцией, поддержании стабильного валютного курса и самих банков, часть из которых в последние месяцы испытывала недостаток денежных средств.

Важно заметить, что подобные меры принимаются на основании рекомендаций МВФ, чья миссия впервые за долгие годы прибыла в страну, и теперь Мирзиёеву необходимо реализовать еще одно важное пожелание экспертов этой влиятельной международной организации – на постоянной основе обеспечивать ее достоверными статистическими данными по ситуации в экономике. Благодаря этому, в свою очередь, она сможет выдавать лояльные официальному Ташкенту заключения для потенциальных зарубежных инвесторов. Все это свидетельствует о реальном намерении нового президента страны наладить более доверительные отношения с Западом.

Однако это вовсе не означает того, что при нем Ташкент намерен безоговорочно выполнять все желания МВФ. К примеру, никакой «либерализации» по части сбора налогов для большинства граждан страны не предвидится. Напротив, судя по всему, в результате намеченной налоговой реформы те же крестьяне, не забывшие жестких действий Мирзиёева в отношении недоимщиков, испытают на себе еще более пристальный контроль с обязательством рассчитаться с недоимками.

Как свидетельствуют источники в аппарате президента, именно благодаря наблюдаемому упорядочению работы налоговых органов Узбекистан успешно формирует свой бюджет, и нынешний год он должен завершить с профицитом в 0,2%, что является большой редкостью даже по меркам развитых стран.

Вместе с тем, по мнению ряда зарубежных экономистов, в данном случае Ташкент явно лукавит, поскольку наряду с подобными успехами всего за восемь месяцев его золотовалютные резервы сократились с 25 до 20 млрд. долларов. Руководство страны склонно объяснять это неизбежными расходами на проведение реформ по модернизации страны. Примечательно, что ставка в данном случае делается на развитие неэнергетического сектора – цветной металлургии, машиностроения, туризма и др. Все эти отрасли имеют огромный потенциал и способны ежегодно давать казне страны дополнительно миллиарды долларов поступлений.

Административно-управленческая реформа

Приход Мирзиёева во власть может ознаменовать и дальнейшее увеличение бюрократии. Так, например, президент готовится к реализации серьезной административной реформы, согласно которой Министерство экономических связей, инвестиций и торговли должно разделиться на Министерство внешней торговли и Государственный комитет по инвестициям, а Министерство по делам культуры и спорта – на отдельные министерства культуры и спорта соответственно. Подобное разделение министерств по функциям выглядит достаточно логично, однако сомнительно, что при этом пропорционально не увеличится и их штат, и, соответственно, расходы на их содержание.

С другой стороны, наблюдается и обратная тенденция – экспертно-криминалистический центр и экспертно-взрывотехнический центр должны объединиться в Главный экспертно-криминалистический центр, что достаточно логично, учитывая необходимость налаживания более продуктивной работы силовиков и ликвидации явного дуализма в управлении. Аналогичным образом подлежат слиянию Верховный суд и Высший хозяйственный суд в единый Верховный суд. При этом нельзя исключать, что эти преобразования получат дальнейшее развитие уже до конца текущего года.

На реформаторские рубежи Шавкат Мирзиёев вышел к собственному 60-летию. Для Востока – это не возраст…

Отношение к преобразованиям Мирзиёева

Как внутри страны, так и за ее пределами отношение к идущим в Узбекистане преобразованиям пока можно условно обозначить как настороженно-выжидательное. В том числе по причине того, что каждая из общественно-политических сил ждет от нового вождя что-то свое. 

Так, западные правозащитники и журналисты, которые при Мирзиёеве получили разрешение на работу в стране, уже приветствовали его действия, направленные на дальнейший разрыв власти с духовенством и «ликвидацию средневековых пережитков». Речь в особенности идет о недавнем принятии закона, согласно которому заметно ужесточается ответственность мулл за санкционирование ими браков мужчин-многоженцев. 

Но надеяться на то, что глава государства будет безоговорочно выполнять их «рекомендации», им не приходится. Во всяком случае, ожидания, что он распахнет двери тюрем и выпустит на свободу «политических заключенных», включая, согласно западным трактовкам, «участников протестов 2005 года», а по версии официального Ташкента – «участников вооруженного исламистского мятежа в Андижане», уже не исполнятся. На этот счет Мирзиёев дал несколько недвусмысленных сигналов.

И, разумеется, он не собирается сколько-нибудь ослаблять контроль спецслужб над страной и ее населением. Во всяком случае, пока он продолжает опираться на старые «чекистские» кадры во главе с Р. Иноятовым.           

Можно с уверенностью сказать, что надежды прозападно настроенных оппозиционеров на проведение в Узбекистане полноценных «либеральных» реформ не оправдались. Во всяком случае, Мирзиёев не намерен выпускать бизнес из цепких когтей государства и опеки спецслужб, равно как не следует ожидать и появления в ближайшее время независимых от власти и сильных олигархов. По сути, наблюдаемые преобразования направлены пока на усиление авторитарного режима с придачей ему внешнего «лоска» и привлекательности. 

* * *

Резюмируя вышесказанное, отметим, что старт для перевода Узбекистана на «новые рельсы» Ш. Мирзиёев взял хороший. Вопрос в том, успеет ли он перестроить за ближайшие годы экономику страны в соответствии с кризисными реалиями таким образом, чтобы минимизировать зависимость казны от поступлений из нефтегазового сектора? Пока при текущем уровне расходов Ташкент гарантированно сможет обойтись без зарубежных заимствований (Мирзиёев объявил, что вообще не намерен к ним прибегать) до 2020 г., тогда как у других «энергетических государств» эта планка сдвинута до 2019 г.

Тем не менее вопрос пока остается открытым, несмотря на то что успехов на этом поприще у главы Узбекистана больше, чем у большинства его коллег из нефтегазодобывающих стран.

________________________

Фото http://ru.sputnik-tj.com/asia/20170724/1022891926/mirziyoev-otmechayet-60-letiye.html

Теги: Узбекистан 
Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:785