Сегодня: 22.09.2017 |

Сериал «Реформа Совбеза ООН»: новый сезон

Старая и обреченная на неопределенность проблема реформы Совета Безопасности ООН возникает в мировом информационном поле всякий раз, когда актуализируются вопросы войны и мира. В 2017 году Казахстан также выказал желание усовершенствовать работу одного из шести главных органов ООН. Но компромиссный рецепт реформы отсутствует, и шансы на его возникновение и применение в ближайшее время довольно призрачны.

В преддверии 72-й сессии Генассамблеи ООН, которая начнет свою работу 12 сентября, вновь слышны громкие звуки. Политики бьют в литавры, выдавая победные реляции о том, что реформа Совета Безопасности ООН давно назрела и перезрела. Что там говорить, деятельность ООН в целом вызывает множество нареканий. Реформирования этой организации хотят многие страны, но их версии трудно согласуются между собой. Но важнее даже не это, а то, что даже если перемены состоятся, совсем не факт, что результат окажется более эффективным.

В начале сентября СМИ сообщили о том, что президент США Дональд Трамп собирается встретиться с мировыми лидерами для обсуждения реформы ООН, которая, по его словам, представляет собой «клуб людей, собирающихся, чтобы поговорить и хорошо провести время». Встреча запланирована в штаб-квартире ООН на 18 сентября, за сутки до выступления американского президента на сессии Генассамблеи. При этом сообщается, что одного из мировых лидеров – президента Российской Федерации Владимира Путина – на этой встрече ожидать не стоит. Журналисты ссылаются на некий документ из 10 пунктов, среди которых призыв к Генсеку ООН Антониу Гутеррешу «начать эффективную и целесообразную реформу» организации.​ Д. Трамп не в первый раз выражает публичное недовольство работой ООН, к тому же ему не нравится высокая, по его мнению, доля США в бюджете организации (примерно 22%).

Вскоре, 5 сентября, и главы стран БРИКС призвали к проведению реформы ООН, включая Совет Безопасности, с целью повышения представительства развивающихся стран. В принятой 43-страничной декларации заявлено о том, что страны БРИКС выступают за «необходимость всеобъемлющей реформы», которая «поможет повысить представительность, эффективность и действенность данных структур, а также более широко представит в них развивающиеся страны, для надлежащего реагирования на глобальные вызовы».

Между тем призывы к всеобъемлющей реформе ООН начались сразу после развала СССР и, соответственно, окончания холодной войны. Архитектоника международных отношений поменялась. Была создана даже рабочая группа по проведению реформы. С тех пор прошло 25 лет, а воз и ныне там.

Правда, стоит отметить, что в 1960-х годах реформу Совбеза протащить удалось – тогда число его непостоянных членов было увеличено с 6 до 10, чтобы отобразить количественный рост стран-участниц ООН (на тот момент – 117 государств) после «парада независимостей» бывших колоний. Таким образом, Совет Безопасности стал состоять из 15 членов. Сегодня в ООН входят 193 государства. Логично предположить, что и состав Совбеза должен расшириться с учетом меняющейся географии проживания населения на планете, распространения религий, а также ограничения права вето, имеющегося у пяти постоянных членов. На членство в органе претендует большое количество высокоразвитых стран, вроде Германии и Японии. Та же Индия, в которой проживает более 1,3 млрд. человек, считает, что она имеет право на участие в решении мировых проблем безопасности.

Но вряд ли пятерка постояльцев откажется от сохранения status quo. Кроме того, как известно, в соответствии со статьей 24 Устава ООН, на Совбез возложена главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности. При этом правила ООН свидетельствуют, что изменение состава «правящей пятерки» предполагает изменение Устава ООН, для чего потребуется поддержка двух третей Генеральной Ассамблеи, включая страны самой пятерки. Понятно, что это является серьезным препятствием. Поэтому более реалистично глядеть на реформаторские потуги с точки зрения «работает – не трогай». Как бы там ни было, а Совбез и ООН существуют уже 72 года и добиваются определенных результатов. И престижа своего, несмотря на критику, не растеряли. В определенном смысле это теневое мировое правительство. Нельзя не учитывать военный потенциал данного органа и миротворческие силы, который находятся под крылом Совбеза.

Например, за места непостоянного члена Совбеза идет нешуточная конкуренция между странами, подающими свои заявки заранее, за несколько лет. Ведь двухгодичное членство в Совбезе, пусть и не дает возможности накладывать вето на резолюции, а также предполагает некоторые другие структурные ограничения, зато повышает узнаваемость и престиж той или иной страны на международном уровне. Также это подразумевает обретение права на введение санкций, проведение военных операций и операций по поддержанию мира.

В нынешнем году в очередной серии, посвященной борьбе за реформы ООН, появился новый игрок, причем не желающий выступать статистом. Это Казахстан, охотно стремящийся на протяжении многих лет к успеху на мировой дипломатической арене. Казахстан избран непостоянным членом Совбеза по географическому принципу от Азиатско-Тихоокеанской группы государств на 2017-2018 гг., что подается в казахстанских СМИ никак не меньше чем триумф казахстанской дипломатии. «Избрание в Совбез ООН подтвердило большое уважение, которым в международном сообществе пользуется миролюбивая конструктивная внешняя и внутренняя политика нашей страны и президента Нурсултана Назарбаева», – говорилось в сообщении казахстанского МИД.

Это, действительно, успех для республики. Казахстан – не первая страна постсоветского пространства, которая получила место непостоянного члена Совбеза. Однако более 60 государств – членов ООН так никогда и не избирались в него. Зато РК – первое государство Центральной Азии, удостоившееся этого статуса. Учитывая то, что недалеко расположен Афганистан и никто не отменял теоретическую возможность конфликтов в регионе и приграничных столкновений, значимость казахстанского членства в Совбезе ООН как представителя Центрально-Азиатского региона очень высока.

Хочется надеяться, что Казахстан предложит реформирование СБ, потому что наша страна – и в этом было преимущество казахстанской заявки – не испытывает противоречий и сложностей ни с одним из постоянных членов Совбеза, а также действующих непостоянных членов органа, избираемых сроком на два года. Полагаю, что «неконфликтный путь» Казахстана приведет к тому, что к его мнению будут более внимательно прислушиваться.

Но сила позиции Казахстана заключается не только в этом. В современном мире остро стоит целый ряд вопросов, связанных с ядерным оружием и международной безопасностью. Нет консенсуса в вопросах ПРО и сокращения тактического ядерного оружия. Не решены проблемы нераспространения, а также усиления сотрудничества государств в области противодействия ядерному терроризму. Актуальна опасность использования двойных стандартов и, следовательно, потери доверия к мировому сообществу среди отдельных государств. Следовательно, разговоры о рисках ядерного конфликта вернулись в повестку дня. Об этом свидетельствует хотя бы недавнее наложение Совбезом ООН санкций на КНДР.

Казахстан эффектно позиционирует себя в мире как страна, добровольно отказавшаяся от ядерного оружия. Его предложения и стремление к «ядерной весне» были услышаны ключевыми игроками на международной арене. Манифест президента Казахстана «Мир. XXI век», озвученный на IV Саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне в прошлом году, приобрел высокий статус официального документа двух основных органов ООН – Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности.

Казахстан по инициативе Н. Назарбаева предложил новый подход к устранению угрозы войны: разработать глобальный стратегический план на период до 2045 года – до 100-летней годовщины ООН. Цель инициативы заключается в том, чтобы обеспечить глобальное развитие на справедливых условиях, в которых все страны будут иметь равный доступ к поддающимся учету мировым инфраструктуре, ресурсам и рынкам.

Именно в нашей стране в Усть-Каменогорске на базе Ульбинского металлургического завода в конце августа было открыто здание банка низкообогащенного урана МАГАТЭ. «Для Казахстана это очень важное событие», – отметил Н. Назарбаев, подчеркнув, что РК выступает в качестве лидера глобального антиядерного движения. – Как государство, обладающее большими объемами ураносодержащего сырья, мы способствуем мирному использованию атомной энергии».

Работа в области ядерного разоружения будет являться одним из ключевых направлений деятельности Казахстана на посту непостоянного члена Совбеза ООН в 2017-2018 гг. Определены семь приоритетов работы, первый из которых непосредственно посвящен ядерному оружию. Он обозначен как «достижение мира, свободного от ядерного оружия».

Специфика Совбеза, где страны ядерной пятерки обладают правом вето, накладывает ограничения на частую актуализацию антиядерной тематики. Однако Казахстан намерен максимально использовать площадку СБ для продвижения своего видения ядерного разоружения и нераспространения. Страна активно участвует в работе Комитета по КНДР, чья ядерно-ракетная программа является серьезным вызовом, а также в работе Комитета по Ирану.

Стоит отметить и второй приоритет, заключающийся в предотвращении и полном устранении угрозы глобальной войны через снижение степени военного противостояния на разных уровнях. Руководствуясь манифестом «Мир. 21 век», Казахстан считает, что отказ от войн должен стать императивом межгосударственных отношений в XXI в. Это тем более актуально, что наблюдается эскалация насилия и нестабильности. По данным ООН, с 2008 г. количество конфликтов увеличилось почти в три раза, с усилением роли транснациональных сил. Численность перемещенных лиц в результате войн превышает 60 млн. человек, а объем гуманитарных потребностей на 2017 г. составляет 23 млрд. долларов.

При этом Казахстан уверен, что его миротворческий потенциал востребован в мире. Считается, например, что высоко оценивается роль страны в поиске путей урегулирования сирийского кризиса благодаря Астанинской переговорной площадке. Шестая международная встреча в Астане по деэскалации ситуации в Сирии пройдет 14-15 сентября.

Так что в стране на самом деле мало кого удивило, когда министр иностранных дел страны Кайрат Абдрахманов в конце августа в интервью газете «Казахстанская правда» заявил о том, что «Казахстан разделяет мнение большинства стран – членов ООН о том, что в своем нынешнем виде Совбез больше не отражает реалии нашего мира». Конечно, присоединение РК к странам, требующим реформы Совбеза ООН, совсем не революционное и вряд ли способно раскачать ситуацию. Это, по сути, подтверждает в том же интервью сам глава казахстанского МИД. «Не скроешь того факта, что в решающей степени прогресс в переговорах по реформе Совбеза и ООН в целом зависит от интересов пятерки постоянных членов Совбеза, для которых важно держать инициативу в своих руках», – заявил он.

Тем не менее к инициативам Казахстана, направленным на ответственный и последовательный путь к устойчивости мирового развития, в мире прислушиваются все чаще. Астана наверняка сумеет обернуть на пользу себе и миру как свои положительные черты, так и противоречия мировых держав, как это случилось на примере Сирии. Находиться в Совбезе ООН Казахстану еще почти полтора года, а в январе 2018 г. он будет в нем председательствовать.

___________________________

Фото https://express-k.kz/news/politika/fenomen_nazarbaeva-89377

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1179
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» 1025-летие Крещения Руси G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Бронзовый солдат» «Великое русское слово» «Волошинский сентябрь» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «НОВАТЭК» «Новая волна» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия бизнес Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дагестан Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киевская Русь Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС Олланд ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Санкции Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эквадор энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония Яценюк
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика