Сегодня: 24.10.2017 |

Конституция транзита. Казахстан отметил день рождения Основного закона

День Конституции, который Казахстан отметил на исходе лета, прошел тихо, незаметно и без особого пафоса. Поздравление президента Нурсултана Назарбаева было весьма кратким, состоящим буквально из семи абзацев. Официальные СМИ ограничились проходными статьями чиновников, небольшими по объему комментариями и сюжетами, посвященными массовым праздничным гуляниям и концертам мастеров художественной самодеятельности, которые традиционно проходят в этот день в казахстанских городах. Обычные люди предпочли использовать выходной для решения бытовых вопросов или поездок за город.

Но так было не всегда. Примерно в это же время 10 лет назад наиболее популярным в политическом дискурсе был тезис о том, что казахстанский путь представляет собой ориентир развития для новых независимых государств, а успех страны напрямую связан с реализацией собственной модели реформ. Местный политический тезаурус пополнился терминами «казахстанская модель реформ», «революция сверху», «формула стабильности».

Попытаемся кратко, штрихами обозначить, как все начиналось, описать к чему привело, и попытаемся понять, чего ждать в будущем.

Конституционное строительство в Казахстане. Step by step

Нынешняя Конституция Казахстана – вторая по счету. Первая была принята в 1993 году. Она предполагала разделение власти между Верховным советом, представляющим законодательную ветвь власти, и президентом, обладающим полнотой исполнительной власти. Такое распределение властных полномочий не способствовало эффективному и динамичному государственному управлению. Между законодательной и исполнительной ветвями власти периодически возникали конфликты, многие вопросы, требующие срочного решения, откладывались. Депутаты трижды отклоняли инициативы президента, дважды – вице-президента (должность существовала до 1995 г. – А.М.), что немыслимо представить в настоящее время. Аналогичным образом исполнительная власть игнорировала решения Верховного совета. Все это приводило к «пробуксовке» реформ.

Ситуацию исправил референдум по принятию новой Конституции, состоявшийся 30 августа 1995 года и ставший возможным из-за несовершенства выборного законодательства.

Тут уместно будет провести параллели с ситуацией с Верховным советом России, где в результате больших полномочий, сосредоточенных в его руках, также произошла конфронтация между ветвями власти, чуть позже вылившаяся в политический кризис. Разница была лишь в масштабах и методах. Если в России для прекращения деятельности Верховного совета понадобился его штурм с применением тяжелой бронетехники, то в Казахстане достаточно оказалось судебного иска кандидата в депутаты. Популярная шутка о том, что в России для разгона парламента понадобились танки, а в Казахстане хватило Таньки (Татьяна Квятковская, кандидат в депутаты ВС РК в 1994 г. – А.М.), возникла именно тогда. Короче говоря, финиш был один, лишь маршруты отличались степенью сложности.

Но мы отвлеклись. Как бы там ни было, но именно новая Конституция определила современный облик Казахстана, законодательно закрепив конфигурацию существующей политической системы государства.

Согласно ее положениям, основным гарантом согласованного функционирования всех ветвей государственной власти стал президент, в руках которого сосредоточилась вся полнота власти в стране. Он получил возможность диктовать свою волю и парламенту, и правительству, и судебной власти.

Необходимо отметить, что новая Конституция позволила сплотить органы государственной власти в единое целое. За 22 года со дня ее принятия между ветвями власти ни разу не возникло непреодолимых разногласий. Благодаря новой конфигурации политической системы с сильной президентской властью, Казахстан миновали кризисы, охватившие в разное время ряд стран СНГ. Она продемонстрировала достаточно высокую степень эффективности и во многом способствовала выводу страны из тяжелого кризиса 1990-х годов.

Основным гарантом согласованного функционирования всех ветвей государственной власти остается президент страны. Нурсултан Назарбаев с участниками сессии Ассамблеи народа Казахстана

С другой стороны, существенные полномочия, сосредоточенные в руках президента, привели к формированию модели сверхпрезидентской республики. Жесткая централизация и регламентация всех отношений привела к неэффективной, квазирыночной экономике, чудовищному социальному расслоению, деградации партийно-политической системы, снижению скорости реакции власти на текущие вызовы и неэффективности системы государственного управления в целом. Наиболее ярко эти недостатки проявились на границе 90-х и 2000-х годов.

Реформа с обратным результатом

Первый звонок, свидетельствующий о необходимости либерализации политической системы, прозвучал в 2001 году, когда группа крупных чиновников, руководителей системообразующих банков и бизнесменов заявила о создании движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК). Создание ДВК было продиктовано желанием его учредителей защитить свои экономические и иные ресурсы от находящегося на тот момент на пике могущества Рахата Алиева, ныне покойного, а тогда практически всесильного зятя президента Н. Назарбаева. Инициаторы ДВК обратились с заявлением к президенту, политическая обстановка в стране очень сильно накалилась, пахнуло «холодным дыханием» политического кризиса.

В тот момент со всей очевидностью стало ясно, что появление класса крупных собственников (в который вошли помимо бизнесменов и чиновники) и его желание эту собственность сохранить привело к политизации бизнес-элиты. Нарастали противоречия между политическими и экономическими элитами, разрешать которые в рамках существующей политической схемы становилось все труднее. В этих условиях перед Казахстаном встала задача сохранения стабильности, что, в свою очередь, требовало создания механизма согласования интересов наиболее крупных общественно-политических и социальных страт.

Вариантов решения этой проблемы было два: либо консервировать существующую систему, либо осуществить реальные политические реформы. Но Казахстан в очередной раз выбрал свой собственный путь – обозначил пути реформирования, внес изменения в Основной закон, но практически произвел еще большую централизацию. И этот процесс растянулся на 6 лет. Согласование интересов происходило в рамках различных диалоговых площадок – сначала Постоянно действующего совещания по выработке предложений по дальнейшей демократизации и развитию гражданского общества, затем – Национальной комиссии по вопросам демократизации и развития гражданского общества, затем – Госкомиссии по разработке и конкретизации программы демократических реформ. В конечном счете их работа вылилась в закон «О внесении изменений и дополнений в Конституцию РК».

Формально принятые изменения были вполне демократическими. Часть полномочий президента была передана парламенту, расширилась его контрольная функция, повысилась роль в формировании ряда государственных органов. Определенные шаги были сделаны в вопросе внедрения местного самоуправления. Решение о создании системы местного самоуправления на основе маслихатов должно было обеспечить права населения на широкое участие в процессе государственного управления.

Именно тогда зазвучали весьма комплиментарные оценки конституционной реформы, о которых мы упоминали в самом начале. Но на практике получилось по Черномырдину: «как всегда». В результате реформы сложившаяся структура государства стала формально соответствовать мировым нормам демократии, что позволило Казахстану занять кресло председателя ОБСЕ. Пожалуй, это стало основным позитивным результатом конституционной реформы.

Остальных задач достичь, увы, не удалось. Органы государственной власти по-прежнему недостаточно дееспособны, общественный контроль над исполнительной властью по-прежнему минимален. Нерешенными остались проблемы, характерные для периода «до поправок», – масштабность распространения коррупции, глубокое расслоение общества по размерам доходов, отчуждение государственного аппарата от общества. Но самое главное – осталась нерешенной проблема взаимоотношений власти и собственности. Гарантом незыблемости накопленных капиталов по-прежнему остался президент Н. Назарбаев.

Конституция с высоким модернизационным потенциалом

Сложившаяся в Казахстане политическая ситуация может быть названа дуальной. С одной стороны, элиты понимают, что перемены не только неизбежны, но и необходимы. С другой - они стремятся к сохранению и консервации сложившейся политической системы, которая гарантирует им сохранность собственности.

С самого начала было ясно, что этот вопрос - один из ключевых. Без его решения нельзя гарантировать стабильность процесса транзита власти и, следовательно, дальнейшего транзита страны.

Решить его попытались в ходе конституционной реформы 2017 года. Внесенные в ходе нее поправки обозначили общие контуры будущей модели политического устройства страны, но не сняли главного вопроса – каким образом будет обеспечивать баланс интересов политико-экономических элит в ходе постназарбаевского политического цикла. Ранее мы уже говорили о том, что технический характер данных поправок позволяет предположить, что они далеко не окончательные.

В заключение хочется отметить вот что. Именно способность менять отдельные нормы Основного закона, не затрагивая его основ, говорят о высоком профессионализме его разработчиков. Это способность – своего рода модернизационный ресурс. Конституция Казахстана позволила стране миновать этап «конструирования суверенитета» и перейти на следующий уровень развития, без серьезных конституционных кризисов, политической и экономической дестабилизации. Основной закон страны позволяет осуществлять трансформацонные процессы в легитимном, конституционном режиме, при этом оставляя пространство для политического маневра.

______________________

Фото http://akorda.ru/ru/photo/ANK210316

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
559
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика