Сегодня: 21.07.2018 |

Прибайкальские ГЭС Монголии теряют актуальность

Похоже, в Монголии пошла на убыль кампания в пользу строительству ГЭС-каскада на северомонгольских Селенге и ее притоках, обеспечивающих минимум тридцатипроцентное наполнение Байкала пресной водой. Такой тренд обусловлен, прежде всего, недавними договоренностями с Россией по поставкам в Монголию дополнительных объемов электроэнергии и её включением в инициированный нашей страной проект Восточноазиатского электроэнергетического кольца (ВАЭК). При этом РФ недавно понизила стоимость поставляемого туда электричества, что тоже снижает актуальность строительства северомонгольских ГЭС и, конечно, затрудняет их лоббирование.

В конце ноября Сергей Донской, глава Минприроды РФ и сопредседатель российско-монгольской межправкомиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, заявил, что «в результате принятых российской стороной решений, цена покупки мощности для поставок в Монголию в 2017 году снизилась, что привело к снижению экспортных цен в контрактах на поставку электроэнергии для монгольских компаний». Кроме того, «кооперация в поставках электроэнергии из РФ в центральный и западный регионы Монголии (электропоставки с новых мощностей Бурятии и Иркутской области с 2016-2018 гг. в сочетании с проектом ВАЭК. – А.Б.) свидетельствует о надежных партнерских отношениях между энергокомпаниями обеих стран».

Было также сообщено, что в октябре в Улан-Баторе состоялось (наконец-то) первое заседание российско-монгольской рабочей группы «для комплексного рассмотрения вопросов, связанных с планируемым строительством в Монголии гидротехнических сооружений на водосборной территории бассейна Селенги». Российская сторона в ходе заседания подтвердила, что целесообразно рассматривать альтернативные варианты строительству ГЭС на этой водосборной территории. Монгольская сторона не возражала.

Совокупность этих подходов и договоренностей предопределила совместную разработку проекта двухстороннего соглашения о долгосрочном сотрудничестве в электроэнергетике. По мнению С. Донского, такой документ послужит важным шагом в решении проблемы, откровенно говоря, уже набившей оскомину. Сроки подписания соглашения официально не обозначены, но, по ряду данных, его наверняка подпишут в будущем году.

Кстати, С. Донской в середине октября сообщал, что Монголия отменила тендер на сооружение ГЭС-каскада в бассейне Селенги и представила российской стороне соответствующее техзадание для проведения оценки влияния этого проекта на Байкал.

Ключевым фактором более объективного подхода Улан-Батора к означенным вопросам, наметившегося в последнее время, является снижение российских «электроэкспортных» цен. Фактический коридор этого снижения достигает 25%. В результате поставки электроэнергии из РФ в Монголию за 9 месяцев текущего года, по данным «ИнтерРАО», выросли до 288 млн. кВт/ч – на 21,2% в сравнении с тем же периодом 2016 г. При этом освоение колоссального верхнеенисейского гидроэнергетического потенциала сопредельной Тувы, а также ряда приграничных районов Бурятии позволит, по многим оценкам, повысить конкурентоспособность ВАЭК и увеличить электропоставки в Монголию с дальнейшим снижением экспортных цен. Не говоря уже о реальных возможностях полного обеспечения электроэнергетического спроса, тоже по снижающимся расценкам, в этих субъектах федерации.

Тем временем Иркутский научный центр завершил совместно с Институтом общей и экспериментальной биологии СО РАН (Улан-Удэ) оценку возможного воздействия каскада северомонгольских ГЭС на трансграничный бассейн Селенги. Как уточняется в итоговой информации этого центра, «при повышении расходов воды в зимние периоды возможно нарушение созревания байкальского осетра, развития икры байкальских омуля, сига и других ценных рыб, что приведет к снижению численности их популяций. А при пониженных расходах воды в весенне-летний период ожидается снижение выживаемости личинок зимне-нерестующих видов рыб, включая омуля». Вдобавок вызванное строительством и эксплуатацией этих ГЭС нарушение естественных режимов затопления прибрежных территорий «в вегетационный период приведет к деградации пойменных растительности и почв», что, в свою очередь, «через биосистему обратных связей вызовет разрушение водных экосистем».

Внедрение же экологических пропусков (т.е. сбросов воды из водохранилищ для поддержания экологического равновесия в бассейне) «снизит потенциальные ущербы, но не сможет гарантировать сохранение экосистем в состоянии, близком к естественной среде».

Как заявил в конце октября эксперт Иркутского центра Вячеслав Никитин, российской стороне пока предоставили только проекты техзаданий, а не комплекс утвержденных документов по всем этим проектам. Так, центровая в данном каскаде ГЭС «Эгийн-Гол» имеет готовый проект, но монгольская сторона предоставила только фрагменты документации по этой станции. Поэтому «то, что мы исследовали, основано на полученной информации и на моделировании возможных ситуаций».

Впрочем, даже из неполной информации очевидно негативное экологическое воздействие означенных проектов на Байкальский бассейн, в т.ч. на экосистему состыкованного с Байкалом российского (т.е. нижнего) течения Селенги.

Так или иначе, Монголия, повторим, де-факто законсервировала реализацию проектов. И обусловлено это не только факторами энергетического и экологического порядка. В ходе переговоров руководства законодательного собрания Иркутской области с руководством монгольской ТПП, состоявшихся в середине ноября в Улан-Баторе, монгольская сторона заявила о своей заинтересованности в долгосрочном увеличении поставок в эту область и в целом в Восточную Сибирь мяса и мясопродуктов. Это обусловлено в том числе недавними ограничениями, введенными Китаем на ввоз этих товаров. И это при том, что они традиционно достигают минимум 40% в стоимости монгольского экспорта. По мнению главы ТПП Монголии Баатаржава Лхагважава, поставки данной продукции в соседний регион РФ могут быть существенно увеличены. А в начале декабря о том же было заявлено парламентской делегацией Монголии в Хабаровске (применительно к Хабаровскому краю).

Разумеется, не только на межрегиональном уровне решается этот вопрос. Но фактическая его взаимоувязка – во всяком случае, по времени – со стагнацией в доводке и осуществлении в Монголии прибайкальских ГЭС-проектов показывает, что не только факторы экологии и энергетики влияют на тренды во взаимоотношениях Москвы и Улан-Батора по байкальской проблематике. Тем более что Монголия, напомним, заинтересована в создании зоны свободной торговли (ЗСТ) с Россией и в целом с ЕАЭС.

Резонно в этой связи предположить, что создание такой зоны важнее для Улан-Батора, чем «внутренние» энергетические выгоды от сооружения ГЭС-каскада в Южном Прибайкалье. Не исключено в таком контексте и то, что монгольская сторона в рамках ЗСТ рассчитывает получать крупные объемы восточносибирской электроэнергии по символическим расценкам.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
6150
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика