Сегодня: 16.07.2018 |

Четвертый НПЗ в Казахстане. Там… за горизонтом

Очередной топливный кризис еще не разрешился, затянувшаяся модернизация нефтеперерабатывающих заводов не вывела их на проектные объемы, а преисполненные оптимизма чиновники уже бодро рапортуют о предстоящем переизбытке топлива. Так, в конце октября на встрече с общественностью в Мангистауской области премьер-министр Бакытжан Сагинтаев заявил, что вопрос о строительстве четвертого НПЗ продолжает обсуждаться: «Сейчас временно топлива не хватает, но после завершения модернизации 2 млн тонн будут лишними… если строить дополнительный нефтеперерабатывающий завод, к этим двум добавится еще 3 млн тонн топлива, куда мы эти 5 млн тонн потом денем?» По словам главы правительства, «сегодня нужно думать о том, куда их продавать».

Казалось бы, надо радоваться столь радужным перспективам, но радости по поводу грядущего бензинового изобилия нет. По оценке министерства энергетики, профицит на топливном рынке страны сохранится до 2022-2023 гг., а что дальше? Вновь дефицит и продолжение реконструкции уже реконструированных НПЗ?

Спрос на горючее растет. Автопарк Казахстана только за последние пять лет вырос в полтора раза (до 4 млн легковых машин) и качественно изменился. Количество проданных новых автомобилей, к примеру, с 2010 по 2015 г. выросло в 10 раз – с 16,4 тыс. до 163,5 тыс. – и этот процесс продолжается. Таким образом, четвертый НПЗ стране жизненно необходим, и вопрос о его строительстве не снимается с повестки дня, но затягивается, подобно проводимой с 2009 г. модернизации. Чиновники в очередной раз «взяли паузу на более детальное изучение данного вопроса». Их вновь озаботило то, что должно быть сделано еще много лет назад.

Все остается в рамках проводимой в стране «диверсификации» экономики: чиновники на всех уровнях вещают о ее необходимости, даже утверждаются различные стратегии и программы по импортозамещению, реиндустриализации, но они не выполняются и экономика по-прежнему остается ориентированной на экспорт сырья и продукции низких переделов.

Напомним, что постановление о строительстве НПЗ в Мангистауской области было принято Кабмином тогда еще КазССР в 1991 году, когда при добыче 25 млн тонн нефти три имевшихся в республике НПЗ перерабатывали 18 млн тонн сырья. С тех пор добыча нефти более чем утроилась, но объемы переработки упали до 15 млн тонн. Периодически обостряющийся дефицит – до 40% – бензина компенсируется поставками из России. Тем не менее обсуждение необходимости строительства четвертого НПЗ уже в независимом Казахстане идет более 10 лет, но его мощности, месторасположение, срок начала строительства реальны не более миражей в пустыне. Ситуация напоминает гадание на ромашке: любит – не любит, будет – не будет…

В частности, в апреле 2009 г. Китай предлагал построить НПЗ на территории Казахстана там, где заканчивается нефтепровод Казахстан–Китай. Однако чиновники это предложение отклонили. В октябре 2011 г., будучи министром нефти и газа, Сауат Мынбаев обещал к 2019 г. построить новый НПЗ, рассчитанный «на нашу нефть». В апреле 2013-го он же заявил, что строительство нового НПЗ планируется начать в 2016 г., поскольку «к 2023 году вырастет спрос на горюче-смазочные материалы и возникнет их нехватка».

Затем задача строительства нового НПЗ была поставлена в послании президента от 17 января 2014 г. Предварительное ТЭО проекта должно было быть разработано к апрелю того же года. Но и вмешательство президента Н. Назарбаева ничего не изменило: проекта как не было, так и нет.

В 2016 г. новый поворот: к осени должно быть разработано ТЭО четвертого НПЗ. И вновь тишина: чиновники «взяли паузу на более детальное изучение данного вопроса» с целью определиться с рынками сбыта излишков продукции этого НПЗ, но, как видим, до сих пор не могут найти эти рынки. А ведь, учитывая растущую потребность республики в нефтепродуктах, принимать решение нужно было еще вчера. Сколько времени займет проектирование и строительство нового НПЗ, если завершение выполнения «Комплексного плана развития нефтеперерабатывающих заводов Республики Казахстан на 2009-2015 годы» ожидается во второй половине 2018 г.?

Пока власти проводят затянувшиеся на годы исследования по поиску рынков сбыта, в соседнем Узбекистане, имеющем три НПЗ общей мощностью 11,2 млн тонн, решено строить новый нефтеперерабатывающий комплекс в Джизакской области мощностью 5 млн тонн, который планируют сдать в 2022 г. Предприятие будет выпускать 3,7 млн тонн моторного топлива стандарта «Евро-5», более 700 тыс. тонн авиатоплива и 300 тыс. тонн сопутствующих нефтепродуктов.

Складывается впечатление, что власти Казахстана не заинтересованы в четвертом НПЗ и просто тянут время, проявляя активность лишь в наращивании поставок сырой нефти для переработки за рубежом. В частности, приобретя проблемную румынскую компанию The Rompetrol Group N.V., «КазМунайГаз» быстро провел модернизацию входящего в нее НПЗ Petromidia. Объем переработки сырья был увеличен с 3,8 до 5 млн тонн и совершен переход на производство топлива класса Евро 5.

Для национальной компании это оказалось важнее решения задачи обеспечения качественным топливом собственного рынка. И это понятно. Будучи министром нефти и газа Сауат Мынбаев заявил, что «если мы уменьшим наш экспорт на 7 млн тонн и отправим их на внутренний рынок, то наш бюджет недополучит 1,8 млрд долларов в год». По логике властей производство отечественного горючего уменьшит экспортную выручку страны. Потеря в 1,8 млрд долларов действительно весомая, а во сколько обходится экономике страны хронический дефицит топлива? Этого в профильных ведомствах подсчитать, видимо, не могут.

Но сырья для четвертого НПЗ будет вполне достаточно, если его спроектировать под переработку низкооцениваемой на мировом рынке (на 30-40% дешевле марки Brent) высоковязкой нефти с месторождений Бузачи, Каражанбас, Каламкас, Жетыбай. Тем более что рассчитывать на Кашаган, Тенгиз, Карачаганак (и еще с десяток месторождений) не приходится: они работают по соглашениям о разделе продукции и ориентированы на экспорт.

Что же касается рынков сбыта излишков нефтепродуктов, то, сколько лет их ни изучай, они остаются прежними. Это в первую очередь Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан, Афганистан. Понятно, что эти рынки заняты другими странами, но для проникновения на них есть конкуренция и удобная логистика. Вместе с тем, застыв в многолетних раздумьях «строить - не строить», страна рискует их потерять, как уже практически потерял активно развивающий свою нефтепереработку Узбекистан.

Кому-то очень хочется, чтобы не иссякали направляемые на модернизацию старых заводов денежные потоки и сохранялся мутный омут дефицита нефтепродуктов?

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
3325
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика